Пользовательский поиск

Книга Халт. Содержание - Глава седьмая

Кол-во голосов: 0

Три мастера в желтых одеждах глубоко поклонились, и двое тут же метнулись выполнять поручения. Мастер Грудаш заключил сытого грифона в кокон и довел его до зверинца, после чего ушел, вероятно, за перитоном. Халт же позабыл обо всем, услышав приказ почистить коричневого от крови. Грифон, правда, решил поспать и уселся в клетке у стены, сунув голову под крыло. Но кокон-то уже сняли! Обмирая от страха, Халт аккуратно, чтобы не потревожить спящего, смывал губкой кровь. Закончив, выскочил из клетки и рухнул прямо где стоял: ноги не держали. Он взмок до такой степени, что стоило бы выжать одежду.

– Чего расселся! – пнул его помощник мастера, проходящий мимо с тележкой. – Игры кончились, пора кормить тварей.

В тележке лежали куски мяса, разделенные на порции. Сегодня грифоны могли наесться вдоволь: в ближайшее время их злоба не понадобится. Пленники старались не смотреть на эти куски: среди них попадались конечности, видимо, убитых на арене. Иногда на руках и частях ног болтались клочья одежды. Халт с Одноглазым насаживали их на длинные железные пики и просовывали меж прутьев. Дело это оказалось непростым. Обезумевшие от голода (несколько дней перед Играми зверей не кормили), грифоны сбивали мясо, бросались на решетку, вымещая злобу. Рык отражался от каменных стен и пробирал до нутра. Халту казалось, что этот ад никогда не кончится. Он уже перестал понимать, кто он и что тут делает; ему начало казаться, что это он – грифон, запертый в клетке, а гоблины тычут в него острыми пиками.

В следующую секунду Халт открыл глаза и понял, что сидит, весь мокрый, на полу, а над ним стоит Одноглазый с ковшом.

– Очухался? – спросил гном. – Или еще водички плеснуть?

– Давай еще.

Халта мутило. Насытившись, грифоны успокоились, и большинство из них заснуло. Но работа пленников на этом не кончилась. Лучшего времени для чистки клеток не придумать, так что гном и человек отложили пики и взяли лопаты. Работали в паре, страхуя друг друга. Одноглазый, видя, что Халт уже падает с ног, не подпускал его близко к грифонам, особенно к тем, кто решил, что спать еще рано. Потомок Хагена выгребал помет и думал: что сказал бы его отец? Впрочем, сейчас мысли об отце не вызывали эмоций: на них просто не осталось сил. Пятнадцать клеток с дерьмом, которое надо убрать. Вот и все, о чем думал сын великого Глойфрида.

– Ты как? До дома дойдешь? – спросил Одноглазый, когда они вышли на улицу. Формально смена закончилась уже несколько часов назад, но гном справедливо рассудил, что завтра грифоны проголодаются, а клетки все равно нужно будет дочистить. Так что лучше переработать самому, чем позволить грифону переработать тебя в желудке.

– Не знаю. Должен, – вяло откликнулся Халт, привалившись к стене.

– Давай-ка лучше переночуй где-нибудь здесь, на постоялом дворе. В такую темень не то что по району гоблинов ходить опасно – даже в гномьем могут обидеть. Деньги-то есть?

Халт сунул руку в карман и вытащил все монеты.

– Мдя, не густо. Ладно, пошли, доведу тебя до «Приюта», Кривонос мой друг, договорюсь.

Одноглазый практически взвалил человека на себя: Халт еле переставлял ноги. Куда они шли и как долго – он не заметил. И постоялый двор, и разговор Одноглазого с хозяином проплыли в тумане. А уж когда Халт поднялся на второй этаж и наконец завалился на кровать, – темнота накрыла его полностью.

Глава седьмая

– Вставай! Да вставай же!

Сын Глойфрида не сразу понял, что происходит, кто стоит над ним и где он.

– Проспишь на работу! – Гном рявкнул так, что Халт подскочил. Память вернулась вместе с ужасом.

– Кракен побери! Который час?!

– Полвосьмого, – хозяин таверны погладил длинную бороду. Халт заметил, что нос у него кривой, явно не раз сломанный.

– Я опоздал!

– Успокойся. Не опоздал еще.

– Я же за полчаса не добегу! – Со стоном Халт повалился обратно на кровать.

– Да чего тут бежать? Арена – вон она, в окно посмотри, – хмыкнул хозяин, открывая ставни.

Халт опешил, не ожидая, что таверна находится настолько близко. Арену было не просто видно, она заполонила собой все. «Наверное, тут очень дорогие комнаты», – мелькнула мысль, и потомок Хагена порадовался, что ему не надо платить.

– Ничего себе! – сказал он вслух. – А бои отсюда не видно?

Хозяин захохотал.

– Да, это было бы неплохо. Я бы тогда втрое поднял цены!

Халт успел еще съесть перед выходом завтрак, который ему чуть ли не насильно подсунул Кривонос. Только почуяв запах яичницы, он вспомнил, что не ел уже сутки: на Арене было не до того.

Несмотря на то, что они переделали массу работы, Халту день показался легким: сегодня не нужно было лезть в клетки. Максимум контакта – долить воды в миски, но это делалось через прутья. Постоянный рев песочного грифона сводил с ума, но через полдня Халт к нему привык. Он уже раздумывал, усевшись на полу, не зайти ли после работы к Тарану, когда в зале появился мастер Грудаш. Халт не сразу услышал его шаги за ревом грифона. Он вскочил, ожидая взбучки, но гоблин не обратил на него внимания. Замер, задумавшись, затем подошел к клетке с песочным грифоном, чей рев к вечеру напоминал уже стон. Внезапно гоблин развернулся и принялся отвешивать такие подзатыльники и пинки своему помощнику, болтавшемуся без дела, что Халту даже стало того немного жаль.

– Пьябля-хьябля-бляпья! Пьяпья-бляпья! Пьябля! Пьябля! Пьябля! – проорал мастер.

Помощник бросился вон из зала с такой прытью, будто за ним неслась мантикора. Пленники стояли не шелохнувшись, ничего не понимая. Грудаш развернулся и уткнулся взглядом в Халта.

– Грриффон болен. Дашшь ему лекаррствво, которрое прринесссет мой помощщник, – приказал он.

Тем временем с миской в руках вбежал гоблин в оранжевом хитоне. Мастер достал из складок одежды флакон, добавил в миску несколько капель, перемешал. Что-то сказал на гоблинском, махнув рукой в сторону Халта, и ушел.

Вначале они просто заменили миску с водой на миску с лекарством, но грифон не пил. Он метался по клетке и стонал.

– Иди и влей в него лекарство. – Гоблин сунул Халту миску.

– Как??? Он же меня убьет! – возмутился тот.

– Иди. А не то тебя убьет черный ошейник, – ощерился гоблин. Его самого трясло после выговора начальства. Еще бы – целый день не замечать, что грифон орет не просто так, а потому, что заболел! Халт отчасти разделял негодование мастера Грудаша; но почему за это должен расплачиваться он? Да еще и своей жизнью!

– Держись от него сбоку! – посоветовал Одноглазый. – Если заметишь, что пристально смотрит на тебя, – значит, готовится к прыжку. Тогда беги!

Одноглазый и помощник взяли железные палки и тоже полезли в клетку. Они попытались зажать голову грифона так, чтобы Халт смог влить в клюв жидкость. Грифон вырывался. Халт, отскочив, пролил часть лекарства, за что получил железной палкой по спине от подмастерья. Наконец им удалось прижать голову грифона к стене, и Халт поднес миску к клюву. Он встретился глазами с грифоном. В них плескалась боль, но, превозмогая ее, тот замер, чуть присев на львиные лапы.

– Беги! – заорали хором Одноглазый и подмастерье, бросаясь из клетки. У Халта подвернулась нога, и он плюхнулся на задницу, чудом не расплескав остатки лекарства. Секунды превратились в минуты. Он видел, как плавно распрямляются лапы, как большой клюв целит ему прямо в лицо. «Стой!» – заорал он. Животное вдруг замерло, так и не прыгнув. Время вернуло свою скорость, и Халт понял, что кричал не разжимая губ.

«Ты болен. Я пришел помочь», – продолжил он разговор с грифоном.

«Больно», – раздалось в ответ.

«Пей. Уберет боль».

Грифон чуть помедлил, затем опустил клюв в миску, которую Халт так и продолжал держать.

«Хорошо?»

«Мало боли».

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org