Пользовательский поиск

Книга Пепел Асгарда. Содержание - Глава Х. Врата вечности

Кол-во голосов: 0

– Подробнее, Рирдаин.

– Да, Аэтерос, – светлый эльф склонил голову. Шёлковые пряди кое-где сгорели до самых корней, на руках – свежие ожоги и наспех затянутые прямо на поле боя розоватые шрамы. – Там очень сильны эманации Хаоса. Как будто вода сочится сквозь запруду. Капля за каплей. Ты не видишь потока, но камни покрыты мхом, а внизу стоят лужи. Вот такие вот капли Хаоса и там. Прости, Аэтерос, что не могу ответить лучше. Я знаю, что Хаос несовместим с тканью Упорядоченного, но дело там обстоит именно так. И именно там… дорога раздваивается. О́дин и его спутники идут по той, что ведёт прочь от привычной нам реальности. Там всё пропитано… пронизано… духом мёртвых. Это… – эльф замялся, подыскивая слова, – словно тропа духов. Я бывал на Чёрном Тракте, на хьёрвардском Гнипахеллире, Аэтерос. Я знаю, о чём говорю.

– Тогда твой отряд вместе с гномами Друнгара отправится следом за богом О́дином. Постарайтесь преградить ему путь. Можете не слишком скрываться.

– Понимаю, Аэтерос. Ты желаешь предупредить его в последний раз?

– Да, – кивнул Познавший Тьму. – Разумеется. Желаю.

– Всё будет исполнено по твоей воле, Аэтерос.

– Не сомневаюсь, Рирдаин.

* * *

– Что происходит, мой Хедин? Признаюсь, я совсем сбита с толку. Опять твой какой-то особенно заковыристый план?

Познавший Тьму улыбнулся, как-то по-особенному светло и чуть ли не беззаботно, но брови Сигрлинн остались сведены.

– Си, всё идёт, как я и предполагал. Старый Хрофт напролом лезет сквозь неведомые области Сущего, как я понимаю – к пределам Демогоргона. И мы отправимся следом. Это сейчас важнее всего, даже важнее отсутствия Ракота.

– Понимаю, – шепнула волшебница. – Он и впрямь задумал небывалое, наш друг О́дин, древний бог Асгарда. И его надо остановить.

– Что посоветует мне мудрая Сигрлинн, наставница Ночных Всадниц?

– Ночные Всадницы б сейчас не помешали, – буркнула чародейка. – Я постаралась бы поговорить с ним, мой Хедин. Случиться может всё, но, быть может, есть какое-то объяснение?

– Нет, Си, говорить с ним мы не будем. Напротив, сделаем всё, чтобы ему помешать. Я отправлю свой полк.

– Понимаю, – кивнула Сигрлинн. – Иногда приходится вставать на пути даже лучших друзей, чтобы они не наделали глупостей, вольно или невольно.

– Именно, – после небольшой паузы, кивнул Познавший. – Вольно или невольно.

Глава Х

Врата вечности

Границу Райна ощутила тотчас – потому что исчезли голоса в голове. Все и разом, словно их тут никогда и не было. Вот только что вокруг царила тьма, бескрайняя и беспредельная, – а вот вокруг уже привычное многоцветье Межреальности. Фенрир, державшийся тише воды, ниже травы всё то время, пока они пробирались преддверием Хаоса, приободрился, принявшись скакать из стороны в сторону, словно простой щенок. Со стороны выглядело это внушительно – если представить себе скачущую гору, из-под лап взлетали брызги раздавленной поросли.

– Славный у вас песик, – проворчал Скьёльд. Волшебник тоже распрямил плечи, задрал подбородок, хотя глаза и щёки у него ввалились. – Не хотел бы я попасться ему на зубок.

Ему никто не ответил. О́дин, Райна, Яргохор-Ястир – все смотрели на мага. Драконы на его блестящем безволосом черепе извивались, словно живые.

– Твой черёд, Скьёльд, сын Скримира, – внушительно взглянул О́дин.

– Мой, великий бог. Я знаю. Мы у самых врат. Ты чувствуешь, возрождающийся Древний?

О́дин, Райна и Ястир переглянулись.

Да, вдруг подумала валькирия. Врата.

Реальность изменилась. Здесь, после провалов Хаоса, Райна ощущала себя словно только что вынырнувшей на поверхность, когда не хватает дыхания и воздуха.

– Если сделать шаг назад, ничего не получится, – тихо, но непреклонно сказал чародей. – Мы ушли слишком глубоко. Мировое Древо где-то рядом. Кажется, протяни руку – и дотронешься, тянешь, пальцы пронзают пустоту, и ты… сходишь с ума. Самое великое, самое тайное – близко, совсем близко, а не дотянешься. А дотянешься – станешь богом! – Скьёльд облизнул губы.

– Станешь богом? – мрачно усмехнулся Хрофт. – Так просто?

Волшебник дёрнул щекой.

– Божественность – как приз? Как кошелек, до которого добрался ловкий вор?

– Не о том ведёшь речь, Древний Бог, – Яргохор покачал головой. – Мы у самых врат. Я чувствую их. И да, ты, чародей, прав, отсюда обратной дороги нет, кроме той, что мы оставили позади. Так что идём вперёд. Теперь уже нет нужны в следе. Я доведу. Показывай обход, маг.

– Сюда, – чародей махнул рукой. Прямо через густые заросли, где опять не видно было ни малейших признаков тропы.

Открывать дорогу пришлось самым простым образом – огромными лапами Фенрира. Волк по-прежнему радовался, что вырвались из черно-алой пропасти, и, застоявшись, крушил заросли, оставляя за собой широченную просеку. Скьёльд указывал направление.

– Отец, – Райна поотстала, говорила вполголоса. – Как ты думаешь, неужели Познавший Тьму и впрямь отправил сюда своих ратников?

Старый Хрофт усмехнулся.

– Неважно, отправил или нет. Совсем не важно.

– Как? Почему? Всё равно, решил он закрыть нам путь или нет?

– Конечно. Мы же с ним воевать не станем.

Райна покачала головой.

– Ты повторял это много раз, отец. Но – и альвийка-оружейница, и этот маг, да и Яргохор могут думать совсем по-иному.

– Смотришь в корень, дочка, – одобрил Старый Хрофт. – Очень многие могут думать именно что «по-другому». Но нам бы только добраться до врат…

– А потом?

– Мы их сломаем, – небрежно бросил О́дин.

– Вот так вот просто? Врата владений Демогоргона? – поразилась валькирия.

– Если там вообще есть то, что можно ломать. Не забывай, моя Рандгрид, мы имеем дело с Духом, великим Духом – так зачем ему какие-то ворота, стены и прочее? Так что «врата» – это просто слова. Пепел Асгарда открыл нам сюда дорогу, и обратно, – увы, этот выскочка-маг прав – нам так просто не вернуться. Там будет просто… просто другой мир, непохожий на подземелья Хель.

– Он будет как Валгалла? Ну или как поля Фрейи, если верить этому волшебнику…

Старый Хрофт ответил не сразу.

– Едва ли, дочь. Это не простая «страна мёртвых», где души усопших находят или покой, или награду, или кару. Демогоргон ужасен, как частенько говаривал мне Познавший Тьму, но не как была ужасна Хель. Тут что-то иное. Ужас непостижимого, наверное. Ничего так не выводит из себя Хедина, как невозможность что-то познать. А загадка Третьей Силы, мне ведомо, не даёт ему покоя множество веков. Порой мне казалось, что все войны Познавшего – это его отдых после мучительных попыток всё-таки расколоть этот орех.

Едва ли, подумала Райна. Войны были необходимы, кровавый ужас Безумных Богов сравнился бы с Боргильдовым полем. Познавший сражался по необходимости, а не по желанию. Неужели отец не видит этого? А если видит – зачем говорит?..

Странное, тревожащее чувство – они в Упорядоченном, они в пределах сущего, овеществившаяся воля Творца закрыла их от смертоносного дыхания Хаоса; но понимаешь, что ты словно бы не в миру, а в его тени. Ты сделался собственным двойником, и не знаешь, как другие увидят тебя – в привычном обличье или бестелесным призраком?

Неупокоённой душой усопшего.

– Скьёльд, сын Скримира!

– Что угодно великому богу?

– Мне угодно ведать, где сейчас воинство Хедина? Близко ли? Я желаю видеть.

Маг с вытатуированными на черепе драконами ещё ниже склонил голову, Райне показалось – драконы ехидно ухмыляются.

– Да простит меня великий О́дин, но это мне представляется немудрым. Для чего испытывать судьбу? Гораздо лучше и легче их просто обойти дальним путём. Пусть ждут нас на проторённых тропах…

– Откуда здесь проторённые тропы, чародей?

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org