Пользовательский поиск

Книга Защитник. Рука закона. Содержание - Глава 5. Зал заседаний

Кол-во голосов: 0

— Бр-р… Алан, а она об этом знает? Она выглядит более напуганной, чем должна была бы.

— О господь милосердный! — Он пришел в ужас.

— Так ты ей никогда об этом не говорил. Что ж, используй возможность. Ее можно посещать?

— Она заперта в своей комнате, телефон отключен, дверь настроена не понимать ее голос. Я уверен, что полицейский может ее посетить. Просто я об этом не подумал. Суд назначен на послезавтра, и она уверена: вот он, конец. Я скажу ей, Джил. А что это вы делаете?

Мы подошли к Хоувстрейдт-Сити, и я подобрался к самому окну Криса Пенцлера.

— Изучаю сцену преступления с другой стороны, паренек, — ответил я.

Я с удовлетворением отметил, что нахожусь в поле зрения трех камер. Наш неуклюжий киллер мог додуматься подложить под окно небольшую бомбу.

Я заглянул внутрь. Крис лежал в постели на спине, закрытый пластиковой пеной от подбородка до пупка и от плеча до плеча. Мобильный автоврач возвышался над ним подобно медсестре из полированной стали.

— Алан, подойди-ка на секунду. Видишь ли ты там что-нибудь вроде миниатюрной голограммы? На стене, на столе?

— …Н-нет.

— Я тоже. Проклятье.

— В чем дело?

— Может, ее переместили. Я все еще не представляю, как наш малокомпетентный снайпер высовывает лицо на солнце, чтобы ослепить себя, как раз перед выстрелом. Я подумал, что у Криса была голограмма матери или еще кого-то, висевшая на стене, и он увидел ее отражение в окне в тот момент, как в него выстрелили. Но там ничего нет.

— Ничего.

Дверь открылась и закрылась, пропуская Гарри Маккэвити. Доктор немного прощупал своего бессознательного пациента, затем подошел к экрану автоврача и что-то набрал, поглядел на экран, снова стал печатать… Стремительным жестом провел руками по своим пушистым каштановым волосам — без видимого результата… повернулся и подскочил на метр, увидев нас, глазеющих через окно.

Я изобразил рукой кривую, ведущую налево. «Мы пройдем через воздушный шлюз». Он улыбнулся и сделал ответный жест: «Валяйте, жду!»

Несколько минут спустя мы постучались в дверь, и он впустил нас.

— Мы тут искали вокруг… — пробормотал уныло Алан.

— Что именно? — спросил Маккэвити.

— Голографический портрет, — сказал я. — Моя идея. Вы тут видели что-нибудь похожее?

— Нет.

— Это дело важное…

— Нет!

— Он способен отвечать на вопросы? — Я махнул рукой в сторону Криса Пенцлера.

— Нет. Оставьте его в покое, он поправляется. Завтра сможет двигаться… не то чтобы легко, но сможет. Тогда и спросите. Джил, вы записались на обед?

— Нет. Какое время вы предпочитаете?

— Скажем, через полчаса. Можем уточнить с миз Граймс, не на дежурстве ли она. Может быть, присоединится.

Глава 5

Зал заседаний

Мы выбрали столик в дальнем углу обеденного этажа. Луняне старались за едой рассесться вокруг Сада. С нашего же места он едва виднелся, и никто не мог нас подслушать.

— Дело не только в том, что мы не муж и жена, — сказал Маккэвити, тыча в воздух палочками с расплющенными концами. — Мы даже не можем организовать себе одинаковое расписание. Мы наслаждаемся друг другом… ведь так?

Тэффи кивнула со счастливым видом.

— Мне нужно постоянное подтверждение, дорогая. Да, Джил, мы наслаждаемся друг другом, но чаще всего мы встречаемся над вскрытым пациентом. Я рад за Тэффи, что вы здесь. Но ведь такое положение дел на Земле считается нормальным?

— Ну, — сказал я, — там, где я жил, это нормально… Калифорния, Канзас, Австралия… На большей части Земли принято разделять секс для удовольствия и рождения детей. Есть, конечно, Законы о рождаемости. Правительство не предписывает людям, как использовать их родительские права, но мы проверяем у младенца спектр отторжения тканей, чтобы узнать, какой именно из возможных отцов использовал право на рождение. И не думайте, что Земля представляет собой единую культуру. Арабы вернулись, прости господи, к гаремам, и так же долгое время поступали мормоны.

— Гаремы? А как же рождаемость?

— Гаремы — это развлечение, по крайней мере для шейхов, и, конечно, они используют свои родительские права до конца. Когда же мужчины исчерпываются, дамы получают сперму от какого-нибудь гения с неограниченными правами на рождение, здорового физически и с подходящим цветом кожи, после чего шейх воспитывает детей как следующее поколение аристократов.

Гарри ел, погрузившись в раздумье, потом заявил:

— Это звучит прекрасно, клянусь Аллахом! Но для нас обзаведение детьми — вещь очень серьезная. Мы стремимся хранить верность. Это я — чудак. И я знаю одного лунянина, который помог двум хорошим друзьям обзавестись детьми… но если я назову их, меня, чего доброго, убьют.

— Хорошо, — сказал я, — итак, мы составляем ménage à по крайней мере trois[34]. Но вам хотелось бы распространения сплетен о том, что мы с Тэффи постоянные партнеры.

— Это было бы удобно.

— А будет ли это удобно для меня? Гарри, луняне такие вещи, насколько я понял, не одобряют. В Конференции участвуют четыре делегата от Луны. Я не могу отчуждаться от них.

Тэффи нахмурилась:

— Тьфу! Я об этом не подумала.

— Зато я подумал, — сказал Гарри. — Джил, это вам как раз поможет. На самом деле лунные граждане были бы рады узнать, что вы не рыщете тут, ставя под угрозу честь лунных женщин.

Я посмотрел на Тэффи. Она заметила:

— Полагаю, он прав. Хотя поручиться не могу.

— Ну ладно.

Мы продолжили обед. В основном это были овощи, свежие и разнообразные. Я почти доел гарнир к говядине с рисом, луком и зеленым перцем, прежде чем удивился. Говядина?

Я увидел ухмылку Гарри.

— Импортирована. — Он расхохотался, заметив мою отвисшую челюсть. — Нет, не с Земли! Можете представить, какое было бы значение дельта-Ви?[35] Из кратера Тихо. Там есть подземный купол, достаточно большой, чтобы содержать коров. Стоит, конечно, немыслимо дорого, но мы здесь вполне обеспечены.

На десерт был торт с клубникой и взбитыми сливками из Тихо. Но кофе действительно импортировался с Земли, хотя и прошедший холодную сушку. Я призадумался, много ли так можно сэкономить — воду взамен вымороженной из кофейных зерен тоже приходится завозить… Потом мысленно одернул себя. Луняне не импортируют воду. Они ввозят водород. Потом прогоняют его через нагретые камни, богатые кислородом, чтобы получить водяной пар.

Я хлебнул кофе и спросил:

— Можем ли мы поговорить о деле?

— Никто из нас не брезглив, — ответил Маккэвити.

— Тогда о ранении. Может ли слой воды из ванны настолько рассеять луч?

— Не знаю. Никто не знает. Такого раньше не случалось.

— Тогда скажите ваше собственное мнение.

— Джил, так или иначе этого хватило, если только у вас нет другого объяснения.

— Мм… Был случай в Варшаве, когда киллер поместил каплю масла на выходе лазера. Луч должен был слегка рассеяться, как раз настолько, чтобы полиция не смогла идентифицировать оружие. Это сработало бы отлично, если бы он по пьянке не начал этим хвастаться.

Маккэвити нахмурился:

— Здесь такое невозможно. Любой дурак сразу поймет, что это был коммуникационный лазер.

— Однако мы знаем, что луч рассеялся. Мы просто делаем предположения.

Глаза Гарри задумчиво смотрели куда-то вдаль.

— А масло испарится?

— Разумеется. Мгновенно.

— Тогда луч в процессе вспышки стянется. Это вяжется… Дыра в груди Пенцлера выглядит так, как будто луч изменил толщину во время вспышки.

— Он сжался?

— Сжался или расширился; а может, произошло еще что-то, о чем мы не подумали.

— Черт… Ладно. А вы знакомы с Наоми Митчисон?

— Шапочно. — Гарри, казалось, слегка насторожился.

— Не интимно?

— Нет.

Тэффи внимательно смотрела на него. Мы подождали.

— Я вырос здесь, — сказал Гарри резко. — Я никогда не делал намеков женщинам, если не имел оснований думать, что они будут приняты. Хорошо, может, я неправильно понял сигналы. Она отреагировала как оскорбленная замужняя лунянка! Так что я извинился и ушел, и с тех пор мы не общались. Вы правы, плоскоземельцы вовсе не одинаковы. Неделю назад я бы сказал, что мы с ней дружим. Теперь же… Нет, я не знаю эту даму.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org