Пользовательский поиск

Книга Гибель Богов. (трилогия). Содержание - ГЛАВА III

Кол-во голосов: 0

ГЛАВА III

— Ну, это и есть, что ли, ваш хвалёный Столп Титанов? — сварливо осведомился гном Двалин, задравши голову и прикрывая глаза рукой от льющегося с жемчужных небес света. — И что в нём особенного? Кость обглоданная — вот и всё. Даже горой назвать нельзя. Тьфу, пропасть!

— Не сердись, не сердись, Двалин, — примирительно заметила Ярина. Точно так же прикрыв глаза от слишком яркого света, она обозревала Столп. — Странное какое место… Ты не находишь, Эльстан?

Эльстан-Губитель не ответил. В отличие от своих спутников, на Столп он даже и не смотрел. Его интересовало совсем другое. Закрыв глаза и зажав ладонями уши, он стоял, словно пытаясь разобраться в звуках совсем иной природы.

— Не трогай ты его, — посоветовал Ярине гном. — Знаешь же — пока сам глаз открыть не соизволит, всё равно не дозовёшься. Если только нас сожрать кто-нибудь не вознамерится.

Долгая дорога осталась позади. По расчётам скрупулезного Двалина, в пути их маленький отряд провёл ровно пять седмиц. Губитель без труда находил скрытые Двери Реальности, и перед путниками открывался новый мир.

Иногда они не задерживались в нём и на минуту, порой же проводили несколько дней. Миры поражали разнообразием, одно только перечисление увиденных путниками чудес заняло бы несколько дней. Странников то принимали как богов, то встречали копьями и стрелами. Они же старались избегнуть схваток — ни к чему, когда главная цель так близка.

Но вот круговерть миров, небес, земель и вод кончилась, позади остались бесчисленные и причудливые их обитатели. Перед тремя путниками раскинулась пустынная, безжизненная равнина, образованная застывшими каменными реками. А впереди, в нескольких лигах, громоздилась исполинская башня из каменных обломков, и нужно было обладать зрением подгорного гнома, чтобы различить среди этого хаоса очертания того, что когда-то являлось основанием исполинского Столпа.

Хотя Столп Титанов и рухнул, вершины его тем не менее видно не было — она терялась в жемчужном сиянии небес.

— Хо! Смотрите-ка! Что это?! — Двалин вытянул руку.

— Где, где? — потянулась Ярина.

— Вон! Сбоку! Видишь — тали? А вон — это леса, не будь я гном Двалин! Кто-то восстанавливает Столп, клянусь бородой!

— Восстанавливает Столп Титанов? — недоумённо переспросила девушка. — Но кто? И зачем? Кстати, а почему он рухнул? Это Хедин и Ракот его обрушили?

— Ну… вроде бы как.

— Так, может, они и восстанавливают?

— Такими способами? Нет, это если б нам, гномам, дали такой заказ — вот мы бы тогда и лесов понастроили, и лебёдки бы поставили, и всё такое. А Боги? Зачем им тали, если они слово скажут — и камни сами полетят куда велено будет?

— Так кто ж это тогда быть-то может?.. — пробормотала Ярина и умолкла, задумавшись. По самому краю зрачков пробежала пара быстрых зелёных искорок.

Эльстан вышел из транса. Выпрямился и с маху рубанул рукой:

— Значит, так: мы у Столпа.

— А то мы не знали! — съязвил Двалин. Бедняга ревновал и ничего не мог с собой поделать, хотя на Ярину Эльстан смотрел реже, чем на самого Двалина.

— Мы у Столпа, — прежним голосом продолжал Эльстан. — Самое магическое место, какое мне только встречалось. И с хозяевами здешними разговор у нас будет куда как непростой…

Мы шли через очень странные края. Я, Губитель, видевший на своём долгом веку сотни и тысячи миров, был крайне удивлён. Не тем, разумеется, что видели мои глаза, — точнее сказать, глаза Эльстана-эльфа, но тем, как мы шли. Мы словно продирались сквозь вязкую топь — единственный живой ручей в затхлом болоте. Жизнь кружилась вокруг, а мы — мы как будто выпали из обычного потока времени. И, надо сказать, это настораживало. Ещё никто на моей памяти не выучился шутки шутить со всемогущим Годовиком. И если здешние хозяева сумели найти с ним общий язык, то воистину этот бой вполне может стать для меня последним. Сие, впрочем, ещё неизвестно.

Я чувствовал, как в груди закипает привычный азарт. Как ни крути, а над той загадочной противницей, чьё тело осталось упокоенным в глубоком тоннеле над разорённым гнездовьем Орды, — над тем Врагом я взял верх, хотя победа и обошлась недёшево.

Столп Титанов завораживал. Когда-то здесь было слияние магических рек, узел в сплетении вселенских нитей, на которых подвешено всё мироздание; бешеные потоки Сил утишались здесь могучими плотинами заклятий, покорно отдавая силу хозяевам Замка Всех Древних. Я много слышал о нём — тогда, в прошлом. А теперь его, значит, не стало…

Да, не стало, и бешеное кипение ничем не сдерживаемых магических рек способно было дать жизнь и мощь чему угодно. И… оно дало. Я чувствовал жизнь — там, впереди, в хаосе каменных обломков Столпа. И чувствовал, что всё это мельтешенье — леса, блоки, лебёдки, тали — сооружено просто для отвода глаз, как серый плащ ночного убийцы, скрывающий готовый к удару клинок. Менее проницательный волшебник — пусть даже носитель посоха — неизбежно был бы обманут. Возможно, оказался бы обманут даже всесильный бог. Но не я. Потому что — единственный изо всех живущих! — однажды уже сталкивался с подобным. Только в тот раз восстанавливали не Столп Титанов.

…Два Поколения магов, две великие силы, сошлись в смертельной схватке. Оно возникло в неурочный час, то новое Поколение, от не ведомых никому содроганий Великой Матери; и было решено в высоких чертогах, что ему надлежит уйти. И я был послан Молодыми Богами…

С памяти спадала последняя пелена. Да, значит, вот оно как. Я был мечом Обетованного. Лучшим воином Ямерта, бога солнечного света. И по его приказу разил тех, кто мог угрожать ему. До тех пор, пока Великая Мать наконец не послала мне навстречу того, кто не уступал мне. Теперь я знал его точно. Возрождающий. Он поистине был Возрождающим — там, где я губил, он дарил жизнь. Но это совсем другая история…[6]

Те маги, против которых я сражался, тоже строили великий храм, как я теперь понял, нечто вроде собственного Столпа Титанов… И тоже маскировались. Но от меня им спрятаться не удалось. Они полегли в бою — полегли все до последнего. А потом… потом я был побеждён и угодил в темницу. Из которой меня выпустили… но кто? И зачем?

Я отбросил посторонние мысли. Думать и переживать будем потом. Сейчас главное — дело. И враги, которые ждут нас впереди. Правда, ниоткуда пока не следовало, что это именно они сотворили Орду и повелевают ею…

Я улавливал слабые отзвуки творимой среди руин волшбы. Колдовали хорошо — прямо, резко и сильно. Камни один за другим вставали на предназначенные им места — и не просто вставали, но так же, как стояли до катастрофы…

Это было чародейство высшей пробы. Подобных врагов — если они враги — надлежало по меньшей мере уважать. Да, такие могли сотворить и Орду. Но вот только вопрос — зачем?

Я махнул рукой спутникам. Пора идти.

— А ты, Ярина, готовь на всякий случай всё, что умеешь.

Тр-р-рах! Мир наконец успокоился. Огненное облако рассеялось. Лидаэль и Аратарн стояли на безжизненной чёрной равнине, под ногами лежал гладкий камень. Когда-то, расплавленные, эти реки текли, сокрушая всё на пути, и, гордые своей победой, сметя с лица здешней земли всё живое, застыли. Пустыня так и осталась пустыней, несмотря на все прошедшие века.

Наверху — жемчужный свод небес; а впереди, раздвигая могучими плечами пелену облаков, высился исполинский конус. Именно туда и вела та ниточка, что крепко сжимала в руках Лидаэль.

— Мы на месте. — Она огляделась, на всякий случай и как бы невзначай не выпуская руки Аратарна. — Хозяева Орды где-то совсем рядом.

— Так пошли! — Парень нетерпеливо переминался с ноги на ногу. — Чего стоим? Не терпится этих гадов…

— Ага, заявишься к ним и скажешь: «Здрасте!» — состроила гримаску Лидаэль. — А они тебя тем временем в пыль сотрут.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org