Пользовательский поиск

Книга Седьмая Казнь. Содержание - Часть пятая

Кол-во голосов: 1

Не «почему» – «как». Словно «почему» было вполне ясно. И только «как» имело смысл.

Не стараясь уклониться, принц Бифальт выдержал невидящий взгляд магистра. Он закусил губу, чтобы не высказать то, что было у него на уме.

Эти заклинатели заключили союз с Амикой ради разрушения Беллегера. Архивариуса удивила точность предположения принца Бифальта. Ему досаждала возможность раскрытия.

Но магистр Марроу очень быстро вернул свое прежнее самообладание. Неожиданно успокоившись, он согласился:

– Да, ошибка. Моя ошибка. Другого объяснения просто нет. Вы же видели мою комнату, эти груды на письменном столе. Все эти книги принесли ко мне, чтобы я расставил их по нужным местам. «Седьмая Казнь» должна быть там.

Я слишком отвлекся. Я забыл…

Заклинатель развел руками – жест примирения.

– Примите мои извинения, принц. Нужная вам книга точно находится там. Ее не уносили из Последнего Хранилища. Нет. Я бы почувствовал, если бы это произошло. Острая боль здесь, как рана, – он похлопал себя по груди. – Когда я найду книгу, я передам ее в вашу комнату.

И чуть ли не смиренно добавил:

– У того, кто изучает магию, необычное чувство юмора. Мы находим забавным не то, что другие. Я совсем не собирался насмехаться над вами.

Принц фыркнул про себя. Сжав зубы, он хранил молчание. Никогда он не презирал магию и магов больше, чем сейчас.

* * *

Хотя самым большим желанием принца Бифальта в то время было избавиться от компании магистра Марроу, он все же последовал за слепцом вниз через библиотечные круги к жилым этажам башни. И пока он спускался по спиральной лестнице, решимость его набирала силу. Он претерпел уже больше унижения, чем был готов вынести. Принц пожалел о своем желании быть дипломатичным. Он держал язык за зубами только потому, что хотел дождаться возможности, когда останется с магистром один на один – без посторонних ушей.

И вот, наконец, он со своим провожатым оставил бессчетное число книг позади, и ему показалось, будто он почувствовал, как всю их тяжесть сняли с его плеч. Хотя, возможно, это была тяжесть его собственного невежества. Без всякого сомнения, его нельзя было даже сравнить с этими людьми, которые знали так много, которые так презирали обычных людей, чьей единственной ошибкой было случайно родиться без дара. На этом этаже принц уже дышал свободнее. Он расправил плечи, поднял выше голову и временами останавливался посмотреть, куда ставит ноги. Чувствуя себя уверенней на лестнице, которая не шла по кругу, на этажах, не нуждающихся в парапетах, принц заговорил сразу, как только убедился, что оказался наедине с магистром.

– Я задам вам один вопрос, – неожиданно заявил он. – Ответ на него удовлетворит меня на время, пока я не получу книгу в свои руки.

Остановившись, старик вскинул брови.

– Когда, – потребовал принц Бифальт, – вы скажете мне правду?

Магистр Марроу вздохнул.

– Тогда же, когда и вы, принц. Когда и вы.

Заклинатель махнул рукой. Сразу же из бокового прохода появился слуга.

– Этот монах, – сказал заклинатель, – проводит вас к вашей комнате. С меня уже хватит вашего общества на сегодня. В столовую не возвращайтесь. Еду будут приносить вам каждый раз, как вы попросите. Я не намерен больше рисковать – вдруг ваша вспышка повторится. Магистр Раммидж во второй раз уже не будет так мягок.

Повернувшись к принцу спиной, архивариус пошел прочь.

Не намерен? Принц Бифальт не был намерен себя сдерживать.

– Когда мы снова встретимся, – крикнул он вдогонку архивариусу, – я спрошу, почему вы боитесь.

Магистр Марроу ничего не ответил. Похоже, он и не слышал.

Ругаясь самыми страшными проклятиями, принц позволил отвести себя обратно в свою уединенную комнату.

* * *

У двери он все же остановился.

– Послушай меня хорошенько, монах, – сказал принц своему провожатому. – Скажи магистрам, что мне нужно поговорить с моим товарищем, Элгартом. Пусть его приведут ко мне. А если нет, я заставлю магистра Раммиджа изувечить меня. Я буду постоянно заставлять его увечить меня, пока либо сам не умру, либо Элгарта не доставят ко мне.

Ему нужно было поговорить с единственным во всем замке человеком, который понимал сложность его выбора и у которого была та же цель, что и у него.

Ему нужно было удостовериться, что Элгарт жив и здоров. И что заклинатели не переманили его на свою сторону.

И ему нужна была карта. Если архивариус сдержит свое слово, принц собирался сбежать из Последнего Хранилища. Каким угодно способом. Если получится.

Ничего не обещая, слуга почтительно поклонился.

Слуга ушел, и принц Бифальт, войдя в свою комнату, захлопнул за собой дверь и запер ее на задвижку. Затем схватил бутылку с вином и пил, пока не начал задыхаться от его кислого привкуса.

«…я передам книгу в вашу комнату».

Принц не верил ничему, что сказал ему магистр Марроу. «Седьмую Казнь» ему не принесут. Она уже в Амике. Или у генерала Форгайла. Архивариус солгал. Он и не прекратит лгать. Слэк научил принца Бифальта тому, что дар магии был также даром лжи. И если принц не выучил этот урок у Слэка, то ему преподали новые уроки в караване Сета Унгабуэя.

Вначале принц решил напиться до беспамятства. Но потом он отставил эту отчаянную мысль. После всех неудач он все же надеялся переговорить с Элгартом. И на случай, если ему приведут его последнего товарища, принцу понадобится ясный ум. Он – принц Бифальт, старший сын короля Беллегера. Он будет ждать, пока не притупится боль его разбитого сердца.

Часть пятая

И все же чувство беспомощности грызло его. Грызло до самых костей, как ненасытный хищник. Когда принц наконец услышал стук в дверь, он подошел к ней пошатывающейся походкой, словно у него только что случился припадок.

Отодвинув защелку, принц Бифальт рывком раскрыл дверь – перед ним стояла маленькая стройная фигурка Амандис, служительницы Духа. С распущенными волосами, завернутая в свой скромный плащ, сцепив руки под рукавами, она молча и серьезно смотрела на него.

От неожиданности принц Бифальт сначала только глупо смотрел на нее. Он еле подобрал слова:

– Где Элгарт?

Она не ответила. Вместо этого Амандис начала наступать на принца, пока ему не пришлось отойти в сторону. Тогда она вошла в комнату и закрыла за собой дверь.

Принц хотел было снова спросить, где Элгарт, но, взглянув на Амандис, передумал. «Моих навыков достаточно, чтобы убить…» Принц почувствовал облегчение, когда она остановилась.

Произнося слова с характерным для нее грубым акцентом, Амандис сказала:

– Вы угрожали магистрам. Они не потерпят этого. – Амандис разглядывала лицо королевского сына, словно хотела видеть его выражение, когда вонзит в сердце принца свой кинжал. – Я пришла по их просьбе, чтобы потребовать вашего отказа от угроз. Если вы будете настаивать на том, чтобы провоцировать магистра Раммиджа, ни их, ни ваши цели не будут достигнуты.

Мысли бешено вращались в голове принца как от прихода Амандис, так и от того, что она ему сказала. Даже находясь в своей комнате, принц был в ловушке библиотечных кругов. Стараясь удержать равновесие, он уцепился за первый пришедший в голову ответ.

– Что вы знаете о моих целях?

– О вашем товарище, Элгарте, мы сами позаботимся. – Во второй раз принц услышал в грубом акценте ассасина что-то, похожее на веселость. – Если я хочу чего-то добиться, я приказываю. Фламора убеждает. Вместе мы узнаем то, что нам нужно. Но мы не рассказываем это другим. Это знание принадлежит не нам, чтобы мы могли его раскрывать.

Она предложила прийти вместо меня. Но я так понимаю, что вами управляет самоуверенность. Вы бы не приняли ее. А вот выслушать меня вы не откажетесь.

Слова Амандис звучали оскорбительно. С вызовом. А значит, это его устраивало. Подтянувшись, принц Бифальт снова взял себя в руки. Со своей обычной уверенностью и привычной ему властностью принц спросил в ответ:

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org