Пользовательский поиск

Книга Фракс и монахи-воины. Страница 26

Кол-во голосов: 0

– Боюсь, Калия не из числа дам, готовых тратить время на работу в пекарне.

Целители в поте лица трудились при свете масляных ламп. Иксиал то уплывал в небытие, то снова возвращался в мир. В конце концов он крепко уснул, а может, просто впал в кому. Целитель, аптекарша и травница обменялись взглядами, тайный смысл которых не оставлял сомнений. В глазах у большинства молодых монахов стояли слезы. Будь я человеком сентиментальным, то, конечно, оставил бы их наедине с их горем. Но я, как вам известно, не сентиментален. Вместо того чтобы тихо удалиться, я схватил одного из монахов за рукав. Мне показалось, это был один из тех, что обыскивали мой офис.

– С какой стати вы решили, что статуя у меня?

Не говоря ни слова, он без труда освободил рукав и устремился к сотоварищам.

– Здесь, Фракс, ты больше ничего не узнаешь, – сказала Макри. – Они пребывают в таком горе, что способны лишь кудахтать над Иксиалом. Меня это начинает раздражать, и, кроме того, они задолжали мне одну хорошую драку.

И тут словно по команде тишина в спокойном саду взорвалась. Со стены, через которую перелезли мы с Макри, вдруг посыпались монахи в желтом одеянии. Я сразу понял, что они явились сюда не за тем, чтобы обсуждать проблему единосущности. Вновь прибывшие, размахивая кинжалами и короткими дубинками, кинулись с боевым кличем на монахов из Звездного храма. “Красные балахоны” мигом отреагировали на нападение и образовали вокруг Иксиала живой щит. На крик и шум из дома выбежали ещё несколько их собратьев, доведя число сражающихся чуть ли не до восьми десятков человек. Монахи отчаянно работали кулаками и ногами, выделывая при этом уже знакомые мне акробатические номера в виде передних и задних сальто. Это было то ещё зрелище! Мы с Макри, немало изумленные таким поворотом событий, отступили в кусты. Я начинал подозревать, что за всем этим стоит нечто большее, чем простая взаимная неприязнь служителей двух конкурирующих храмов. Впрочем, нельзя исключать и того, что монахи дерутся между собой все время, а статуя – лишь очередной предлог как следует измолотить друг друга.

– Какой любопытный теологический диспут, – сказал я Макри после того, как один из монахов, ударившись о ствол дерева рядом с нами, опустился на землю. – Было бы неплохо, если бы их опыт переняла Истинная Церковь. Это несколько оживит её обряды.

Было довольно темно, но тем не менее я смог, хотя и с трудом, рассмотреть, что Трезий Преподобный находится в самой гуще событий. Если это действительно был Трезий, то старец сохранился даже лучше, чем я думал. Готов поклясться, он прыгал с переворотом в воздухе на высоту восемь футов, на лету сражая ударом ноги своего противника. Приземлившись за спиной другого, он сражал и того приемом, известным в кругах бойцов как подсечка. В какой-то момент его окружила группа монахов в красном, но он при помощи сальто через их головы вышел из окружения, повергнув, находясь в воздухе, ещё пару нападающих.

Со всех сторон доносились крики гнева и боли. Кое-где сверкали клинки, но все же большинство монахов дрались голыми руками. Казалось, каждый из них в первую очередь стремится подтвердить свою репутацию мастера рукопашного боя. Я едва не зажмурился, увидев удар кулака, которым вполне можно было забивать сваи. В результате этого, с позволения сказать, удара один из бойцов, перелетев через высокие кусты, рухнул без сознания у наших ног.

– Ему следовало больше думать о защите, – откомментировала Макри, явно наслаждаясь зрелищем. – Может, и нам стоит вступить в бой?

– Конечно, нет! С какой стати?

– Не знаю. Просто подумала, что это было бы неплохо.

– Если кто-то дерется, Макри, это вовсе не значит, что мы должны драться тоже.

– Думаю, что ты прав. Но это противоречит моей натуре.

Желтые монахи из Облачного храма постепенно начинали брать верх. Это происходило главным образом потому, что в битву их вел сам Трезий Преподобный. Ни один из бойцов в красном не мог ничего противопоставить его технике ведения боя. Тела возникавших на его пути юных монашков буквально взлетали в воздух под ударами. Он сумел приблизиться к телохранителям Иксиала и продолжал двигаться дальше. Его сторонники, перестроившись, принялись атаковать противника со всех сторон.

Целитель, аптекарша и травница благоразумно бежали с поля боя, но Калия, как мне казалось, осталась рядом с Иксиалом, чтобы защищать его до последнего вздоха. Такова сила любви, подумал я, невольно восхищаясь этой женщиной.

Братья из Звездного храма защищались отчаянно. Они бились храбро, но Трезий оказался им не по зубам. Он сметал их со своего пути, как разъяренный дракон сметает взвод плохо оплачиваемых наемников. Неужели он собирается убить Иксиала? Как частный детектив, давший клятву не только блюсти закон, но и содействовать оному, я обязан был положить конец этому безобразию и не допустить, чтобы перед моим носом совершилось серьезное преступление. Но каждый раз, когда я вижу непорядок, я делаю вид, что это меня не касается.

И тут я почувствовал, что в кустах неподалеку от меня есть ещё кто-то. Макри, видимо, тоже это почувствовала, так как обернулись мы одновременно. В тени кустарника бесшумно передвигался какой-то человек. Он, несомненно, нас видел, но никаких действий не предпринимал. Вместо того чтобы напасть на нас, человек поднял на уровень груди какой-то предмет, назначение которого я в темноте определить не смог. Послышался резкий щелчок, за которым последовало короткое жужжание. В тот же миг один из монахов в желтом вскрикнул и рухнул на землю. Это жужжание было мне хорошо знакомо. Арбалет. Темная фигура в кустах теперь не нуждалась в представлении.

– Сарина Беспощадная, – прошептал я на ухо Макри.

Арбалет – оружие очень мощное, но в то же время громоздкое и неповоротливое. Он хорош при обороне города или при нападении из-за прикрытия, но для открытого боя не годится, так как для его перезарядки требуется слишком много времени. Но Сарина очень быстро (такой скорости мне видеть ещё не доводилось) заложила в прорезь очередную смертоносную стрелу. Раздалось знакомое жужжание, и ещё один монах из Облачного храма замертво рухнул на землю. После потери двух человек до желтых наконец дошло, что здесь что-то не так, и они ослабили напор. Раздался звон тетивы, из арбалета вылетела ещё одна стрела, и очередной монах в желтом упал на траву.

– В кустах! – взревел Трезий Преподобный, махнув рукой в нашу сторону.

Короткая передышка позволила монахам Звездного храма перегруппироваться и создать прочное кольцо обороны вокруг своего вождя. Часть монахов-облачников, отделившись от группы, помчалась в направлении кустов. Впереди всех бежал Трезий. Я следил за тем, как Сарина Беспощадная хладнокровно перезарядила арбалет. Теперь она целилась более тщательно, поскольку её очередной жертвой должен был стать сам Трезий Преподобный. Стрела вылетела из арбалета.

И здесь случилось невероятное – то, на что обычный человек просто не способен: Трезий поймал стрелу, прежде чем та успела его поразить. От изумления у меня отвисла челюсть. Выпущенная с близкого расстояния арбалетная стрела пробивает стену, и схватить её рукой в полете невозможно – ведь она летит с такой скоростью, что её практически не видно. И тем не менее Трезий это сделал.

Его сторонники вбежали в кусты, и мне пришлось отступить глубже в тень. Сарина спокойно выпустила стрелу в ближайшего к ней монаха, а затем вступила в рукопашную схватку с остальными. Ее боевое искусство ничуть не уступало боевому искусству противника. Видимо, она не соврала, сказав мне когда-то, что четыре года провела в монастыре рядом с монахами-воинами. Сейчас перед моим изумленным взором она сражалась одновременно с тремя монахами. Свалив одного резким тычком кулака, Сарина развернулась и сдвоенным ударом ног отразила атаку двух других противников.

Вдалеке послышались свистки. Наверное, кто-то известил Службу общественной охраны. В Тамлине невозможно как следует подраться без того, чтобы кто-то из соседей не вызвал охранников. А если Службу общественной охраны вызывают обитатели Тамлина, патруль на месте событий появляется незамедлительно. На улице у фасада дома раздались громкие команды и свистки. Оттуда же донесся стук колес фургонов. Не прошло и десяти секунд, как в сад ввалилась толпа облаченных в черные туники охранников.

26

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org