Пользовательский поиск

Книга Гибель Богов. (трилогия). Содержание - ГЛАВА II

Кол-во голосов: 0

— Ты хочешь покончить с островом Брандей?

— Видит всеведущий Дух Познания, у меня нет более жгучего желания после мечты изгнать Неназываемого!

— У меня тоже… — вздохнул Хрофт. — Правда, сейчас девчонки эти…

Дверь скрипнула. Появилась усталая Ками, наигравшаяся и набегавшаяся всласть. Рагнвальд внезапно хлопнул себя по лбу.

— Ну конечно! А я-то гадал, где мог её видеть! Конечно!

— Садись ужинать, Ками…

Ничуть не дичась чужого, девочка подошла к гостю и церемонно присела.

— Здравствуй, Ками, — на сей раз Рагнвальд улыбнулся не одними губами.

— А откуда ты знаешь мою внучку? — удивился Старый Хрофт, незаметно для девочки подмигивая собеседнику.

— Видел её вместе… вместе с Эльтарой, её матерью, в славном Галене.

— Ты видел нас с мамой? — не выдержала девочка. — Ты знаешь мою маму?

— Знаю, милая, хоть и не так хорошо, как твоего деда.

— А ты не можешь её вылечить?

— Ками, Ками! — укоризненно заметил Отец Дружин. И, обращаясь к Рагнвальду, поспешно закончил: — Эльтара Эльфранская ушла Вниз, родив Лидаэль. А отец — Горджелин Равнодушный! (Разумеется, Хрофт озаботился, чтобы этих слов Ками не услышала. Зачем расстраивать бедняжку, и без того удерживаемую на грани смерти одними лишь заклятьями!)…

Друзья продолжили беседу, лишь когда девочка ушла спать.

Рагнвальд рассказал о схватке со змеиным царём в порту Галена, когда ему счастливо удалось воспользоваться телом погружённой в забытьё Ками и, не нарушая Закона Равновесия, помочь Эльтаре отбить вожделенную Печать…

— Если бы всё тогда и кончилось вместе с борьбой за Печать. — Он грустно покивал головой. — Впрочем, хватит об этом. Меня сейчас куда больше заботит Орда…

— Да, идти надо, но на кого же я брошу детей? — Старый Хрофт усмехнулся. — Кто бы мог подумать, что на старости лет я снова стану дедом!

— Дети?.. Да, дети… — смешался Рагнвальд. — Проклятые дела, из-за них перестаёшь замечать очевидное! Да… выходит, тебе нельзя идти. Ками без тебя пропадёт. А если бы я и придумал, как вдохнуть в неё побольше жизни, остаётся ещё Лидаэль… Которую не бросишь первой попавшейся няньке… Ты уже заметил, что она…

— Избрана Великой Тьмой? Да, конечно, заметил.

— Нет, — принимая решение, покачал головой Рагнвальд. — Тебе идти нельзя. Никто, кроме тебя — да ещё Эльтары, — не смог бы справиться с этой крохой. — Он кивнул в сторону колыбели.

— Так они же не совладают без меня!

— Значит, всевластие Орды продлится ещё дольше. Чёрные маги Брандея уже научились использовать её в своих целях. Эльфран едва-едва устоял! Второй раз они станут действовать искуснее. И тогда… Сперва Орда затопит Гален, потом Фейнские баронства, потом Эльфран, затем крайний запад континента… Ну а после того перекинется и на другие материки. И тогда придётся бросать нашу войну, возвращаться и наводить порядок. — Рагнвальд скривился. — Упаси нас от этого, Великий Орлангур.

И Старый Хрофт остался дома.

Расставшись наутро с Отцом Дружин (они проговорили до рассвета), Рагнвальд в облике сокола отправился на морской берег.

— Неужто на Чёрный остров? — чуть слышно прошептал он. — Что они там задумали сделать с Горджелином? Зачем он им понадобился?

Странник мучительно колебался. Великий Закон Равновесия давил на плечи, словно мельничный жернов на провинившегося раба. Схватиться с брандейскими магами в открытую значило обречь себя на войну ещё и с Хаосом…

Рагнвальд колебался, однако принять решения так и не успел.

— Брат! Брат! Скорее! Боюсь, назревает прорыв!

Лицо Рагнвальда исказилось. В досаде он пнул ни в чём не повинный булыжник и резко подпрыгнул вверх. В следующий миг Врата Реальности захлопнулись за ним.

ГЛАВА II

Ярина, Губитель и Двалин вышли в путь, когда на дворе уже стоял птицезвон и атаки Орды прекратились. Ушли — и сгинули, как сквозь землю провалились. Миновало лето, наступила осень; Саата рыдала ночи напролёт, едва не наложила на себя руки — подружки из петли вытащили. За осенью наступила зима, вновь нахлынула Орда, вновь по всей земле кипели яростные схватки, — а ушедшие так и не появились. Минул год, потом ещё один, ещё и ещё… Скончался в своей постели старый Нивен, связка хозяйских ключей перекочевала на пояс к его старшему сыну, который при живой жене начал домогаться оставшейся беззащитной Сааты. И молодой женщине не оставалось ничего другого, кроме как падать в ноги отцу…

Родительское сердце не камень. Растаяло от жарких дочерних слёз, да и внуков — чад невинных — не толкнёшь же своими руками на погибель? Полюбовник проклятый, колдун захожий, сгинул где-то в неведомости — и позор, считай, покрыт. Тем более что сам Аргнист сына непутёвого, Арталега, с позором прогнал. Теперь живёт тот хоть и при отцовом же хуторе, но на отшибе, и мало кто с ним и словом-то согласен перемолвиться…

И пошло время. В свой черёд приходила Орда, с каждым годом собирая всё более и более богатую дань. В свой черёд приходила Нежить, но ей доставались одни объедки. Несколько семей, дойдя до последней степени отчаяния, попытались уйти на юг — да только куда там! Остались на проклятой Костяной Гряде…

Всевеликое Вольное Войско тем временем отбило вялый натиск орденских последышей, ибо отпущенные было с миром отцы капитулярии, конечно же, не успокоились. В первое же лето после своего поражения они собрали силы: кое-кто из особо глупых баронов Фейна, наёмники со всех сторон света, части королевского войска, храмовые дружины. Однако эта разношёрстная компания оказалась дурной армией — наёмники были недовольны отсутствием добычи, бароны резко поумнели, пару раз угодив в мастерски подстроенные засады, королевские гвардейцы вскоре пришли к выводу, что эти поселяне недурно воюют и не всё ли равно, кто будет сдерживать Орду на бывшем Рыцарском Рубеже?.. Храмовые дружины, быть может, были неплохи в расправах с галенскими колдунами — гонения на тех не прекращались, — но для настоящей войны не годились. Хорошо дрался только полк из уцелевших братьев рыцарей, однако и он, изрядно потрёпанный, вынужден был отступить. К осени война заглохла сама собой, а потом галенские толстосумы деликатно намекнули его величеству, что торговля страдает, а значит, войну пора кончать. Ведь и в самом деле, не всё ли равно, кто охраняет северные границы королевства?

Однако король, его светлое величество, на сей раз оказался куда умнее, чем ему положено по должности, правильно сообразив, что простолюдины теперь валом повалят на север, в это самое предерзкое Вольное Войско, и за зиму сумел-таки втолковать это и своим вассалам — мелким королям, хотя правильнее было бы называть их герцогами, и не вассалам — баронам Фейна. На следующее лето состоялся большой поход. Вольное Войско было лишено настоящего командира — Аргнист мог командовать и десятком, и сотней, и тысячами, а вот Фрабар, увы, был хороший человек, но доверять ему что-то крупнее десятка оказалось никак нельзя, — и дело закончилось великой кровью для обеих сторон. Нарочные Вольного Войска отыскали в лесах хутор своего былого предводителя, Аргнист внял их просьбам и сумел-таки если и не выиграть войну, то, по крайней мере, закончить её почётным миром. Его величество король Галена вскоре после этого скончался от огорчения, престол перешёл к сыну, весьма неглупому молодому человеку, догадавшемуся воспользоваться усилением Орды и предложившему Вольному Войску договор, ограничивающий его численность. Взамен этого он щедро открывал ему свои арсеналы, помогал оружием, знающими командирами и так далее. Вскоре само Вольное Войско, блюдя слово, было вынуждено выставить кордоны на своих границах и заворачивать беглецов назад.

И среди всего этого кошмара, не торопясь, но и не мешкая, рос сын Сааты и прозывавшегося Губителем — мальчик по имени Аратарн.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org