Пользовательский поиск

Книга Сандэр. Убийца шаманов. Содержание - Глава 8Дитя Гал-Джина

Кол-во голосов: 0

Ученики воздели руки к восстановленному за день тотемному столбу, заголосили, испрашивая помощи у покровительницы. Озерная Улитка никогда не нравилась ведьме. Чересчур мягка, толку от нее в битве никакого. Будь она и ее спутники в мире духов пожестче – улиточники дали бы достойный отпор соседним племенам и властвовали на озере вместо выскочек Водяных Крыс.

На что они рассчитывают? Озерная Улитка не откликнется на зов непосвященных. Проси ее старик Анг-Джин или верховный шаман – она бы поделилась с ними Силой. Неопытные мальчишки не знают нужных слов и жестов.

Настал час развеять иллюзорную веру в помощь покровительницы племени.

Ведьма длинным прыжком переместилась к тотемному столбу, миновав учеников, и хлестнула его жгутами скрученных волос. Щепки, каменная крошка посыпались из священного идола. Столб заскрипел, покосился. На нем проступили борозды от удара.

Чары старшего духа укрепляли дерево и камень. Не беда. Следующие два удара повалили тотемный столб на жертвенный камень, расколовшийся под гигантским весом, и разбили на три колоды.

Мальчишки с ужасом взирали на сокрушенную громаду. Они не закончили заклятия, надежда на победу рухнула. Развернувшись, они бросились наутек.

То-то же. Никому не совладать с нею, убившей стольких колдунов, в этой ничтожной деревне.

Оттолкнувшись волосами от земли, она прыжком преодолела расстояние до хижины верховного шамана. Охрана разбежалась, на ступенях только трясся, выставив амулет из раковины улитки, отгоняющий злых духов, ученик Гал-Джина.

Ведьма рассмеялась. Ее смех взломал спешно возведенный щит и резанул по ушам паренька, окунув его в море отчаяния и боли. Выбитый из рук оберег взорвался осколками, впившимися в горе-колдунишку.

Ноги молодого тролля подкосились в коленях, и он распростерся перед сэккой. Так и до́лжно встречать ее, едва не победившую знаменитого Гор-Джаха, и принимать смерть. Волосы ведьмы окутали мальчишку, выпивая остатки рассудка и жизни.

Она перелетела через высохшее тело и, откинув полог из шкур, ворвалась в хижину. Пьянящий аромат крови, смешанный с запахами тлеющих трав и целебного раствора, навеял смутные подозрения. Верховный шаман полулежал в посудине затылком к ней и не шевелился, но она не чувствовала его. Алые пятна на полу дурманяще пахли гибелью.

Его духа здесь нет. Мертвая телесная оболочка плавала в кровяном восстанавливающем растворе. Сердце давно не билось, ноги заплелись в пляске смерти, в распахнутых глазах навеки застыл ужас.

«Кто?»

Ведьма взвилась под потолок и вылетела, пробив крышу. Удлинившиеся волосы удерживали ее в воздухе, опираясь о перегородки.

«Кто посмел отобрать мою добычу?!»

Ярость захлестывала, мешая сосредоточиться. Она пообещала убить его последним. Он мертв, а его ученики и родичи живы. Он должен был пасть от зубов ее детей, а стал жертвой чужака, чьего запаха она не помнила. Гал-Джин не просто погиб: из него выпили дух.

– Кто?! – Крик сэкки волной накрыл волной деревню, ударив по прячущимся в хижинах троллям, и рассеял младшего лоа, завершавшего трапезу над трупом часового.

Враг, убивший верховного шамана, пах змеями и сыростью. К его запаху примешивался неповторимый, горьковатый аромат колдовской Силы. Он не лоа и не тролль. С ним ведьма не сталкивалась. Такого она запомнила бы. Он не шаман, ибо мельчайшие духи сопровождали бы его толпой, и некоторые из них остались бы в хижине шамана.

Кем бы ни был незнакомец, он пожалеет о содеянном. Ведьма догонит его, и он позавидует убитому Гал-Джину.

Плевать на жителей деревни, она сможет поглотить их завтра.

Сэкка рванулась по следу махайром, учуявшим белого волка, извечного врага саблезубого кота. Духи воздуха и земли, слякотники, корневики испуганно сбегали с пути несущейся по лесу воплощенной ярости.

«Мама, мы не встретимся с отцом?» – спросила проснувшаяся Дочь.

Девочка спала весь день и бо́льшую часть ночи, готовясь к предстоящей встрече. Ведьма сочла сон лучшим для нее занятием. Сегодня состоится сражение с Гор-Джахом, пусть маленькая помощница наберется сил.

«Нет, Ланира, – проворчала раздосадованно сэкка. – Мы никогда с ним не встретимся».

«Почему? Ты же обещала…»

«Он умер, – предельно ясно ответила ведьма. – Мы гонимся за убившим его колдуном».

Дочь замолчала. Заговорила она, когда ведьма резко остановилась, учуяв новые запахи.

След с самого начала показался сэкке слишком уж четким, будто окропленная кровью тропа в снегу. Теперь она уверилась – враг намеренно оставил его для преследовательницы, желая завлечь в западню. Как иначе объяснить пропажу колдовского запаха? Он вывел ведьму к Лысому Холму, ее убежищу.

Она втянула носом прохладный ночной воздух и прислушалась. Помеченные ею деревья шептали об опасности впереди, ветер доносил знакомые запахи.

Пробудивший поблизости. Чего он хочет на этот раз? Вновь заключить сделку? Она не виделась с ним после ритуала Пробуждения. В ту ночь он предложил ей свободу в обмен на смерть шаманов озерных племен – сначала Зеленых Улиток, потом Водяных Крыс. Особенно он желал смерти верховного шамана Гин-Джина. Она поклялась благосклонностью Покровителя помогать Пробудившему, покуда их интересы совпадают. Его устраивала гибель шаманов и не волновало, от чего они умрут. Она жаждала мести и нуждалась в пище для себя и детей.

Наступит время, и его потроха послужат едой для Сына и Дочери. Она же не давала слова помогать ему во всем и защищать его.

Пробудивший не подозревал, кого разбудил. Он наивно считал ее злым духом, заточенным аллирами в брошенном храме, и думал использовать. Сильный, но глупый, как престарелый, выживший из ума олифант. Он узнал о запечатанном храме случайно от какого-то бродячего колдуна и соблазнился открывшимися возможностями, надумав устранить врагов родного племени.

«Мама, кто там, перед нами?» – подала голос Дочь, вырастая из левого плеча ведьмы.

Их пятеро. Четверо мужчин и женщина, воины и колдунья из древнейшего народа, презираемого и ненавидимого троллями. Длинноухие светлокожие твари, забравшие у нее отца. У нее ли? Сэкка тряхнула гривой невидимых волос, отгоняя наваждение. У нее, не у нее – они достойны умереть в мучениях хотя бы из-за того, что ее лучший, знаменитейший Враг происходит из их рода.

Аллиры. Они умрут, чего бы ей это ни стоило.

Глава 8

Дитя Гал-Джина

Чтение бестиариев и справочников с описаниями разнообразных духовных сущностей – обязательное занятие для учеников магов, и меня в том числе. Нравится мне читать о всяческих духах и монстрах. В библиотеке Гварда все спиритуарии от корки до корки «обглодал», едва Кьюзак открыл мне доступ в книгохранилище. Ни в одном фолианте из прочитанных серокожий любитель игр не упоминается.

Начинаю втайне лелеять надежду, что стану первооткрывателем неизвестного доселе вида. Впрочем, не исключено, что передо мной банально маскирующийся под тролльего ребенка старейший лоа. Хотя почему маскирующийся? Может, дитя – его истинная внешность. Не самая тошнотворная, кстати, из рассказов зверомастера, собирающего инфу о ксаргских духах.

Серый малыш твердо вознамерился пустить мне кровь. Ишь, зубки отрастил под стать саблезубу. Впечатляет – из увеличившегося рта торчит пучок белесых игольчатых зубов. Прокусить ими одежонку, не укрепленную чарами, проще пареной репы. А уж коготки какие замечательные – длиннее пальцев, массивные, антрацитовые. На пальчиках у моего «игрового» оппонента наросла роговая чешуя, они потолстели, да и весь серенький «мальчик» изрядно подрос за считаные мгновения.

Подобравшись, точь-в-точь махайр, готовящийся прыгнуть на жертву из кустов, мелкий взмыл в воздух и живым снарядом устремился ко мне. Хорошая у него техника полета – пасть распахнута, лапы, то есть руки, вдоль тела и на подлете ко мне выбрасываются вперед. Только я шустрее.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org