Пользовательский поиск

Книга Гибель Богов. (трилогия). Содержание - ГЛАВА XI

Кол-во голосов: 0

— Только попробуй тронуть меня! — Арьята ощетинилась дикой кошкой. — Я тогда сама тебя убью!

Атор не ответил. Сидел, смотрел на огонь, весь во власти каких-то своих мыслей. Он казался настолько погруженным в себя, что Арьяте подумалось: исчезни она сейчас, Атор обратит на это внимания не больше, чем на писк одинокого комара, перед тем как его прихлопнуть. Молчание затягивалось.

Атор оставался неподвижен и безмолвен до тех пор, пока не догорел их небольшой костер. Дождавшись, когда умер последний язычок огня, он спокойно растянулся прямо на камнях, и почти тотчас до Арьяты донеслось его спокойное и ровное дыхание. Атор заснул, даже не сочтя нужным пожелать своей невольной спутнице доброй ночи.

Арьята не нашла ничего лучше, как последовать его примеру. Завтра ей предстоял бросок к крепости — неважно, с Атором или в одиночку.

ГЛАВА XI

В вонючей и тесной камере, глубоко под поверхностью земли, Дор-Вейтарн со стоном старался уложить свое изломанное тело так, чтобы суметь поспать хотя бы несколько часов перед новыми допросами. Его пытали уже целый месяц, и для Ворона он превратился в вечность. Старый волшебник прошел через все. По счастью, его не смогли полностью лишить нескольких самых хитрых, упрятанных очень далеко в памяти заклятий — ими он смягчал боль, когда сознание начинало мутиться и казалось, что дальше терпеть невозможно. На теле зияли страшные раны — однако же аккуратно промытые и умащенные целительными снадобьями. Заботливые палачи очень старались, чтобы самый ценный за всю историю Ордена пленник не умер бы слишком скоро. К Дор-Вейтарну приставили аж десятерых малефиков — не смыкая глаз, они наблюдали за каждым его действием.

Когда Ворона впервые втащили в пыточную, он от страха и отчаяния попытался пустить в ход все остатки своего волшебства, попытался сделать свое тело и разум нечувствительными к боли; умом он хорошо понимал, что все его усилия обречены на провал — и десять малефиков тотчас доказали ему это, искусно лишив мощи все до единого заклинания. Но этого мало — провозившись целых две недели, чародеи Ордена дознались все же, что Ворон подсунул им всего лишь искусно сработанного гомункулуса вместо настоящего трупа Трогвара. И если до этого волшебника только держали под замком, то после началось сущее безумие. Его пытали днем и ночью, одни палачи сменяли других, стараясь вырвать у колдуна, где он спрятал младенца. Один раз Ворон даже попытался убить себя сам, однако подоспели вовремя предупрежденные бдительные малефики и вынули чародея из петли.

В камере Дор-Вейтарна не было окон, он вел счет дням по сменам заплечных дел мастеров, сам не зная зачем. Былые надежды на помощь Светлого Братства быстро таяли. Его соратники то ли увязли в бесконечных спорах, то ли попросту трусили ввязываться в серьезный бой со всемогущим Орденом. Дух гордого Ворона еще не был сломлен, но тело уже истомилось мучениями.

Дор-Вейтарн заставил себя даже не думать о Трогваре. Кто знает, а если малефики Ордена способны проникать в его мысли? В снах, однако, ему все чаще и чаще стала являться невысокая молодая девушка, очень похожая на принцессу Арьяту, идущая в одиночестве по какой-то печальной, бесконечной дороге. Ворон от всего сердца желал ей, чтобы эта дорога увела бы ее подальше от цитадели Черных койаров.

В коридоре, за каменной дверью, почти неслышно прошелестели шаги часового. Подземная тюрьма Ордена редко пустовала, но сейчас ее охраняли с особым рвением…

Ворон наконец нашел положение, в котором боль чуть ослабела. Ему оставалось надеяться только на чудо.

* * *

Утро в Драконьих Клыках выдалось мглистое, пал густой, непроглядный туман. Куцый заметно приободрился за ночь и теперь даже выражал желание поскорее отправиться в путь. Когда Арьята проснулась, Атор уже развел костер.

— Выспалась? Тогда за дело, — не поздоровавшись, бросил он ей. — Приготовь завтрак. Да поторапливайся — самое большее через час надо выходить.

— Почему я должна готовить завтрак?! — вновь возмутилась принцесса, со сна начисто забыв, как всегда, что она не во дворце.

— Ты откуда свалилась? — искренне удивился Атор. — Кашеварить — это женское дело!

— Сам кашеварь, — сварливо ответила Арьята. — А я не голодна.

Разумеется, Атор и не подумал прикоснуться к котелку.

— Ну, так что, идем к постам? — угрюмо поинтересовался он, когда недолгие сборы были закончены. — Не заслужила ты, конечно, чтобы я тебя отсюда выводил…

— Не заслужила — так и не выводи, — огрызнулась Арьята. — Иди своей дорогой, если хочешь. Кто куда, а я — к крепости.

— Ладно, пойдем вместе, — неожиданно легко сдался Атор. — Я ж говорил вчера — мне тебя нужно под надзором держать…

— Мне-то что, держи, если угодно, — с великолепно разыгранной невозмутимостью ответила принцесса.

— Слушай, ну откуда ты взялась такая? — не выдержал Атор. — Дерзишь, меня не слушаешь… Где ты росла? Не знаешь, что женщина всегда и во всем должна подчиняться мужчине?!

— Там, где я росла, все было не так, — отрезала Арьята, завершая разговор. С каждым часом Атор нравился ей все меньше и меньше. Из того, что он один раз метко пустил стрелу, еще не следовало, что теперь она должна все время рассыпаться перед ним в благодарностях.

С лагеря снялись в мрачном молчании.

Однако надо было отдать Атору и должное — он оказался прекрасным проводником. Похоже, он знал здесь каждый камень и умудрялся отыскивать такие тропы, по которым прошли бы не только они с Арьятой, но даже Куцый.

Вокруг них расстилалась суровая горная страда. Острые, обрывистые скалы, узкие, глубокие ущелья, где едва видно небо, стиснутое нависшими каменными громадами. Тысячи и тысячи острых, как копья пиков уходили в поднебесье, и Арьята решила, что здесь непременно должна отыскаться какая-нибудь древняя магия, что хранит остроту этих скал от жадности ветров и дождей.

Она очень быстро потеряла чувство направления. Из глубоких ущелий не было видно солнца; казалось, они блуждают по бесконечному лабиринту, из которого нет выхода; за одним ущельем открывалось новое, на взгляд Арьяты, ничем не отличавшееся от предыдущего.

За весь день они не обменялись и парой слов. И когда дневной свет померк, а путники остановились на ночлег, это странное молчание все длилось и длилось.

Арьята не выдержала первой:

— Послушай, что ты дуешься? Это мне дуться на тебя надо за все те гадости, что ты мне наговорил!

— Мне с тобой пока обсуждать нечего, — кратко отмолвил Атор, доставая свой меч и принимаясь править лезвие. — К крепости придем — там и поговорим. А сейчас помолчи, мне думать надо. — И он отвернулся.

Принцессе оставалось только пожать плечами.

Ночь прошла спокойно, хотя Арьяту не оставляло чувство, что ее разыскивает чей-то холодный взор, чей-то разум тщится ощутить ее сознание, преклонив всю свою недюжинную силу на поиски. Она то и дело просыпалась и, по-детски прикрывая голову походным одеялом, осторожно выглядывала в щелку, словно в полной уверенности, что ее окружают неведомые страшилища, от которых только одна защита — не вылезать из-под одеяла. Однако она, естественно, не могла никого увидеть, кроме безмятежно спавшего Атора.

На следующее утро необычайно серьезный и мрачный спутник принцессы вел ее куда медленнее. Часто он жестами приказывал ей остановиться, сам ползком пробирался вперед и надолго застывал возле какой-нибудь каменной глыбы. Арьята так и не поняла, что он там выглядывает, потому что они ни разу не свернули, не говоря уж о том, чтобы столкнуться с кем-то из слуг Черного Ордена.

Где-то около полудня они увидели крепость.

— Что, и это все? — Арьята не могла скрыть разочарования. Она ожидала увидеть грозные башни и бастионы, вознесшиеся к самому небу, бесчисленные бойницы, глубокие рвы и подъемные мосты. Вместо этого ее взорам предстало небольшое укрепление, сиротливо прилепившееся к склону горы — первой настоящей горы, которую Арьята увидела в этом царстве обрывов, утесов и ущелий. На сей раз имелась даже внушительная снеговая шапка, и проплывавшие облака цеплялись за вершину жирными пухлыми животами.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org