Пользовательский поиск

Книга Защитник. Рука закона. Содержание - Женщина в кратере Дель Рей

Кол-во голосов: 0

Кофе едва не пролился. Думаю, я напугал Алана.

— Разве все это еще не кончилось? — спросил он.

— Насчет тебя и твоего отца.

На его лице промелькнуло опасливое выражение.

— Хорошо.

В ожидании я доел завтрак. Вскоре Наоми ушла, и Алан присоединился ко мне.

— Она рассказала мне о вчерашнем, — сказал он. — Он мог убить вас всех. Как бы я хотел, чтобы ничего этого не произошло.

— Я тоже. Алан, ты покинешь Луну.

Его рот раскрылся. Он воззрился в изумлении:

— Что?

— Полно, ты не настолько удивлен. Я дал кое-какие обещания мэру Хоуву, но сделал это под прицелом. В пределах недели покинь Луну. И никогда не возвращайся. Или я нарушу эти обещания.

Он изучал выражение моих глаз. Нет, он не был так уж удивлен.

— Вам придется мне разъяснить.

— Мне это вовсе не нравится, — сказал я. — Поэтому постараюсь быть кратким. Крис Пенцлер был достаточно близко, чтобы хорошо разглядеть убившего его человека. Мы знаем, что это был лунянин. Даже если Пенцлер не знал его имени, он мог бы попытаться описать нагрудную эмблему. Вместо этого он оставил ссылку на попытку убийства его в ванне неделей раньше. Почему он защищал человека, убившего его?

— Почему же?

— Ты его сын. Наоми это в конце концов заметила, да и я должен был. Ты ростом с Хоува Уотсона. Я решил, что это наследственное, но это не так. Ты просто вырос при лунной гравитации. В остальном ты гораздо более похож на Криса Пенцлера, немного — на свою мать, и вовсе не похож на Хоува Уотсона.

Алан смотрел в свой кофе. Он был очень бледен.

— Это ведь просто домыслы?

— Это такие домыслы, которые могут покончить с Хоувстрейдт-Сити. Тебя считают сыном мэра, предполагаемым наследником. Даже если Хоув убил Пенцлера по политическим соображениям, уже достаточно плохо…

— Я знаю. Вы можете быть правы.

— В любом случае я занялся еще кое-какими домыслами. Поэтому вчера ночью стащил Гарри Маккэвити с кровати и заставил проверить шлем от определенного скафандра на следы высохшей крови.

Алан поднял голову. Он так посмотрел на меня, словно я появился из кошмарного сна.

— Что он сделал? — спросил я. — Предложил узаконить тебя?

— Предложил?! — Алан громко и неприятно расхохотался, потом быстро посмотрел вокруг. Лица отвернулись. Алан понизил голос: — Он настаивал! Он собирался объявить меня своим наследником и бастардом!

— Ты убил его, чтобы снять подозрения с Наоми?

— Нет-нет. Я бы вообще его не тронул, будь у меня время подумать. Я ведь смог бы ему все объяснить. Он просто не понимал, что делает со мной. Сказал, что он мой отец. Сказал, что собирается объявить об этом. Он не слушал. А у меня в руках был лазер. Я потерял голову. Все произошло за тысячную долю секунды. Я срезал его руку, а он навел ее на меня, и кровь брызнула мне в лицо. Ослепила. Когда я стер ее со стекла, он уже исчез. Я искал его, чтобы перетянуть его скафандр и отвезти в больницу. Но когда нашел, он был уже мертв.

— Так-так.

Алан был очень бледен. Он вообще не видел меня.

— Его запястье еще пузырилось, — сказал он.

— Ты можешь обвинять Криса, — заметил я, — в том, что он позволил своим инстинктам вести себя по жизни. Ты можешь обвинять Хоува, что он пытался его убить. Это не сработало, но именно это заставило Криса задуматься о своих детях. Конечно, ты обязан обвинять и себя, но, Алан, это не только твоя вина.

— Ну и ладно. Что теперь?

— Если правда выйдет наружу, политические последствия будут чудовищны, а тебя разберут на части. Я этого не хочу. Но я не хочу также, чтобы ты оказался во власти, а тебе никак не получится, оставшись на Луне, не сделаться мэром. Убирайся с Луны, или через неделю я заговорю.

— Полагаю, вы оставили где-нибудь письмо, на случай если с вами что-то произойдет?

— А пошел ты на…

Он смотрел изумленно:

— Но вы даете мне неделю, чтобы убить вас!

Я встал.

— Ты не того сорта человек. И я это учел. Я учел все, — сказал я и ушел.

Разработанные Комитетом в течение последующей недели правила включали обеспечение регулярной проверки лунной правовой практики. Новые законы не обрадовали ни одного из делегатов. Особенно лунян; но как они могли возражать после выступления Наоми? Они пошли на компромисс.

В тот день, когда Алан Уотсон улетел на Цереру, мы подводили итоги Конференции. Я бы предпочел увидеть своими глазами, как он отправится, но это не представляло особой важности. С учетом его положения Алану предоставили полицейский эскорт. Он определенно покинул Луну.

Лора рассказала мне об этом в тот же вечер.

— Наоми Митчисон улетела вместе с ним, — сказала она.

— Хорошо.

— Ты в самом деле так считаешь?

— Да. Я предпочитаю аккуратность в делах.

Несколько дней назад Наоми снова обратилась за гражданством Пояса, и Хильдегард Куифтинг охотно ей в этом помогла. И на Земле, и на Луне присутствие Наоми создавало бы неловкую ситуацию. Ее переезд в Пояс всем позволит вздохнуть спокойнее.

Включая саму Наоми. Старые друзья на Земле запомнят ее такой, какою она была. Ей не понадобится предстать перед судом за нелегальное клонирование. Ее маленькая дочь будет ждать ее.

Наоми даже может полюбить Алана Уотсона. Черт, положа руку на сердце, меня грела эта мысль. Пусть так и будет.

Женщина в кратере Дель Рей

Мы падали обратно, на Луну. Это ощущение всегда неприятно, а в лемми я чувствовал себя особенно уязвимым. Лемми — это космический корабль, но очень маленький; он даже не сможет выйти на окололунную орбиту.

Шериф Бауэр-Стенсон запустила рули высоты. Лемми перевернулся кверху брюхом, давая нам обзор.

— Вон там, Гамильтон, — сказала она, указав на белую, как высушенная кость, равнину у нас над головами. — Со старым знаком «VERBOTEN»[47] поперек.

После восхода Солнца прошло четыре земных дня, тени все еще были длинными. Дель Рей[48] лежал далеко в стороне, наблюдаемый с края и все более уплощавшийся по мере того, как мы снижались. Повсюду внутри кратера виднелись скапливающиеся к центру точки цвета тусклого серебра. Прямо через середину проходила грубо очерченная выемка, глубокая, залитая черными тенями. Вместе с кольцевым валом кратера эта линия и образовывала знак «VERBOTEN».

— А вы не собираетесь перелететь через кратер? — спросил я.

— Нет. — Пока изрытый пейзаж, приближаясь, проплывал под нами, шериф Бауэр-Стенсон легко парила в кабине. — Мне не нравится радиация.

— Но мы же защищены.

— Ну да-а-а.

Компьютер снова перевернул нас и запустил главный двигатель. Шериф-лунянка набрала несколько команд. Всю основную работу выполнял компьютер, но я помалкивал, пока она не опустила корабль на поверхность, за километр с лишним от вала кратера.

— Мы будем осторожны, не так ли? — сказал я.

Бауэр-Стенсон, обернувшись, взглянула на меня. Узкие плечи, длинная шея, острый подбородок: у нее был типичный для лунянок облик толкиновской эльфийки. Ее длинные черные волосы были прижаты шарообразным гермошлемом. Они уже начали седеть, и ее прическа выглядела как гребень из перьев — несколько измененная мода Пояса.

— Это жуткое место, обердетектив Гамильтон. Очень немногие появляются здесь по своей воле.

— Меня вот пригласили.

— С вами нам повезло. Обердетектив Гамильтон, защитная система лемми остановит солнечную вспышку, даже самую буйную. Слава богу, что есть щиты Шрива.

Сигнал «Радиация» постоянно притягивал наши взгляды. Но внутрь не просачивалось ни рада[49].

— Однако кратер Дель Рей — это дело другое.

Земля выглядела как бело-голубой серп, висевший в десяти градусах над горизонтом. Сквозь оба окна я мог видеть классический лунный пейзаж, большие и малые кратеры и длинный вал кратера Дель Рей. Дикая местность.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org