Пользовательский поиск

Книга Гибель Богов. (трилогия). Содержание - ГЛАВА VIII

Кол-во голосов: 0

ГЛАВА VIII

Арьята позволила себе лишь несколько мгновений смотреть на странный огненный столб. Мало-помалу он растворился, без остатка проглоченный воздушным океаном, и лишь серая дымка, затянувшая горизонт, еще напоминала о случившемся. Принцесса столкнула так кстати отыскавшееся бревно в реку и поплыла.

Какое-то время после переправы ей казалось, что дела пошли на лад. Она сразу же наткнулась на некое подобие тропинки, которая вывела беглянку к укрывавшейся в густом буреломе охотничьей избушке, а там отыскались и дрова, и огниво с кремнием, и трут, и даже сухари с копченым медвежьим окороком. При виде еды принцессе едва не сделалось дурно; лишь большим усилием воли она смирила плоть и съела не очень много — после почти недельного поста не следовало сразу же набивать до предела желудок.

«Превеликий Ямерт, какое же это блаженство — наконец-то высушить одежду, вытянуться не на сухом мху, а на обычном лежаке и чувствовать блаженную теплую сытость, разливающуюся по всему телу! Так хорошо лежать вот так… лежать… только бы не заснуть…»

«Проснись, безумная! — тревожная мысль подобно ночной птице билась в запертые коварным сном окна сознания Арьяты. — Проснись, твои враги сейчас будут здесь!»

С трудом разлепив невероятно тяжелые веки, Арьята заставила себя подняться. Она уже привыкла доверять этому внутреннему голосу. Откуда он исходит, она подумает позже — сейчас надо уносить ноги.

Ей все еще везло. Не думая ни о чем, она припустилась во весь дух по тропе, уводившей куда-то прочь от дверей избушки. Поворот… поворот… еще поворот… Вскоре она запыхалась, пришлось с бега перейти на быстрый шаг. Принцесса надеялась, что тропа выведет ее к людям, и, кроме того, она не преминула запастись едой на несколько дней.

По извилистой, но ясно видной и хорошо утоптанной тропе Арьята шла весь день. Ночью над лесом поднялась необычайно яркая и большая луна, идти оказалось легко — и, подгоняемая страхом, принцесса не остановилась на ночлег. Ее ноги словно бы забыли о пройденных лигах.

Мало-помалу дремучая чащоба редела, исчез густой, непролазный подлесок; Арьята и не заметила, как очутилась в звонком и чистом сосновом бору. Точно надменные придворные красавицы, вытянулись высокие корабельные сосны; тропа вилась между ними, поднимаясь по долгому и пологому склону.

В этом месте определенно чувствовалась магия, и принцесса невольно вспомнила странную встречу с Налликой. Чего так испугалась спутница самой Ялини? А, что толку зря ломать себе голову: если добраться до Пещер Ортана, там все удастся выяснить. Ненну хорошо бы найти… Уж она-то бы не отказала в помощи!

И летела назад ночь, плыли высоко в хрустальных небесах крохотные светлячки звезд; принцессе казалось, что воздух бора наполнен странными, чуть дурманящими ароматами. Страх мало-помалу отступил, скрылся где-то в дальних уголках памяти; перед Арьятой лежал чистый путь.

На заре она присела передохнуть возле бившего из земли ключа. Ее так и подмывало попробовать увидеть своих врагов — всем ведь известно, что чаши родников можно использовать для дальновидения, если только знаешь нужные слова заклятий. Когда-то Ненна, старая добрая колдунья, учила Арьяту началам этого Искусства — и теперь принцесса уже наклонилась над чуть бурлящей водой… но вовремя остановила себя. Как сотворишь волшбу — тут-то тебя чародеи койаров и сцапают.

Юная Ярмина, младшая дочка пресветлого Ямерта, отворила ворота небесных конюшен, огненные кони понеслись на водопой к самому краю небосвода — и ночные тени отступили, восток окрасился алым. На безоблачном небе занималась чистая заря.

Теперь дорога пошла под уклон; далеко впереди замаячили поднявшиеся над лесом острые копья скал. Взор Арьяты наткнулся на отдельно стоявший, точно маяк, высокий утес темной охры — и сердце ее бешено заколотилось. Про себя она возблагодарила судьбу, пославшую ей удачу и выведшую прямиком к заветным Пещерам Ортана!

Усталость как рукой сняло; принцесса во весь дух припустилась по тропинке вниз, к радости своей убедившись, что лесная стежка ведет ее именно туда, куда нужно.

Солнце успело показаться над краем леса, когда Арьята наконец добралась до своей цели. Это было удивительное место. Под ногами лежал плотный светло-желтый песчаник; принцессу со всех сторон окружали причудливо выветренные скалы — коричневые, золотистые, белые, а иные были красны, как кровь. И среди этого каменного танца тянулись вверх могучие сосны, стволы их были прямы, точно стрелы, лишены сучьев и веток, и только на самой вершине великанов венчали клубистые зеленые кроны. На голом камне росли эти деревья, не испытывая, однако, недостатка в живительной влаге.

Тропа обогнула багряный утес и вывела принцессу к высокому арчатому входу. Скалу вокруг ворот украшал затейливо выложенный из смальты орнамент, верно, горные гномы потрудились. Одолевая внезапно подступившую робость, Арьята вошла под гулкий свод.

* * *

Сознание возвращалось вместе с мучитель ной, терзавшей все тело болью. И еще — холод. Дор-Вейтарн медленно приоткрыл глаза. Он лежал на спине, в луже воды, и руки его были предусмотрительно скованы за головой.

Он остался жить, однако угодил в плен.

— Он очнулся! — донеслось до его слуха.

— Хорошо, Алдир, — раздался в ответ сильный низкий голос. — Ты можешь идти, только сперва созови ко мне всех чародеев. Пусть поторопятся.

Воин ушел бесшумно, как всегда ходили койары; предводительница обратилась к Дор-Вейтарну:

— Я не надеюсь, что ты сам расскажешь мне все, по своей собственной воле, — спокойно сказала она, подходя поближе к скованному волшебнику. — Однако я все же хочу попытаться понять тебя. Зачем ты взял с собой в пещеру младенца? Взываю к твоему разуму, Дор. Ты же знаешь, как мы умеем пытать. Выдержать это не сможет никто, даже ты, без своей заклинательной пещеры. И помни: ты ведь не сможешь умереть, не надейся сбежать от меня туда. Я признаюсь тебе, что заинтригована. Итак, что же это за ребенок, которого ты столь спокойно обрек на смерть?

— Я отвечу тебе, — через силу произнес Ворон, пытаясь выиграть время для того, чтобы собраться с мыслями. Собственная судьба казалась ему почти решенной — сковывавшие его ручные и ножные кандалы охранялись соответствующими чарами, а он и впрямь мало что мог сделать без своей пещеры. Именно там хранились незримые ключи от наиболее действенных его заклинаний, основанных на Силе бившего там родника. Эту мощь в него долгие годы вкладывал сам Дор-Вейтарн, шаг за шагом овладевая сложнейшей магией Медленной Воды, и вот оказалось, что все старания старого волшебника пропали втуне. Он допустил ошибку — и настало время расплачиваться.

Нельзя сказать, что угрозы предводительницы койаров оставили Ворона полностью равнодушным и что он со стоическим спокойствием приготовился встретить пытки и мучения, смирившись со своей участью. Заплечных дел мастера, служившие Ордену, славились далеко за пределами Халлана, и Дор-Вейтарн понимал, что ему действительно не дадут так просто расстаться с жизнью. Выход оставался только один — сказать всю правду, подмешав в нее совсем чуть-чуть лжи, чтобы было незаметно.

— Какого ответа ты хочешь?.. Тот, кого вы искали, мертв; он теперь в куда более счастливом месте, нежели наш мир. Ты можешь убить меня, о предводительница Черных койаров, но тебе придется признать, что твой план провалился.

— Это какой же? — довольно-таки равнодушно поинтересовалась та.

— Тебе нужен был принц Трогвар, чтобы вырастить из него самого сильного колдуна во всем Большой Хьёрварде и заставить служить тебе.

Я считал, что ему лучше умереть, — и сам хотел отправиться вслед за ним, но, увы, не знаю, какое черное колдовство вернуло меня к жизни!..

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org