Пользовательский поиск

Книга Гибель Богов. (трилогия). Содержание - Часть третья

Кол-во голосов: 0

Он раскачивался вперёд-назад, сидя на лавке, обхватив руками колени, и взор его становился подобен пламенеющему вулкану. Я осторожно коснулся его руки.

– Подожди отчаиваться, – проговорил я, но голос срывался, и выходил какой-то отвратительный, сдавленный хрип. – Ещё не всё потеряно. Мы ещё живы. И если надо призвать Творца – призовём его, возьми Тьма нас всех!

– Скоро она это и сделает, – мрачно предрёк Ракот.

– Только если мы ей это позволим, – холодно и спокойно процедил сквозь зубы мой Ученик.

– Да, – вздохнул я, – если мы ей это позволим.

Ракота душила слепая ярость, и он не сразу взял себя в руки; а когда Восставший наконец успокоился, мы сели втроём к столу, я отправил весть Хрофту, прося его как можно быстрее прискакать на Хединсей, и, в ожидании Отца Дружин, мы стали думать.

Часть третья
Глава I

Вжик-жэу, вжик-жэу – пел чёрный точильный камень, скользя по длинному мечу из странной голубой стали. Вжик-жэу, вжик-жэу – никакое оружие и так не смогло бы оставить на клинке ни единой царапины, он почти не тупился – но для Хагена обряд заточки меча всё равно оставался священнодействием.

Вот и сейчас он в очередной раз точил Голубой Меч, как делал всегда перед боем. Второй день шёл, как Учитель вытащил его с Авалона; и сейчас оба мага, Ракот и Хедин, были заняты поисками дружинников Хагена, поглощённых ледяной бездной, куда их всех затянули коварство и хитрость Мерлина. Они уже обнаружили этот жуткий провал в Реальности нашего Мира, беззвёздный и бессолнечный мир, полный льдов, туманов и унылых полуразумных существ, бродящих там во мгле среди высоких торосов и ропаков. Вход в эти мрачные области оказался наглухо запечатан Властными Заклинаниями Мерлина, и сейчас Учитель с Читающим разгадывали их прихотливые извивы, а Ракот готовился, в случае надобности, проломиться туда силой.

Воинам, морякам и прочим обитателям Хединсея ничего не сказали о судьбе пропавшей армии. «Они живы, – уверил всех Хаген. – Живы и вскоре присоединятся к нам». Его слово не могло подвергнуться сомнению. Раз тан сказал, значит, так оно и есть.

Много интересного сообщил и Читающий, разобравшийся наконец в творившейся на Столпе Титанов волшбе. Молодые Боги велели покончить с Учителем Хагена. Даже кроткая Ялини приказала выступить своим слугам. Хозяева Обетованного гневаются на Мерлина за то, что он дал Магу Хедину зайти так далеко. Верховный Маг Поколения послал Сигрлинн, волшебницу свиты Ялини, усмирить дерзкого чародея, несмотря на то что Сигрлинн сама вела сейчас войну со слугами Дальних Сил, причем никто, даже сама Ялини, не знал, зачем ей это понадобилось.

По молчаливому соглашению, ни Хаген, ни Учитель, ни Ракот не касались в разговорах между собой Неназываемого. Маги долго колдовали, отрядив целые сонмища удивительных существ, подданных Восставшего, к самым дальним пределам Мировой Сферы; сотворённые Хедином астральные разведчики отправились в долгий путь по серым областям края призраков; кое-кто обосновался в Межреальности, Читающий Заклятья не смыкал глаз, пытаясь уловить малейшие изменения в токах магической энергии Мира. Ни Хедин, ни его Ученик, ни даже Читающий не поверили, что с Неназываемым невозможно справиться.

«Всесильных существ нет и не может быть! – непривычно для Хагена горячась, говорил его Учитель, с волнением ударяя кулаком о ладонь. – Это противоречит замыслу Творца. Были барьеры, удерживавшие эту тварь вне Хаоса, не говоря уж об Упорядоченном. Значит, возведя перед ним такие же, как были, мы можем остановить его!»

«Может быть, но мое заклятье не только призывало Его в наш Мир, пробуждая от вечного сна, оно ещё и делало проход для Него в ткани Мира, – вяло возражал Ракот. – Тьме ведомо, что, раз проникнув за эти барьеры, он уже не остановится, пока не сожрёт весь Мир, заодно с Хаосом».

«Пусть так! – восклицал Учитель. – Но всё-таки – каким способом он уничтожит всё Сущее? Превратит в часть самого себя?..»

«Погодите, погодите! – прогудел тогда Старый Хрофт, примчавшийся по зову Хедина верхом на своём восьминогом Слейпнире. – Что-то в голове моей без доброго эля всё вконец перепуталось. Давай-ка, приятель, начнём с самого начала, иначе я вам ничем помочь не сумею. Кое-что я об этом создании слышал, конечно же, не без того; но всё больше слухи, десятым ртом переиначенные да перевранные. Расскажи-ка мне всё с самого начала, да не упускай ничего; мы все послушаем, глядишь, и думать легче станет».

Гордый Ракот косо посмотрел тогда на Отца Дружин, задетый его панибратским тоном; но былому хозяину Асгарда было не привыкать – и не таковских видывал. Он и бровью не повёл.

И Падший Маг стал рассказывать:

«Давным-давно, когда Маги нашего Поколения ещё проходили суровое Ученичество, нам всем впервые было рассказано о Неназываемом. Что это такое или кто это такой, наставники не говорили, вообще крайне неохотно касаясь в своих речах этой темы. Молодые волшебники усвоили лишь, что где-то за пределами Хаоса и Упорядоченного, в невообразимой дали от границ нашей Мировой Сферы, за непредставимым никакими чувствами и неописуемым никакими словами или понятиями барьером лежит Ничто. А в этом Ничто тем не менее существует Нечто».

«Ничего не понимаю, – пробормотал Хрофт. – Если в Ничто есть Нечто, ничто уже тем самым не ничто!»

«Хаос и Упорядоченное, при всей их внешней несхожести, в основах своих тем не менее довольно близки, – продолжал тем временем Ракот, бросив ещё один досадливый взгляд на Отца Дружин – Восставший не любил, когда его прерывали или ставили его слова под сомнение. – И тут и там есть материя, косное вещество, есть свет, есть движение, и тут и там существуют многообразные магические силы; а Ничто оттого так и называется, что там ничего этого нет. Нет, и всё тут. Существу из нашего Мира невозможно уцелеть, оказавшись там.

И вот в этих-то краях, если их только можно так назвать, и обитает Неназываемый. Древние пытались понять, что же он такое; не слишком преуспели, но кое-что разузнали: известно, что он разумен, известно, что он невероятно, неописуемо могуч и что его терзает вечный голод. Само собой разумеется, голод не в нашем понимании; подобно существам из областей Хаоса, способным пожирать ткань нашего Мира, Мира Упорядоченного, Неназываемый поглощает составляющие Реальности и всего прочего, так что, если уж он дорвётся до лакомой чужеродной материи, его не остановить никаким силами – с каждой поглощённой частицей вещества мощь его возрастает, подобно обитателям Хаоса…»

Ракот страшно заинтересовался всем этим ещё в те давно ушедшие времена нашей молодости; непредставимое Ничто и его таинственный обитатель завладели его воображением. Много веков спустя, став Повелителем Тьмы, обретя ключи от заветных кладовых силы и знания, которые он мнил неисчерпаемыми, Ракот вернулся к старому своему увлечению, уже тогда смутно прикидывая, нельзя ли использовать это в своих интересах. Его мечтой тогда было найти способ натравить Неназываемого на Обетованное; однако таковой не сыскался, к великому сожалению Падшего Мага. Тем не менее он упорно продолжал свои изыскания, осторожно исследуя природу разделяющих Пространство барьеров. Довольно скоро выяснилось, что здесь Творец постарался на славу; мощь этих преград многократно превышала даже всем известную крепость заслонов против натиска Хаоса. Однако даже Творцу не удалось обойти великий закон – чем твёрже предмет, тем он более хрупок. Неутомимый Ракот понял, что, объединив магические силы духов межзвёздной Тьмы и похитив часть бесцельно растрачиваемой энергии Света, можно создать нечто вроде исполинского тарана, способного на краткий миг пробить брешь в этих преградах…

После всего этого Ракоту и удалось сплести удивительное заклятье, которое любой Маг смело отнёс бы к разряду Величайших и Тайных. На самый чёрный день припас он это заклинание, поклявшись, что, если ему будет грозить неизбежный и бесславный конец, он воспользуется своим тайным оружием и, угрожая им победителям, заставит фортуну вновь обернуться к нему лицом.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org