Пользовательский поиск

Книга Халт. Содержание - Глава шестая

Кол-во голосов: 0

– Есть другой путь до Арены, но он кружной. Надо пройти через рынок, потом по мосту через Кальмиус, потом через весь центральный район. Это втрое больше времени. И мне совсем не хочется смотреть на альвов!

– Альвы тебя хотя бы не прибьют, – пробурчал Халт.

– Нет, ты не понимаешь! Я их ненавижу больше, чем гоблинов! Они выгнали нас из домов, захватили наш город, привели сюда это мерзкое зеленое отродье, построили Арену… Когда я вижу альва – у меня кровь вскипает.

– По мне, так лучше смотреть на врагов, чем биться с ними.

– Ты не воин, – махнул рукой Рыжебород. – Это же самая ужасная пытка: смотреть на врага и не мочь вступить в ним в бой!

«Да, я не воин, – грустно думал Халт. – Наверное, я трус, как считает отец».

Поднявшись в мансарду, он с наслаждением скинул пропахшую потом грязную одежду и залез с головой в бочку с водой. Тут его и захлестнули воспоминания, растревоженные Рыжебородом.

Детство для него кончилось в шесть. Именно тогда в дом пришли старцы в белых мантиях с летящим соколом и долго о чем-то спорили с отцом. Позвали даже маленького Халта, задавали дурацкие вопросы, разглядывали его, сравнивая с описанием в какой-то книге. Отец вроде бы возражал, они настаивали. Мальчика попросили уйти, но его любопытство разгорелось. Он прекрасно знал, куда нужно залезть, чтобы слышать и даже немного видеть через щелку, что происходит в зале для приемов.

– А я вам говорю, что это не он! Я же знаю своего сына! – Грозный, никогда не улыбающийся Глойфрид ходит вперед-назад, заложив руки за спину. Меч, с которым он никогда не расстается, привычно болтается на поясе.

– Мы не ставим под сомнение вашу осведомленность, Глойфрид Хединсейский, но мальчику всего шесть. Неудивительно, что в этом возрасте предсказанные качества еще не проявились. Но мы уверены, придет время – и вы убедитесь в нашей правоте.

– Халт – великий воин, способный противостоять Хаосу? Да чушь полная! Он с визгом убегает от мышей, как девчонка! В шесть лет наш предок Хаген потребовал от Хедина научить его драться, а в восемь взял жизнь своего первого врага – матерого волка, оказавшись против него с одним-единственным детским ножом. Да и на моей совести к этим годам было несколько ранений и уйма драк. А Халт может похвастаться лишь тем, что научил щенка сидеть да что ориентируется в лесу лучше, чем в замке.

– Он еще научится.

Глойфрид фыркнул. Остановился. Обвел взглядом троих старцев.

– С превеликим уважением к вам… но все же вы не воины, а потому можете не знать, что это такое. Воин – это не умение махать мечом, это состояние души, суть человека. Невозможно представить себе воина, который говорит: «Я не могу идти на поединок – у меня дом, семья, собака не кормлена, мне не до вашей войны!» Воин обязан идти именно туда, где трудно. Обычный человек слаб, он плывет по течению и в борьбу не вступает. Обычный человек не только не вступает в борьбу, он всячески стремится ее избежать. Нужно БЫТЬ воином, чтобы ХОТЕТЬ сражения. Вот если я сейчас пну вас, что вы сделаете?

Старцы недоуменно переглянулись. Затем один ответил:

– Попробуем выяснить, почему это произошло. Возможно, вы это сделали по ошибке…

– А если вы пнете меня, то я тут же отрублю вам голову. Так понятно?

Гости ошарашенно замолчали. Затем один встал:

– Если вы хотите, чтобы мы немедленно…

Глойфрид выставил руку ладонью вперед, призывая их замолчать.

– Я не хотел вас оскорбить, прошу прощения, если вы как-то иначе поняли меня. Я просто пытаюсь объяснить, что воинами не становятся, а рождаются. Я знаю воинов, которые вообще ни разу не брали в руки меч. Они – исследователи или даже торговцы, но они не боятся трудностей, а смело встречают их. Есть люди, которых никто не учил сражаться, но если загнать их в угол – они начинают защищаться, бьются как могут. Есть же люди, которые боятся действовать: пусть даже его убивают – он как мышь забьется в угол и будет ждать, когда все закончится. Так вот, первые – это воины, и если их учить – из них действительно могут вырасти великие. Вторые же что ни делай, так и останутся трусами. Они могут стать прекрасными землепашцами, торговцами, даже священнослужителями, но из них не получится воин, способный противостоять Хаосу. И, как ни прискорбно говорить такое, мой сын относится ко вторым.

– Мы все это понимаем… – Один из адептов Ордена встал и тоже начал ходить по залу. – Но считаем, что истолковали пророчество Орлангура верно. Если вы не верите в сына, отдайте его в обучение нам.

– Не боитесь вложить в него массу сил и времени, а потом понять, что ошиблись? – Глойфрид в задумчивости погладил короткую, черную, как антрацит, бороду.

– Если есть хоть один шанс, что из вашего мальчика может получиться тот, кто сможет сдержать Хаос, – мы обязаны им воспользоваться. Мы ведь по сей день не нашли верного способа уничтожать темные артефакты, угрожающие мирозданию. Если Халт сможет…

– Ну уж нет! Обучать сына воинскому искусству я и сам могу. Правда, толку не будет. Ваше пророчество слишком туманно и запутано. Под него подходит каждый второй мальчишка. Мне, конечно, лестно, что вы выбрали именно моего оболтуса, но все же…

– Но все же?..

– Я даю слово приложить все усилия, чтобы воспитать из него воина. Обучить его всему, что знаю, нанять учителей, чтобы они научили его тому, в чем я сам не силен. А что из этого получится – одному Хедину ведомо. Ну, может, еще Ракоту.

– Договорились, – кивнул адепт Ордена. – Мы еще будем к вам заглядывать.

Глава шестая

– Можно? Эй! Ау! К тебе можно?

Халт не сразу понял, что спрашивают его.

– Кто там?

– Таран! Ты опять не закрыл дверь!

– Заходи! Сейчас, вытрусь только.

Халт появился, обернув бедра полотенцем. На подоконнике сидел его приятель, болтая ногами.

– Хреново, брат. Рыжебород мне рассказал, в какой переплет вы попали.

Хозяин мансарды потрогал черный ошейник. На месте. Он действительно не ощущался кожей, так что про него легко было забыть.

– Можно его как-то снять?

Тори покачал головой.

– Кажись, нет. Можно спросить Драгу, но магия у храмовых служителей что надо.

Тут Халт набросился на гнома с упреками:

– Рассказали бы мне про культ Черного солнца и Арену – я бы уже давно выяснил, что за магические выбросы! Ясно же, что они связаны. Что они делают? Кто они?

– Извини, я не подумал об этом. Мы вообще про Арену стараемся не говорить.

– Ну ты же знал про магию служителей Храма Черного солнца! И молчал!

– Да в этом сумасшедшем городе кто только не владеет магией! – взвился Таран. – Одни лишь гномы добывают руду и делают стоящие вещи. Все остальные заняты магией да продажей того, что сделали гномы!

– Ладно, остынь. – Халт в отчаяньи плюхнулся на кровать. Даже то, что ему удалось выяснить, очень ценно для адептов Ордена. Но как теперь попасть на Терру? И даже если бы он нашел способ – как отреагирует ошейник? Халт знал, что некоторые заряженные артефакты работали даже на Терре, в мире без магии. А ну как ошейник останется? Тогда в восемь двадцать утра он покойник. Нет уж, лучше вытерпеть два месяца, а потом рвануть отсюда. А чтобы не терять даром время – разузнать подробности об этих выбросах.

– Сколько дней прошло? Ты как спасся при облаве? Жрать охота – умираю.

– Пошли к Драге. Попробуем снять твой ошейник, поговорим и поедим заодно. Я ей уж и так и эдак намекаю: открывай таверну! Готовит она божественно.

Выяснилось, что прошло всего два дня, а не три, как думали пленники. «Новый Квершлаг» прикрыли, в шахтах дежурят гоблины и люди, а в рядах гномов раздрай. Одни отказались работать, другие же ходят в забой, опасаясь, что, если не выполнить план месяца, гайки закрутят еще сильнее, и тогда само существование подполья будет в опасности. Во время облавы погибли несколько десятков гномов, либо слишком молодых и горячих, либо слишком пьяных и тоже горячих. Все они сопротивлялись страже. Из верхушки Сопротивления в ту ночь почти никого не было, а те, кто был, например Таран, сумели улизнуть тайными проходами, о которых не догадывались не только гоблины, но и большинство посетителей «Нового Квершлага».

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org