Пользовательский поиск

Книга Сандэр. Убийца шаманов. Содержание - Глава 4Улиткоголовые

Кол-во голосов: 0

За сутки абсолютно здоровый разумный, над которым сотворили ритуал Жертвы Серым Пределам, чахнет и погибает. У него сначала истощается айгата, затем плоть дряхлеет, и он умирает глубоким стариком.

Я не позволю морлоку умереть и изгоню пожирателей, едва они съедят всю магическую энергию. С ней они слопают и ту пакость, прилепившуюся к ихтиану. Конечно, ему будет нестерпимо больно жить несколько дней, до восстановления айгаты, с истощенным астральным телом.

Его уже сейчас сложно отыскать в астрале. Он становится невидим для духовного зрения. Энергии у него было маловато, верно, сильное заклятие применил. Нынче и того меньше.

Запах тоже изменится. Я вырезал ножом на земле знак земляной стихии, полоснул по своей ладони и, сцеживая кровь в колдовскую фигуру, набрал пригоршню сырой земли из-под дерева, перемешанной с перегнившими листьями. Подозвал троллей, измазал пахнущей гнилью и сыростью жижей лица Слинка, синекожих и свое. Мысленно обратился к духам земли с просьбой скрыть нас от нюха врагов. Повторял просьбу, закрыв глаза и отгородившись от внешнего мира, пока не вошел в легкий транс. Звуки пропали, я остался наедине с незримой массой земляных духов, соединенный с ними алой кровяной нитью.

Стало вдруг спокойно на душе от уверенности – духи приняли подношение и выполнят обязательство.

Усилием воли отрываюсь от нити и выныриваю в реальность ночного леса. Вокруг напряженные физиономии синекожих, склонившихся над лежащим мной. Все нормально, парни, утомился слегка. Даже простейшие магические действия страшно изматывают из-за малого запаса айгаты.

На меня навалилась усталость, словно не спал неделю. Еще и слабость, вставать тяжело. Хочется лечь и спать.

За что не люблю магию Трехлунья – так это за чрезмерный откат после заклятий и ритуалов. Магической энергии требуется прорва. Истощение отрицательно сказывается на состоянии мага. Бывает, особо мощные заклятия лишают волшебника возможности двигаться.

Шор-Таз хмыкнул и перебросил меня через плечо, точно тушку какой-нибудь оголодавшей косули. Боковым зрением замечаю Полга, сделавшего то же с ихтианом, и пальцовку Вяленого Быка, приказывающего путать следы.

Сметливые у меня бойцы. Выследить нас сложновато будет и злому духу. Я и морлок истощены, по айгате нас не учуешь. По запаху тем более. А уж на запутывании следов тролли серебряного единорога съели.

Глава 4

Улиткоголовые

Тюрьма Четырех Ветров издали казалась смесью веяний жаркого пустынного самума и ледяной северной вьюги, восточного влажного тайфуна и западного урагана. Визуально, без ночного зрения, барьер выглядел полупрозрачным параллелепипедом, вздымающимся на сотни метров над лесом. Ветра, образовывающие его, оглушительно ревели и завывали на все лады.

Близился рассвет. Небо над деревьями посветлело, и на его фоне ирреальное воздушное сооружение напоминало нелепую громаду льда.

Сколько расходуется айгаты на поддержание барьера, и представлять не хочется. Алисия угрохает на него всю энергию и свалится без чувств.

«Лаклак, ты меня слышишь?» – послал я зов морлоку, находящемуся внутри. Он – единственная надежда на досрочное снятие Тюрьмы.

«Кан-Джай! – раздалось в сознании радостное кваканье. – Живой! Я тебя плохо ощущаю, ты ранен?»

«Нет, просто айгаты всего ничего. В лесу потратился. Мы стоим у края поляны. Все сравнительно целы. С нами Слинк, он без сознания. Будь добр, скажи Алисии снять барьер».

И тишина. Лаклак молчал с минуту, обдумывая ответ.

«Вы не подождете до восхода солнца?» – робко поинтересовался он.

«С какой стати? У меня раненый морлок на руках, нуждающийся в помощи. У него переломы и ушибы, истощение».

В голове послышалось продолжительное бульканье, означающее нерешительность и размышления ихтиана.

«Понимаешь, в чем дело, Кан-Джай. К нам приходило нечто, выдававшее себя за Слинка. Его ментальный образ, его голос. Оно звало меня, умоляло убрать ветряные стены, помочь ему, ибо за ним кто-то гонится. Я еле распознал подмену. Пришелец понял это и исчез».

Я от убийцы ожидал подобного. Чтобы скопировать ментальный образ, надо иметь развитые способности к магии разума. Ясно, почему охрана вождя проворонила похищение шамана улиточников из охраняемой хижины.

«Проверь нас на соответствие деталям наших ментальных образов, запечатлевшихся в твоей памяти, Лаклак».

Проверка длилась минут десять. Морлок удрученно вздыхал, сосредоточенно квакал и, в конце концов, облегченно выдавил:

«Ты и вправду Кан-Джай. Погоди немного».

Стены барьера с громким хлопком развеялись. Воздушная волна чуть не сбила меня с ног, Шор-Таз и Полг зажмурились, прикрываясь руками от резкого ветра. Ближайшие деревья прогнулись, опавшие листья взвились сизо-бурой тучей.

Ветер утих, и перед нами предстала поляна с развесистым деревом посредине. Под ним стояла бледная аэромантка в окружении синекожих, сжимающих оружие. Алисия нетвердо шагнула нам навстречу и упала на руки подхватившего ее Крама.

Выдохлась девочка.

– Варк-Дан, чего ты вылупился? Не знаешь, что делать? – гаркнул я на пялящегося на нас ученика. – Силу в нее побыстрее вливай!

– Вы… вы… – взволнованно произнес будущий шаман и, кивнув, кинулся к аэромантке.

Улиточники изумленно поглядывали то на меня, осмелившегося приказывать ученику великого шамана, то на Варк-Дана, положившего ладонь на лоб девушки и торопливо шепчущего заклинание. Тролль готовился перекачивать в нее «сырую» магическую энергию для восполнения запаса айгаты и восстановления истощенного астрального тела.

Мы с Полгом и Шор-Тазом ступили на поляну. Змеиная Шкура свалил морлока под деревом, к соплеменнику заспешили Лаклак и Мунк. Я присел подле ученика Гал-Джина, ко мне подошел Бал-Ар.

– Мои варды сообщат о чужом, Кан-Джай. – Он присел на корточки.

– Какого лешего у вас произошло? – Блин, голова кружится.

– К нам приходил сэкка[3]. Поносился вокруг ветряного дома и улетел. Притворялся рыбоголовым, звал родичей, просил впустить.

– Давно ошивался?

– Вскоре после вашего ухода появился. Улетел недавно. Красная луна сдвинулась на полпальца по небу.

Палец, по понятиям синек, длится около часа. Полпальца – полчаса. Вовремя мы вернулись.

– В какую сторону улетел, знаешь?

– Туда, куда вы ушли. Теперь-то вы с другой стороны явились.

Ну да, следы запутывали и крюк сделали. Разминулись мы с той тварью. Она кушать смылась, бросив охоту на наших колдунов и магичку. Вот-вот рассветет, спать укладываться пора, а она не ужинала. Непорядок. То-то удивится, не найдя харча на ветке. И не поделаешь ничего: до восхода солнца считаные минуты. Горизонт разгорается. Придется ложиться несолоно хлебавши.

Я тихонько засмеялся. Мы ее сделали! Слинк жив, никто из троллей не пострадал. Следующей ночью тварь в бешенстве будет. Мы же подготовимся и перейдем в наступление. Аэромантке восстановиться бы до сумерек. Благодаря ей ребята у реки выжили.

Варк-Дан усердно вливал в нее айгату. Бледность спала, дыхание выровнялось. Чуточку энергии – и очнется.

Алисия пришла в себя с первыми лучами солнца, брызнувшими из-за деревьев. Веки затрепетали и приподнялись.

– Сандэр? Вы… как… – Девушка попыталась привстать на локтях, я ее придержал, положив руку на плечико.

– Отдыхайте. Вы истощены. С нами все в порядке, все живы, не волнуйтесь. Лаклак!

«Будь добр, погрузи ее в сон. Ей ни к чему растрачивать силы».

«Да, Кан-Джай».

Алисия обмякла, и я аккуратно опустил ее на траву. Она мне скоро потребуется бодрой и свежей. Есть у меня идея насчет оборотня, и без аэромантки ее проверить не получится.

– Наломайте веток, соорудите носилки для нее, – я кивком указал на спящую девушку, – и морлока. Доберемся до деревни – отошлем рыбоголового на озеро с улиточниками.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org