Пользовательский поиск

Книга Пепел Асгарда. Содержание - Интерлюдия 5

Кол-во голосов: 0

– Тогда нам следует вернуться обратно в Хьёрвард, – заметила Райна. – В такую дорогу не отправишься просто так.

– Именно это мы и сделаем, дочка.

* * *

Опустевшие равнины Иды, казалось, не хотели отпускать двух путников. Райна потеряла счёт времени, а они с отцом всё ехали и ехали по угрюмым серым пустошам, и валькирия не видела ничего, кроме всё того же пепла.

Давнишние победители потрудились тут на славу.

– Они убили саму землю, Рандгрид. Она так и не ожила. – Отец Дружин не повернул головы. – Я хочу, чтобы Асгард расцвёл бы снова… неужели это слишком большая цена за все века моей… верной службы? – последние слова он вытолкнул из горла с явным усилием. – Да, я, великий О́дин, служил Новым Богам, словно наёмник. Ты хорошо знаешь, что это такое, моя Рандгрид.

Валькирия молча склонила голову. В горле у неё стоял ком.

– Как и ты, я служил, – продолжал Старый Хрофт со всевозрастающим гневом. – Служил, не требуя наград, не получая ничего. Новые Боги даже не спросили, нуждаюсь ли я в чём-нибудь. А теперь я не стану даже и говорить. Нам не нужно чужого, Рандгрид, мы лишь вернём то, что наше по праву. И пусть никто не дерзнёт встать у нас на дороге! – Он вскинул сжатый кулак, потряс им.

– Я готова сражаться, отец.

– Не беспокойся, сражений будет предостаточно. Есть множество сил в Упорядоченном, кому совсем не понравится наше вторжение в запретные области.

– Кому же? Познавший Тьму и Восставший, по твоим словам, отец, не станут нам препятствовать…

– Найдётся кому и помимо них. Слуги Хаоса, Дальние, козлоногие приспешники Неназываемого, адепты Спасителя. Дети Демогоргона, в конце концов. Я рассказывал тебе, ты помнишь?

– Конечно, отец. Квинтэссенция страданий живых, излившаяся в Межреальность и обретшая там множество обличий. Правда, должна признаться, что я сама о них ничего никогда не слышала. Только от тебя.

– Так и должно быть, – хмыкнул О́дин. – Дети Соборного Духа не вмешиваются в обычные свары. Познавший Тьму один раз сумел заставить их сослужить себе службу, когда на него шли Лишённые Тел.

– Но почему они должны напасть на нас? – недоумевала валькирия.

– Никто не говорит, что должны. Но могут, и к этому следует быть готовыми.

Валькирия не стала больше ни о чём спрашивать.

Их обратный путь в Хьёрвард оказался долог и нуден, О́дин словно пытался запутать следы, закладывая широкие полукружия по мёртвым равнинам. Зачем он это делает, Райна опять же не знала.

– Сперва обратно, в Хьёрвард. Потом к Источнику Мимира, – несколько раз повторил Отец Богов. – Оттуда – куда поведёт наш след. И посмотрим, не удастся ли добыть хоть что-нибудь из перечисленного нашей дорогой Оружейницей.

Унылый и скучный путь по серым пепельным полям навевал смертную тоску. Ничего не происходило, никто не посягал на путников, и О́дин на привалах рассказывал и рассказывал Райне истории – из случившегося до её рождения и из тех времён, когда он «служил» Новым Богам. Вспоминал День Гнева, вспоминал Яргохора и волка Фенрира, спасшегося от ярости Ямерта.

– Почему ты не стал отыскивать Фенрира, отец? Я имею в виду, уже после победы в Обетованном? Ты не был бы так одинок…

– Кто знает, что на уме у этого волка? – пожал плечами Старый Хрофт. – К тому же, не забывай, пророчество Рагнаради не исполнилось, однако никому не ведомо, расточилось ли оно полностью и совершенно. Кто знает, вдруг нам удастся задуманное, асы вернутся в отстроенный Асгард – и тогда в один прекрасный день мы будем принуждены к новой битве?

– Но кто станет в ней сражаться? – поразилась валькирия. – Чёрного Сурта больше нет. Нет и великанов, пусты залы Хель.

– Никто не в силах изменить судьбу, – угрюмо сказал О́дин. – Её можно лишь отсрочить. Но я с радостью обменяю собственное бессмертие на отмеренный мне срок до того дня, когда Волку будет суждено убить меня, – если, конечно, нам удастся вернуть к жизни всех асов.

Это не слишком походило на того О́дина, к которому Райна успела привыкнуть за время их странствий. Сказать по правде, это не походило на него совсем. Отец очень, очень изменился, стоило им встать на эту дорогу…

Однако она не возражала и старалась поменьше спрашивать.

– В общем, я бы не хотел, чтобы Волк крутился бы где-то поблизости, – признался наконец О́дин. – Если предсказанному суждено свершиться…

– То оно свершится в должный срок. Не раньше и не позже. Какой же тогда смысл…

– Не слишком-то приятно жить бок о бок с собственным будущим убийцей, – буркнул О́дин.

Отец вновь что-то утаивал, однако валькирия в который уже раз отмолчалась.

Они возвращались в Хьёрвард, чтобы, по словам Отца Богов, запастись всем необходимым для долгой дороги на самый край сущего. Серые равнины Иды сменились небом Митгарда, Слейпнир оставил позади облака; перед путниками раскрывалась богатая торговая Бирка, где продавалось буквально всё, что только могли отыскать тороватые купцы в самых отдалённых землях.

– Ты хорошо помнишь след, дочка?

Валькирия кивнула.

– Разбуди ночью, отец, – начерчу, а по нему самому – проведу с закрытыми глазами.

– Чертить смысла нет, слишком уж он длинен. Припасов нам понадобится с избытком, считай, на целый год Хьёрварда.

– Маги Долины тоже хаживали очень и очень далеко, но никогда не проводили в Межреальности слишком уж много времени, – заметила воительница.

– Мы не маги Долины, – нахмурился О́дин. – Боюсь, что желающих проследить, куда это мы направляемся, сыщется с преизлихом. Поэтому торопиться не будем. Между мирами тоже есть свои тайные тропы, и чем меньше магии мы пустим там в ход, тем лучше.

На богатом торгу было нетрудно найти всё необходимое, не забывая и о вьючных животных; но заботиться о них предстояло самим, О́дин наотрез отказаться нанимать погонщиков.

– Мы идём вдвоём. Я и ты. Больше никого. Возьмём лишь то, без чего не обойтись совсем. Я тоже хаживал по Межреальности, там неплохая охота, а поспешать мы станем медленно, то есть без суеты.

Интерлюдия 5

Ещё один свиток лежал под пальцами Познавшего Тьму, маленький, аккуратный, с фиолетово-серебристым тиснением, такого же цвета шнурками и печатью.

Сигрлинн глядела на него так, словно невинный пергамент был, по крайней мере, тем самым Мировым Яйцом, из коего, по поверьям некоторых народов, и народится грядущий Уничтожитель Сущего.

– Я… не знала. – Она с усилием выдохнула. – Но спасибо, что показал мне. Спасибо, что… что так веришь.

– Как же иначе, Си?

Она покачала головой, словно хотела произнести что-то вроде «верить нельзя никому», но промолчала.

– Я же говорил – доброжелателей хватает. И самых простых чувств – гнев, ревность, зависть – хватает тоже. Ничего удивительного. Надо относиться к ним со снисхождением, к людям, гномам, эльфам…

– И альвам, – мрачно сказала Сигрлинн, сверля свиток взглядом.

– Альвам особенно, с их-то вековой обидой на Перворождённых…

Волшебница потянулась, осторожно взяла свиток, развернула. Губы сжались в тонкую линию.

– Обычно нам больно узнавать про каких-то «бывших» своего единственного. А вот мне сейчас – нет. Я просто вижу, что мои тревоги не напрасны, мой Хедин. И я благословляю ревность этой несчастной альвийки, потому что если б не она…

– Си, такое скрыть невозможно. Мы узнали бы всё равно, может, чуть позже.

– Но что мы теперь станем делать? Старина Хрофт и впрямь задумал что-то небывалое, ведь верно?

Они говорили не в тайной комнате со множеством отражающих магических зеркал-кристаллов, и даже не в пределах Обетованного. Вокруг, в глубинах Межреальности, раскинулся лагерь подмастерьев, и там царила непривычная тишина.

Небольшое войско шло скорым маршем, не мешкая, сквозь пласты реальности, всё дальше и дальше от обитаемых, привычных миров, где обычно и приходилось сражаться. Обетованное осталось почти пустым. Никто не охранял даже воды священного Урда.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org