Пользовательский поиск

Книга Защитник. Рука закона. Содержание - Защитник

Кол-во голосов: 0

Тяжелая рана руки вполне объясняла коматозное состояние, в котором нашли Роя. Лишь позже спасатели поняли, что он болен чем-то еще. К этому времени заболели еще два пилота.

Защитник

Курица — всего лишь средство, при помощи которого яйцо производит на свет другое яйцо.

Сэмюэл Батлер

Каждый защитник-человек пробуждается подобным образом. Пак осознают все с самого начала. У защитника-человека остаются человеческие воспоминания. Он просыпается, вспоминает и думает с некоторым смятением: «Какой же я был дурак».

Белый потолок, чистые грубые простыни поверх мягкого матраса. Блеклые передвижные перегородки по обеим сторонам кровати. Прямо передо мной окно с видом на чахлые, кривые деревца на пестром газоне, залитом солнечным светом, слишком оранжевым для того, чтобы быть земным. Примитивные приборы и много пустого пространства. Я в больнице у домовиков, и я был дурак. Если бы только Бреннан… Но он и не должен был ничего мне говорить. Разумеется, на подлете к Дому он заразил самого себя. В случае крайней необходимости ему оставалось лишь сделать так, чтобы он сам — или его труп — попали на Дом. И победить себя он позволил из тех же соображений.

Он рассказал мне достаточно. О том, как он оказался за пределами Солнечной системы, в то время как все запасы дерева жизни остались на Марсе, и попытался вырастить вирус на яблоках, гранатах, на чем-то еще. О том, как получил вирус на батате, выращенном в почве с добавлением оксида таллия. Но со временем он нашел или вывел разновидность, которая может жить в организме человека.

Именно ею он хотел засеять Дом.

Подлый трюк по отношению к беззащитной колонии. Этот вирус, вероятно, не ограничится людьми, находящимися в нужном возрасте. И убьет каждого, кто не попадет в интервал — возьмем максимальные границы — между сорока и шестьюдесятью годами. В конце концов Дом превратился бы в мир лишившихся потомства защитников, и в распоряжении Бреннана оказалась бы целая армия.

Я поднялся и напугал этим медсестру. Она находилась по другую сторону эластичной пластиковой стены. Мы были заперты наедине с нашей инфекцией. Два ряда кроватей, и на каждой лежал полупревратившийся защитник со следами истощения. Вероятно, все первые защитники Дома были собраны в этой палате. Всего нас было двадцать шесть.

И что делать дальше?

Я размышлял об этом, пока медсестра позвала доктора и пока та надевала скафандр. Очень долго. Мои мысли мчались с удивительной быстротой. Большинство вопросов быстро переставали быть вопросами и потому не могли заинтересовать меня. Я проверил всю цепочку рассуждений Бреннана и вернулся к началу. Приходится верить тому, что он рассказывал о самих Пак. В его построениях не было ни одного изъяна, он лгал блистательно, если вообще лгал, а я не видел для этого причины. Я своими глазами видел корабли Пак… С помощью приборов Бреннана. Что ж, я могу это проверить, самостоятельно построив генератор наведенной гравитации.

Белокурая молодая женщина вошла к нам через самодельный воздушный шлюз. Я напугал ее одновременно своим уродливым видом и подвижностью. Но она тактично попыталась скрыть испуг.

— Мне нужна пища, — сказал я. — Всем нам. Я бы уже умер от голода, если бы не имел лишней мышечной массы перед тем, как заразился инфекцией.

Она кивнула и переговорила с медсестрой в микрофон размером с пишущую ручку.

Она обследовала меня. Похоже, результаты ее невероятно расстроили. По всем законам медицины я должен был умереть или стать инвалидом с хроническим артритом. Я проделал несколько гимнастических упражнений, чтобы показать, что на самом деле я здоров, но скрыть при этом, насколько здоров.

— Эта болезнь не ведет к инвалидности, — объяснил я ей. — Мы сможем нормально жить, как только пройдет инфекция. Она лишь изменит нашу внешность. Или вы уже заметили?

Она покраснела. Я видел, как она спорит сама с собой, стоит ли говорить мне о том, что я потерял всякие надежды на нормальные сексуальные отношения. В конце концов она решила, что сейчас я не выдержу такой новости.

— Вам придется кое-что изменить в своей жизни, — деликатно выразилась она.

— Я тоже так думаю.

— Это болезнь пришла с Земли?

— Нет, к счастью, она с Пояса. Поэтому ее проще будет контролировать. На самом деле мы считали, что эпидемия уже затихла. Если бы я знал, что есть хоть малейшая вероятность… Ну да что уж теперь.

— Надеюсь, вы нам расскажете, как ее лечить. Нам не удалось вылечить ни одного из вас, — призналась она. — Что бы мы ни пробовали, становилось только хуже. Даже антибиотики не помогли! Мы потеряли троих из вас. У других, судя по всему, болезнь перестала прогрессировать, и мы решили просто оставить вас в покое.

— Хорошо, что вы остановились, не добравшись до меня.

Она решила, что это была грубость. Если бы она знала правду! Но я был единственным на Доме, кто слышал слово «Пак».

Следующие несколько дней я занимался принудительным кормлением пациентов. Находясь на грани голодной смерти, они не хотели есть, не ощущая вкуса корней дерева жизни в обычной пище. Бреннан знал, что делает, когда помогал мне нарастить мышечную массу.

Тем временем я узнал все, что мог, о промышленности Дома. Просмотрел все записи в больничной библиотеке. Разработал план обороны от Пак с использованием предполагаемых двух миллионов плодильщиков — за неимением времени нам придется установить на планете диктатуру, и при этом мы потеряем часть населения — и двадцати шести защитников. Затем я разработал резервные планы с расчетом на двадцать четыре и двадцать два защитника, на случай, если не всем из нас удастся пройти изменения. Но это были лишь игры ума. Двадцати шести защитников будет мало, очень мало, судя по тому, что я узнал об уровне цивилизации Дома.

Когда другие пациенты пробудятся, я собирался рассказать им обо всем. Они лучше меня знали Дом и могли найти решения, отличающиеся от моих. Я ждал. Мы располагали временем. До прибытия разведчиков Пак оставалось еще девять месяцев.

Я рассмотрел все способы, которыми тандем кораблей-разведчиков Пак может разрушить Дом. Перепроектировал «Защитник», используя то, что мы узнали о разведчиках Пак с тех пор, как Бреннан построил корабль.

Через шесть дней они начали пробуждаться. Двадцать четыре защитника. Врачи Мартин и Коулз заразились уже от пациентов, и они еще продолжали изменяться.

Это была огромная радость — разговаривать с теми, чей разум близок к твоему собственному. Бедняга Бреннан. Я говорил очень быстро, не сомневаясь, что быстрота вместе с моим плоскоземельским акцентом помешают плодильщикам понять меня, если они захотят подслушать. Во время разговора мои товарищи ходили по палате, привыкая к новым телам и новым мускулам, но я знал, что они не пропустили ни слова. Когда я закончил, мы несколько часов обсуждали положение.

Первым делом нам нужно было проверить, не фальсифицировал ли Бреннан изображения флота Пак и разведчиков. Нам повезло. Лен Бестер раньше был механиком ядерных двигателей, и он мог спроектировать генератор наведенной гравитации. Он заявил, что устройство будет работать, приведя убедительное теоретическое обоснование, и объяснил, как с ним нужно будет управляться. Мы решили поверить в существование гравитационного телескопа и флота Пак. У нас не было других способов выяснить правдивость утверждений Бреннана, кроме проверки на логическую последовательность, а это мы уже проделали.

Мы начали действовать согласно плану.

Разбив вдребезги пластиковый шлюз, мы разбежались по всей больнице. Все было кончено еще до того, как персонал понял, что произошло. Мы заперли их до той поры, когда вирус дерева жизни погрузит всех в сон. Многие решили, что продолжат заботиться о пациентах. Мы не стали мешать им, но уничтожили все запасы медикаментов. Они могли навредить своими препаратами тем, кто поражен вирусом.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org