Пользовательский поиск

Книга Защитник. Рука закона. Содержание - Глава 8. Другое преступление

Кол-во голосов: 0

На миг ее облик стал осторожным, скрытным.

— Может, я проиграла в эволюционной игре. У тебя ведь тоже нет детей?

— Пока нет.

— И ты тоже вне эволюционной игры?

— Пока нет. — Я приподнял пустой бокал в воображаемой руке. — Время от времени меня едва не убивают. Может быть… может быть, время уже настало.

Наоми вскочила так энергично, что на миг воспарила над полом.

— К дьяволу все это. Посмотрим, что у нас на обед.

— Были темы, которых она избегала, — сказал я Тэффи.

Она трудилась над моими плечами.

— Это неудивительно.

— Само собой. Банки органов, выстрел в Пенцлера… и дети. Она быстро свернула в другое русло, и это, догадываюсь, тоже неудивительно.

— Джил, ведь ты ее не допрашивал?

— Нет! — Впрочем, я вздрогнул. Все-таки виновен? — Я только подмечал разные вещи. Думаю, она солгала суду. Я это точно знаю. Но почему?

— Наверно, была не в себе.

— Да уж. Я спросил, почему она вернулась на Луну. Она сказала, что была в плохом настроении и безжизненность Луны ее вполне устраивала. Но она выходила наружу только в тот раз. Хоувстрейдт-Сити вовсе не безжизненное место, и она вовсе не находилась безвылазно в своем номере.

— И что?

У меня не было ответа.

Тэффи проговорила:

— Этим вечером я отправляюсь к Морю Восточному. В Марксграде нуждаются…

— Черт!

— …в хирурге со специальной подготовкой по вегетативной мышечной системе. Я там узнаю кучу нового. Мне жаль, Джил.

— Черт возьми, я просто счастлив, что ты не уехала еще вчера. Я напьюсь с Гарри.

— Повернись. Ты хочешь заснуть? Здесь?

— Я не знаю, чего хочу. Я думал, что не хотел даже разговаривать.

Освещение померкло. Сначала я почти не обратил внимания. Спустя полминуты свет снова разгорелся, и я вдруг оказался сидящим с вытаращенными глазами. На мне выступил пот.

— Ускоритель масс? — спросила Тэффи.

— Да. Она уже в пути. Когда Лукас Гарнер был мальчиком, такое мигание света означало включение электрического стула.

— Что?

— Не важно.

— Ложись. — Она стала трудиться над моим животом. — Не понимаю, почему ты так потрясен всем этим. Мне казалось, она вообще никогда не спала с тобой.

— Нет. Хотя — один раз.

— Когда?

— Сегодня, около двух часов ночи.

Я несколько опешил, кода Наоми подняла эту тему.

— Я думал, что секс — последнее, что будет у тебя на уме.

— Но это наш последний шанс. Разве что ты подождешь шесть месяцев, а потом приобретешь подходящую… — Она умолкла, ужаснувшись.

— Не смешно, — сказал я.

— Да. Прости меня.

— Может, тебя просто обнять? Прижать к себе?

— Нет. — Она в один миг скинула платье.

Я выдернул его из потока воздуха, пока оно летело к кондиционеру. Потом повернулся к ней. Никогда прежде я не видел ее обнаженной. У меня перехватило дыхание. Я поймал себя на мысли: «Где же ты была десять лет назад, когда я так в тебе нуждался?» — и устыдился.

Она открыла ящик в прикроватной тумбочке и достала тюбик геля. Она была фригидна; она ожидала, что будет холодна, и держала этот тюбик на всякий случай. В этом была вся Наоми.

Я не смог довести ее до оргазма. Она имитировала его очень изящно… но не был ли я в долгу у Джила Гамильтона десятилетней давности? Разве он не отдал бы что-то бесценное за эту ночь? Я заставил себя испытать наслаждение.

От любви я перешел к массажу. Массажу меня научила Тэффи — и чувственному, и лечебному. Я смог немного расслабить ее. Наоми лежала на спине, глядя в потолок, пока я трудился над ее руками, и вдруг сказала:

— Я мечтала иметь второго ребенка.

— Но ты же говорила…

— Не важно, что я говорила! — Внезапно она пришла в бешенство.

Я перевернул ее на живот и продолжал массировать, пока она снова не успокоилась.

Мы занялись любовью — или занялся только я. Она не могла сосредоточиться. Я более и не пытался. Я рассказывал ей истории времен моей жизни в Поясе. А она говорила про учебу в колледже. Она спросила, как мне работается в АРМ, и заставила замолчать, когда я произнес слово «органлеггер». И она то и дело смотрела на часы.

— Который час?

— Десять минут девятого, — ответила Тэффи.

— Пора идти на Конференцию.

— Ты никуда не годишься. Я позвоню и скажу, что ты придешь на послеобеденную сессию.

— О нет. Позволь, я сам позвоню. Моя репутация. — Я встал. — Хир…

— Тогда натяни одежду, — сказала она сухо.

К несчастью, я попал на Берту Кармоди и объяснил ей ситуацию. Сев на кровать, я опрокинулся назад, и моя голова оказалась на коленях у Тэффи.

Когда я наполовину проснулся, колени были заменены подушкой. Заговорил телефон Тэффи:

— Время вставать, миз Граймс. Двенадцать ноль-ноль. Время вставать…

Я велел ему замолчать, но он не подчинялся моему голосу. Я выругался и скатился с кровати. Вместо этого мне следовало разбить телефон. Или я должен был еще утром отправиться на заседание…

Глава 8

Другое преступление

На утреннем заседании в четвертый день Конференции наконец началось обсуждение лунного законодательства по существу. Наоми или не Наоми, но я, увы, должен был там присутствовать. А ко времени, когда Кармоди открыла послеобеденную сессию, мне оставалось только слушать и уяснять себе, из-за чего шли споры.

Итак, тема. Смертной казнью на Луне карались: предумышленное убийство, попытка убийства, непредумышленное убийство, изнасилование, вооруженное ограбление, ограбление, включающее злоупотребление доверием, и насилие. Подобный список АРМ включал бы еще много более мелких преступлений, но…

В чем состояла сущность насилия? Мы целый час обсуждали этот вопрос. Вооруженное ограбление и изнасилование покрывались другими законами. А как насчет простой драки?

У жителей Пояса драка в баре считалась развлечением. Кори Метчиков из Моря Москвы пояснил, что луняне хрупки физически по сравнению с поясниками или землянами, а их длинные конечности дают дополнительное преимущество драчуну. Драка среди лунян, весьма вероятно, окажется летальной, заявил он.

Мэрион Шиффер выразила сомнение, что у лунянина хватит сил повредить даже лунянину. Берта Кармоди предложила провести сеанс индийской борьбы. Мэрион согласилась. Мы раздвинули кресла. Они выглядели смешно: Мэрион не доставала Берте даже до плеча. Но Берта только благодаря более длинным рычагам закрутила Мэрион колесом.

Стоун повторил уже выдвинутое требование: дать законное определение изнасилования. Начался гам. Предусматривались наказания за связь с несовершеннолетними и для защиты супружеских уз, и четверо оказавшихся в меньшинстве лунян выглядели готовыми пойти на убийство или войну, лишь бы сохранить их. Для Будрис, Шиффер и Куифтинг подобные законы охватывались понятием убийства вкупе с нарушением частной жизни.

Я понимал их точку зрения; но мы собрались здесь не для того, чтобы начать войну. Я испытал облегчение, когда мы оставили эту тему.

Непредумышленное убийство. На Луне это понятие охватывало немало прегрешений: саботаж, преступную халатность, поджог…

— Любое действие, которое путем повреждения местной системы жизнеобеспечения, — сказала Мэрион Шиффер, — могло бы привести к смертям или ранениям. Это так?

— По сути, правильно, — ответил Уорд.

— Не слишком ли далеко это заходит? — заметила Мэрион. — У нас бы казнили человека, испортившего при ремонте регенератор воздуха, если бы из-за этого последовала чья-то смерть. Но если никто на самом деле не пострадал, почему бы просто не взыскать с него убытки?

Уорд вскочил на ноги, возвышаясь над сидящей сотрудницей полиции.

— Это вы сами заходите слишком далеко, — заявил он ей. — Двадцать лет назад Луна превратилась в место казни для всех планет, лун и камней в Солнечной системе, исключая только саму Землю. Мы допустили это. Это был необходимый источник дохода. Но мы будем только отчасти терпеть вмешательство в наши дела. Перейдя эту грань, вы можете сами заниматься казнями или отправлять осужденных на Землю.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org