Пользовательский поиск

Книга Пепел Асгарда. Содержание - Интерлюдия 7

Кол-во голосов: 0

Души же не оставляли её ни на миг. На бестелесных лицах играли улыбки, счастливые, почти безумные. Матери играли с детьми, и детвора, по своему обычаю приняв творящееся с ними, затевала обычную суматоху. Разве что они теперь не могли ничего разбить, опрокинуть или поджечь.

– Ещё немного, – твердила им Райна. – Совсем немного.

Искомое место открылось внезапно, всё разом, как это обычно и бывает в Межреальности.

Неведомое нечто под ногами сделалось похожим на землю, над головами раскинулся купол почти настоящего неба; к нему тянулись стебли гигантских цветов, и Райна мельком подумала, какие ж нужны пчёлы, чтобы собирать нектар с таких исполинов.

Ветер силы утих, магия сворачивалась мягкими кольцами и Райна видела, как перестают трепетать приведённые ей души, словно намерзшиеся люди, со вздохом облегчения ступающие в тёплую воду. Призраки рассыпались по окрестностям, детвора ринулась к озерку, куда сбегали многочисленные ручейки, бравшие начало в листве трав-гигантов.

– Дошли. – Старый Хрофт встал рядом с валькирией, молча наблюдавшей, как призраки-дети скользят по водной глади. – Ты права, дочь. Здесь им ничто не угрожает… если только те, что сильнее Яргохора, не постараются наложить руку и на это местечко.

– Почему, отец? Кому они помешают?

– Яргохора больше нет на Гнипахеллире, ты забыла? А вдобавок тобой проложена новая тропа для мёртвых. Кто-то из них, и в немалом числе, сможет двинуться по ней.

– И что?

– Рушится установленный от начала времён порядок, – мрачно сказал Старый Хрофт. – Посмертие всегда было… карой. Очень и очень для многих. В Валгаллу уходили герои, ты сама знаешь. Немногочисленные «добродетельные жёны и мужи» – на поля Фрейи. Куда больше – прямиком в Хель.

– Я никогда не спрашивала тебя об этом, повелитель, но кто установил этот жестокий закон? – Райна взглянула отцу прямо в глаза. – Почему надо слать в Хель детей? Чем они провинились? За что их обрекают на такую муку? И почему никто – ни мы, Древние, ни Ямерт и его братья, ни Хедин с Ракотом ничего здесь не изменили? Я тоже виновата, кстати, потому что, пока стоял Асгард, мне и в голову не приходило об этом задуматься. Если ты умер во младенчестве, ты слаб. Слабым не место в Валгалле, их удел – Хель, вот и вся премудрость. Сейчас я понимаю, это ложь, но…

– Райна! – прервал валькирию О́дин. – Мы подступили к самому краю владений Орла и в меньшей степени Дракона. Думаешь, я не задавался этим же вопросом?

– А разве не ты, отец, создал само царство Хель? Разве не ты отправил её править там?

– Я, – О́дин не отвёл взгляда. – Так было всегда.

– Что «было всегда»?

– Всегда были смерть и посмертие. Всегда души покидали отжившую плоть, и, когда мы творили Валгаллу, сотворили и Хель. Сперва безо всякой правительницы. Просто душам требовалось куда-то уходить, не истаивать и не пить кровь живых, подобно упырям.

– А почему такая жуть? Почему холод, мучения и страх? Ужас без конца?

– Наша ошибка, – нехотя признался О́дин. – Мы думали лишь о героях, лишь о достойных. Пасть в битве – высшая доблесть. Мужественным – Валгалла, прочим – Хель. Нам казалось, что так люди сохранят доблесть, будут храбры и непреклонны. Сейчас я понимаю, как мы ошибались – и мы, и другие Древние Боги. Но было поздно; пришли Ямерт и иже с ним.

– И тоже ничего не изменили.

– Да. Яэт, Размышляющий Бог, когда-то избрал Хель местом уединения, но не более того. Валгаллы не стало, по Чёрному Тракту теперь уходили все – и герои, и негодяи. Потом ушёл и Яэт. Но даже Хедин с Ракотом ничего не сделали. Посмертие оставалось как бы само по себе.

– Постой, отец… неужели… ты хочешь не только возродить Асгард?! – глаза валькирии расширились.

– Именно, дочь. Несправедливые законы должно менять. Если надо, «каменные скрижали да будут раздроблены». Суть божественности, как мне кажется – справедливость; а вот справедливостью-то в Упорядоченном как раз и не пахнет. Нельзя всё время воевать. Поэтому я и не знаю в точности, чем кончится твой… твоё… начинание, скажем так. Но возврата к прошлому не будет. И все-все до единого силы, что тянут лапы к посмертию, к участи душ за гранью бытия, сейчас донельзя встревожены, я не сомневаюсь. Спаситель. Великий Орёл. Быть может, и Неназываемый – его твари тоже вовсю охотятся и гоняются за смертными, наделёнными душой…

– Получается, мы бросили вызов сразу им всем, – Райна гордо выпрямилась.

– Да, дочка.

– Что ж, битва, достойная валькирии, – бросила та. – В дорогу, отец. Мною приведённые души дождутся нашей победы; так что нам осталось лишь не подкачать.

Интерлюдия 7

По Упорядоченному десяток за десятком рассыпались тайные дозоры. Подмастерья Познавшего Тьму оставляли старые, знакомые посты, бросали все дела, подхватывали нехитрый скарб воина – и уходили. Пустело Обетованное, даже обосновавшиеся там хозяйственные половинчики поднимались вместе с жёнами, оставляя ребятню на старых дедов и бабок.

Приказ был прост – найти Старого Хрофта. Найти любой ценой. Где угодно. Достать из Хаоса или бездны Неназываемого, если потребуется.

Все заботливо накопленные запасы, все сберегаемые про чёрный день резервы пошли в ход. У Источника Урд осталась лишь небольшая охрана.

Как ни странно, много где в Упорядоченном воцарилась внезапная и недобрая тишина. Враг – или, вернее, враги – нигде не попытались воспользоваться моментом. Нигде не открывались порталы из неведомых миров, не выплёскивались из них орды храбрых, но глуповатых быкоглавцев. Никак не проявляли себя ни Дальние, ни слуги Хаоса, притихли даже неугомонные козлоногие, перестав копошиться в складках Сущего, где им позволял пролагаемый Путь.

В нескольких мирах, где, похоже, начинали сбываться пророчества Разрушения, всё замерло и затихло.

Приказ один – найти О́дина, Древнего бога Асгарда, найти во что бы то ни стало. Не нападать, но следить в полной готовности.

Бывалые подмастерья качали головами и чесали в затылках. Старого Хрофта знали все, знали хорошо, рассказы о нём передавались из уст в уста. Герой, сражавшийся рядом с Учителем, Аэтеросом чуть ли не с начала времён. Что могло случиться, если отданный приказ гласил – «найти и следить, оставаясь незамеченными, в готовности к бою»?

Вампир Ан-Авагар стоял на одном колене перед грозным Хедином. И да, Познавший Тьму был поистине грозен. Нахмуренное чело, пронзающий взгляд – вампир чувствовал, как у него в буквальном смысле трясутся поджилки, и вдруг очень хорошо понял, как же ему хочется, несмотря ни на что, просто жить.

– Слушай меня внимательно, дитя Эйвилль. У вашего племени большой долг передо мной и другими, кого я защищаю. Вы и ваш род живете лишь благодаря моему заступничеству и покровительству. Пожелай я – и завтра же ваши гнёзда в дальних мирах будут выжжены дотла. Я не рассчитываю на твою признательность, вампир, а на единственное чувство, что вы способны испытывать, – страх.

Ан-Авагар судорожно кивнул, не в силах издать и звука.

– Тем не менее кое-что я могу доверить только тебе. Не думай, что это сделает тебя незаменимым, – таковых в моём воинстве нет.

Как же не походил этот грозный бог на всегда такого сдержанного, чуть ли не мягкого Хедина! Да, он имел право приказывать, имел право повелевать. И такому богу лучше было не перечить.

– Внимаю и повинуюсь, великий Хедин, – кое-как пролепетал вампир.

– Вот именно. Ты чувствуешь мёртвых лучше всех. Вы, как ни крути, природные некроманты. Что-то странное творится в Хьёрварде, на Гнипахеллире, там, где начинается Чёрный Тракт в тамошнее царство мёртвых. Отправляйся и разберись.

Вампир поспешно распростёрся ниц. Бросить вызов такому Хедину – надо быть поистине безумцем. И повиноваться такому богу – одно удовольствие. Ибо он силён, силён по-настоящему, и может не только покарать, но и вознаградить.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org