Пользовательский поиск

Книга Защитник. Рука закона. Содержание - Глава 7. Последняя ночь и следующее утро

Кол-во голосов: 0

Том опять спросил:

— А как бы вы это сделали?

— Я устал. Убирайтесь. Оставьте меня в покое.

— Она виновна? — спросила Дезире.

— Хирон, отключить телефон. Никаких звонков до восьми часов.

Я не знал ответа.

Для того чтобы заснуть, потребовалось немало времени.

Глава 7

Последняя ночь и следующее утро

Наутро за кофе и рогаликами мы обсуждали судебный процесс. И поясники, и плоскоземельцы удивлялись его скорости и количеству присяжных.

Луняне оскорбились. Они утверждали, что муки ожидания обвиняемого должны быть по возможности краткими. Что касается присяжных, то на Луне никогда не имелось избытка досужего населения, поэтому считалось, что достаточно тройки. Большое жюри только запутается в десятке разных точек зрения, подобно любому комитету. Подобно нашему собственному.

Обстановка изрядно накалилась.

Крис Пенцлер уже покинул самодвижущееся кресло, но пенные перевязки все еще выпирали из-под его рубашки, и он двигался как старик. Он не был расположен присоединяться к дискуссии. Равно как и я. Я разок выдвинул идею насчет того, чтобы продолжительность процесса зависела от сложности дела. Это никому не понравилось, а Мэрион Шиффер даже заявила, что я предвзят в пользу обвиняемой. Тогда я оставил этот разговор.

Вскоре Берта Кармоди призвала нас к порядку, добавив несколько слов, предназначавшихся для успокоения разбушевавшихся чувств, и препроводила в зал суда.

Меня уже не вызывали. Зато вызвали Криса Пенцлера. Он дал подробные показания о своих взаимоотношениях с Итчем и Наоми на Земле.

Он сказал, что видел Наоми после ее появления в Хоувстрейдт-Сити. Она холодно взглянула на него, он ответил тем же, и далее они избегали смотреть друг на друга. Он повторил, что не может описать увиденное перед выстрелом. Лунянин, поясник, плоскоземелец — он не может определить.

Казалось, он не старается повредить Наоми, а пытается с помощью суда разгадать головоломку.

Защита вызвала Гарри Маккэвити, который показал, что, судя по природе раны, луч рассеивался аномально. Когда его спросили, согласен ли он с тем, что мог применяться не коммуникационный лазер, а что-то другое — например, нечто сварганенное любителем и не обеспечивающее хорошей коллимации, — Маккэвити смутился. Дыра в Пенцлере была не настолько большой. И черт бы его побрал, доктор упомянул мою идею о капле масла на выходной апертуре.

Меня поразило, насколько быстро они закруглились.

Ровно в одиннадцать эльфийка подытожила обвинение. Она указала, что Наоми имела мотив, способ и возможность.

Юриспруденция не требует доказательства мотива (интересно, так ли обстояло дело по лунному законодательству?), но у Наоми мотивов хватало. Обстоятельства нанесли Наоми ужасный удар; она предприняла полубезумную попытку бежать из невыносимого окружения; Крис Пенцлер воспрепятствовал ей по своим собственным мотивам. Обвинение не извиняло Пенцлера, но его мстительный поступок оказался соломинкой, помутившей ее разум.

Способ? Наоми была высококлассным программистом. Взломать программу компьютера Хоувстрейдт-Сити представлялось непростым делом, но ей и не требовалось многого. Она только должна была войти в оружейную комнату, не оставив следа в памяти компьютера.

Возможность? Кто-то стрелял в Пенцлера из пустоши к западу от Хоувстрейдт-Сити. Пенцлер это видел; известный экстрасенс показал, что в окрестностях более никого не было. Так стреляла ли именно Наоми Митчисон? А кто же еще?

Бун при подведении итогов сделал упор на пропавшее оружие. Присяжным следовало либо игнорировать показания Джила Руки об отсутствии других подозреваемых, либо признать их вместе с фактом необнаружения оружия; следовательно, убийства тоже не было. Природа ранения указывала, что оружие являлось самоделкой, которую Наоми Митчисон изготовить бы не смогла. Дар Джила Гамильтона не позволил обнаружить этот предмет, как и убийцу.

Контраргументы обвинения были краткими. Лазер был. Происхождение неизвестного оружия и несостоявшегося убийцы следует игнорировать; если Гамильтон его не нашел, значит оружие разломали. Части могли побросать в пылевые озера. Присяжным следует игнорировать отсутствие лазера, зато следует учесть присутствие подозреваемой, задержанной на поверхности Луны с прокисшей системой подачи воздуха.

Вскоре после полудня судья проинструктировал присяжных. В тринадцать ноль-ноль они удалились.

Мы побрели на ланч. Мне, разумеется, есть не хотелось, но я смог разговорить Берту Кармоди, поедавшую сэндвич.

— Интересно, действительно ли у них хватает информации для вынесения решения? — позволил я себе заметить. — Подведение итогов показалось таким… э-э… ускоренным.

— У них есть все, что нужно, — заявила Берта. — Компьютер с доступом ко всем протоколам процесса, досье на всех лиц, хотя бы раз упомянутых, и любые материалы из городской библиотеки. Если возникнет вопрос по правовым проблемам, они могут позвонить судье в любой момент дня или ночи, прежде чем вынесут вердикт. Что им еще нужно?

Они нуждались в сочувствии к Наоми Митчисон.

На послеполуденной сессии я не мог сосредоточиться. Я пытался предугадать решение присяжных, совещавшихся в нескольких этажах отсюда. Разговоры текли мимо меня…

— А интересно, не потому ли вы слишком быстро выносите приговоры, — сказала Октавия Будрис, — поскольку знаете, что обвинительный вердикт можно и отменить.

— Вы наблюдали за ходом процесса, — напомнила Берта Кармоди. — Хотите в нем что-то оспорить?

— Только его стремительность. Хотя я признаю, что дело совершенно ясное. Что теперь с ней будет?

Вмешался делегат из кратера Клавия:

— Мы это уже обсуждали. Она проведет шесть месяцев в капсуле хранения. Это та же технология, что используется на межзвездных пассажирских звездолетах, и она вполне безопасна. После этого, если приговор не отменят, ее разберут.

— А до этого к ней не прикоснутся?

— Если не произойдет чрезвычайной ситуации.

— Что именно лунное право считает чрезвычайной ситуацией?

Этот вопрос сразу же вывел меня из дремоты.

Уорд объяснил детали. Чрезвычайные ситуации случались. Шесть лет назад лунотрясение разорвало один из куполов Коперника. Врачи использовали все, до чего могли дотянуться, в том числе и капсулы хранения. Они сохранили центральную нервную систему преступников, пока их время не истекло. То же самое произошло после Разрыва восемнадцать лет назад. Два года назад был пациент с необычной картиной отторжения тканей, которая подходила к одном преступнику в капсуле хранения…

Редкие, маловероятные события. Ага, как же. Может, у нас и не было на самом деле шести месяцев в запасе.

На моем телефоне остались вызовы от сержанта Лоры Друри и Артемуса Буна. Сначала я попросил прокрутить вызов Друри.

Она сидела на кровати, поджав ноги, совершенно голая. А я и не знал, что луняне столь небрежны. Смотреть на нее в обнаженном виде было сущим удовольствием: каштановые волосы в три фута длиной, вьющиеся в потоках воздуха, длинное, стройное, изящное тело с очертаниями сильных мускулов, тяжелые, парящие как в невесомости груди, ноги, уходившие в бесконечность. Но ее слова сразу выбросили все похотливые мысли из моего сознания.

— Джил, извините, что не включаю изображение. Я хотела сообщить вам, что присяжные вернулись, — сказала она. — Я подумала, что вам лучше услышать это от кого-либо из знакомых. Приговор вынесен. Завтра утром ее отправят в купол Коперника. Мне жаль.

Для меня это не стало ударом. Я этого ожидал.

— Будет ли ответ? — спросил телефон.

— Хирон, запиши ответ. Благодарю, что позвонили, Лора. Я оценил это. Хирон, отключи телефон.

Минуту я стоял, уставившись в окно, прежде чем вспомнил о втором звонке.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org