Пользовательский поиск

Книга Гибель Богов. (трилогия). Содержание - Глава Х

Кол-во голосов: 0

Зажжённое Учеником Хедина небольшое рукотворное солнце всё ещё освещало остров; в его лучах Хаген разглядел выражение глаз у всех трёх ведьм – там была написана его смерть. Бран по-прежнему ничего не предпринимал в ответ на появление Ночных Всадниц – стоял себе, выставив вперёд свой немудрёный меч, и не двигался, лишь ухмылялся, глядя на тана.

– Остановитесь, безумные! – внезапно раздался в коридоре отчаянный выкрик Сигрлинн. Волшебница что есть духу взбежала по ступеням, буквально ворвавшись в короткий переход. – Остановитесь! Если вы убьёте его и разрушите Талисман Хедина, всех нас ждёт быстрая гибель!

Однако наложенное на её Учениц заклинание, похоже, превосходило слабые сейчас силы волшебницы. Ночные Всадницы даже не повернули голов. В их глазах, устремлённых на хединсейского тана, появился безумный блеск.

Сигрлинн на миг замерла, словно прислушиваясь к чему-то; Хаген мог догадаться, что она пытается разобраться в чарах, что опутывали её Учениц. Волшебница замерла на несколько секунд, а затем отшатнулась, словно в испуге, с губ её сорвался изумлённо-гневный возглас: «Мерлин!..»

Что ж, похоже, Верховный Маг не брезговал ничем.

Этот вскрик заставил одну из Ночных Всадниц обратить внимание на Сигрлинн. Изогнутый клинок взмыл вверх, занесённый для удара. Хаген не мог помочь своей невольной союзнице – меч Брана с шипением рассёк воздух, тану пришлось отбиваться.

Сигрлинн не растерялась – стремительно летящий клинок поймали её ладони, сталь оказалась зажата между ними. Короткое движение гибкого тела волшебницы – и её самонадеянная Ученица покатилась по полу, обезоруженная.

Однако прежде чем Хаген успел, отразив очередной выпад Сухой Руки, порадоваться за Сигрлинн, в дело вступила третья ведьма – с Огненосной Чашей в руках.

Струя жидкого огня окатила Сигрлинн с головы до пят; одеяние волшебницы тотчас вспыхнуло, и живой факел с диким криком, страшнее которого Хагену ничего не приходилось слышать, метнулся из стороны в сторону, с размаху ударяясь о каменные стены, и замер, скорчившись, подле самой лестницы чёрной обугленной головней, в которой не осталось никаких различимых черт.

Отброшенная ведьма также не подавала признаков жизни; а Хагену ужасная гибель волшебницы странным образом придала сил. Он сумел отбить в сторону клинок Брана, проскользнул под ним и дотянулся остриём Голубого Меча до горла третьей ведьмы. Брызнула кровь, глаза с вертикальным зрачком остекленели, не успев даже закрыться.

У тана вновь осталось только двое противников.

Меч Брана едва не вышиб оружие из руки Хагена, в прорези шлема Сухой Руки впервые появился пламень разгорающейся ярости; однако гнев – плохой союзник в рукопашной, и Хагену вторично удалось поднырнуть под клинок его противника, оказавшись у того почти что за спиной – он пошёл на этот отчаянный рывок оттого, что ведьма с Огненосной Чашей уже повернулась в его сторону и у тана не оставалось сомнений в её намерениях.

Несмотря на всю его ловкость, его довольно сильно опалило; Хагена вновь спасли считаные доли дюйма. И в свой удар, направленный в голову ведьме, он вложил всё, что у него ещё оставалось.

Даже звериные ловкость и проворство не спасли Ночную Всадницу. Меч Хагена рассёк ей грудь; тан поспешно вытащил оружие, крутнулся на месте, поворачиваясь к Сухой Руке… однако отбить удар Брана уже не смог.

Хагена отбросило на несколько шагов, кольчуга на груди лопнула, как и прикрывавший горло хауберк. В глазах тана взвихрились багровые искры – однако боли в первый момент он не почувствовал, просто стало вдруг очень трудно дышать, по телу потекло что-то тёплое и липкое…

И всё же он не выпустил из рук меча. Чей-то холодный голос чётко произнёс, обращаясь к нему: «Ты ранен, и ранен смертельно. Больше защищаться нет смысла».

И тан последовал этому совету. В кровавом тумане он видел лишь Брана, так и не разгаданную им загадку: кто он, откуда, зачем всё-таки решил штурмовать Хединсей, в чём секрет его удивительного колдовства и почему над ним всё же не властен Яргохор, – и, не давая тому перевести дух после столь удачной атаки, сам рванулся вперёд.

Предчувствие скорой смерти, казалось, придало тану сверхчеловеческие силы; под его ударом меч Брана сломался, словно тростинка, и Хаген страшным прямым выпадом пробил доспех своего врага. Голубой Меч по самую рукоять погрузился в широкую грудь недавнего спутника и проводника, человека, спасшего его в пещере Нифльхеля…

Умирая, Бран захрипел; изо рта его выплеснулась кровь; он выпустил меч, согнувшись пополам. Хаген, шатаясь, стоял перед ним – и сознание конечной победы вытеснило из сознания Ученика Хедина даже предсмертный ужас. Он ничего не боялся. Будь что будет, он победил!

Боль всё-таки прорвалась к его чувствам, и вместе с ней вспыхнула обжигающая радость: «Если болит – значит, ещё жив! Ещё могу побороться с костлявой!.. Дождаться Учителя… остановить сперва кровь…»

И тут, словно подслушав торжествующие мысли Хагена, Бран внезапно резко распрямился. Его правая рука бессильно свисала, но зато в левой Хаген успел заметить блеск ножа. Сухая рука неожиданно пришла в действие, изо всех сил метнув оружие нелепым движением.

И подарок Старого Хрофта, вручённый Брану самим Хагеном, вонзился в открытое горло хединсейского тана. Враги рухнули друг на друга.

Когда рыдающая Ильвинг добралась до них, оба были уже мертвы.

Глава Х

Это было безумие. Казалось, мы сражаемся уже целую вечность. Точно заведённые, отражаем атаку за атакой наших неуязвимых противников. Гранитные змеи Яэта не поддавались даже божественным мечам – этих тварей отбрасывало, и только. В один из моментов, когда на нас навалились с особенной силой, я не успел отразить один из выпадов Исторгающего Жезла, тело моё против моей воли дёрнулось в сторону, и Крылатый Гигант оказался прямо перед Хрофтом. Отбить эту атаку не смог даже Отец Дружин; и зеленоватый Жезл с размаха ударил в широкую грудь Древнего Бога. Я окаменел, забыв даже о кипящей вокруг меня схватке, ожидая страшного конца Владыки Асгарда; однако Жезл сломался о тот самый нелепый нагрудник из чешуи Ледяной змеи, над которым я про себя посмеивался… Крылатый Гигант остолбенел, и, воспользовавшись этим, Старый Хрофт тотчас проткнул его насквозь.

И всё же пока мы одерживали верх – потому что Молодым Богам так и не удалось остановить нас, – мы шаг за шагом приближались к Источнику Урд.

Угол грандиозного дворца на короткое время скрыл нас от хозяев Обетованного, однако они последовали за нами. Честно признаться, я по-прежнему не понимал их. Если они решили бежать, как предполагал Ракот, – зачем всё представление с приговором и прочим? Быть может, нам просто очень не повезло, и появись мы несколькими минутами позже, то застали бы пустое Упорядоченное и без помех исполнили бы всё задуманное? Или…

Меня вдруг осенило. А что, если исход Богов и был возможен лишь через этот Источник и, уходя, они захлопнули бы за собой дверь, иными словами, уничтожили бы сам Урд? Вопросы эти оставались без ответов, но я понимал, что рисковать мы не могли. Невозможно даже представить, что случилось бы, вломись мы в опустевшее Обетованное и найди там заваленный камнями Источник!

Одна часть моего сознания напряжённо обдумывала всё это, в то время как другая рассчитывала удары и отражения в продолжающейся игре мечей.

– Хедин, а что мы станем делать у Источника? – чуть задыхаясь, прокричал мне Старый Хрофт.

– Там видно будет! – крикнул я в ответ, понимая, что слова мои, мягко говоря, не отличались наличием в них ценных мыслей. Но что было делать, я действительно не знал этого – как не знал и того, где находится этот самый распроклятый Источник, – и в то же время бездумно пробивался куда-то, причём пребывал в полном и несокрушимом убеждении, что мы направляемся куда надо. Чья-то воля вела нас – а быть может, просто мои обострившиеся чувства…

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org