Пользовательский поиск

Книга Гибель Богов. (трилогия). Содержание - ГЛАВА XVII

Кол-во голосов: 0

— Домой, конечно же, — застенчиво улыбнулся Фалдан. — Мама, отец, сестры заждались…

— И я, и я тоже, — перебивая друг друга, выпалили Мерлин и Таран.

— А я погуляю по белу свету, — беззаботно махнул рукой Стамп. — Рано мне под материнский подол…

— Так пошли со мной к морю, в Беттор. — Саваж деловито разливал прощальный рог. — Командир Эрандо готовит дальний поход в Южный Хьёрвард, хорошо бы попасть к нему под начало, он отменный капитан и воин.

Тигран отмолчался, и его не стали трогать. Переживает человек, ясное дело — так надеялся на Первый Знак!

— Я к отцу, на перевал, туда, за Неллас. — Грон сдул со лба непослушную прядь. — Говорят, там опять жарко, варвары, похоже, оправились… Ну а ты, Трогвар, чего молчишь?

— Я пойду в столицу, — отчеканил Крылатый Пес. — К Владычице.

Все переглянулись. В Школе знали, что Трогвар сирота и что ему некуда податься, — но что делать в Дайре?

— Зачем? — удивился Саваж. — Ковры богатым матронам выколачивать? Там же и меча-то как следует не обновить! А на службу просто так не возьмут. Идем с нами, Эрандо возьмет, вернемся и со славой, и с золотишком — тогда я и сам в Дайре наведаюсь!

Трогвар упрямо нагнул голову, и его тотчас оставили в покое — этот непреклонный вид был слишком хорошо знаком остальным. Коль упрется, то уже ничем не сдвинешь…

Трогвар сумел напоследок удивить своих былых товарищей. Никто и никогда из Школы Меча не осмеливался предложить свою службу Владычице или прежним королям, не совершив сперва какого-нибудь достойного деяния. Сперва отличись, добейся славы — и уж потом клади свой меч на ступени Халланского трона!

И как мог Трогвар объяснить остальным, что две страсти в равной степени владеют им — отыскать тропку к Перворожденным и служить Владычице. Не барону или командору, годами дожидаясь случая показать себя (ведь не так-то просто отличиться воину в дни мира!), а Ей, и только Ей. Потому что он любит Ее превыше самого себя, потому что единственная цель, достойная мужчины, — быть полезным Ей, а высшее счастье — умереть, защищая Ее!

Но об этом он молчал.

Молодые воины простились, кладя правые руки на плечи друг другу. При этом все старательно отводили глаза, и лишь Тигран долгим и открытым взглядом посмотрел в лицо Трогвару, словно отыскивая некий ответ на невысказанный вслух вопрос; однако брат Арьяты не понял его, и они простились, как и остальные, молча.

Получившие Знак разошлись в разные стороны. Саваж со Стампом двинулись к пристани нанять ладью, которая отвезла бы их в Беттор, где стояли готовые к отплытию каравеллы Эрандо; Мерлин и Таран выбрали западный тракт — владения их отцов лежали к закату от Дайре; Грон, поколебавшись, отправился к причалу вслед за Саважем — разузнать, нет ли попутного корабля в Неллас; Тигран же неожиданно для всех зашагал на юг, к отделявшему благодатные равнины Халлана от пышущих жаром пустынь Хребту Трогвар в одиночку зашагал по наезженной дороге, в конце которой его ждала столица.

ГЛАВА XVII

Он шел долго. Дни уходили за днями, неделя сменялась неделей, близился излет лета, хлеба ложились под серп. Припекало солнце, и натруженная спина прела под серым плащом, плотно прижатым к телу двумя укрепленными крест-накрест недлинными, чуть изогнутыми мечами-ноэрами.

Мало-помалу дорога, по которой он шел, становилась все шире, села и замки — богаче и пышнее. Крылатый Пес приближался к сердцу Халланского королевства, однако он почти не смотрел по сторонам. Не удостоились его внимания ни роскошные платановые рощи, спускающиеся по зеленым пологим холмам к самой белой черте прибоя, ни величественные черные утесы Дорнея, врезавшиеся в голубую морскую гладь двумя гигантскими клешнями, ни торжественные дубовые леса, раскинувшиеся на привольных просторах речных долин, через которые вел его нескончаемый тракт…

Он останавливался на самых скромных постоялых дворах, бережно тратя те немногие деньги, что получил от щедрот Наставника В трактирах он избегал шумных компаний, предпочитая есть и пить в одиночестве. На него глазели — не столь часто под эти давно не обновляемые кровли вступал воин с Третьим Знаком Дем Биннори; прекрасно зная, что означает Крылатый Пес на куртке странного гостя, никто не дерзал побеспокоить его. Одиночество Трогвара так и не было никем нарушено до самого конца пути.

И с каждой пройденной лигой жестокий внутренний огонь все сильнее и сильнее жег путника Ну когда, когда же он наконец сможет припасть к ступеням трона своей мечты, вознести зримую молитву своему живому божеству? Крылатый Пес равнодушно проходил мимо придорожных храмов Молодых Богов — к чему они ему, если в его сердце безраздельно царствует Владычица Халлана? Последние ночи перед столицей он уже не мог спать.

Но вот под ногами вместо пыли и песка потянулись гладкие каменные плиты; знаменитые вишневые и яблоневые сады окрестностей Дайре заполнили все вокруг; и настал миг, когда потрясенному Трогвару открылись величественные, вознесшиеся высоко в небо сторожевые башни Дайре, островерхие и тонкие, словно все без остатка устремленные ввысь и пытающиеся оторваться от грубых фундаментов. Город окружали белокаменные стены высотой в десять человеческих ростов с кроваво-красными башнями, увенчанными отливающими золотом шпилями…

К воротам Дайре тек густой поток людей, лошадей, повозок; Трогвар затерялся в этой живой реке, опомнившись, лишь когда пришла пора платить пошлину за вход. Она была невелика и взималась скорее по старой памяти, чем из-за действительной необходимости; однако Крылатому Псу пришлось опустить в кружку сборщика свои последние медяки. Теперь, вздумай он поесть, еду пришлось бы добывать мечом, однако Трогвар и помыслить не мог, чтобы беззаконно обнажить оружие в такой близости от заветного трона Владычицы; скорее он согласился бы голодать.

Он впервые оказался среди такого количества суетящихся, орущих, вопящих, толкающихся и вечно куда-то опаздывающих людей. Трогвар вообще неуютно чувствовал себя даже в небольших придорожных трактирах; здесь же, среди равнодушной толпы, ему стало совсем плохо. Он пробирался между снующих обитателей Дайре, словно змеелов возле сплетшихся в клубок ядовитых кобр. Он хотел быть один. В одиночестве так славно размышлять, так восхитительно-согласно приходят мысли, и можно с головой уйти в любимые книги, которые одни никогда не предадут и не ударят в спину… Поминутно подавляя желание схватиться за эфесы, Трогвар осторожно пробирался по нешироким городским улицам, мимо лавок и харчевен, мимо мастерских и гостиниц, мимо лупанаров и тому подобных заведений — последние он старался обходить за квартал… Несколько раз он ловил на себе внимательные взгляды прохаживающихся тут и там патрулей городской стражи — два его меча возбуждали в ратниках служебное рвение, однако стоило им завидеть его Знак, как настороженность исчезала, и они чуть ли не раболепно кланялись молодому воину. Даже на улицах столицы человек с Третьим Знаком Иерархии встречался редко.

Трогвар шагал и шагал, цепким взглядом прищуренных глаз осматривая всякого, у кого на поясе висел меч. Порой вслед ему слышался девичий смех — он был недурен собой, вдобавок обладатель Крылатого Пса, на него частенько обращались лукавые взоры из-под длинных ресниц; и тогда Трогвар отворачивался, словно в смущении, на самом деле как же он мог глазеть на других женщин, когда его ждала сама Владычица!

Брату Арьяты, законному наследнику Халланской Короны, было некуда идти в его собственной столице. Он был чужим здесь и не имел никакого дела ни к кому в Дайре, кроме лишь Той, что жила в королевском дворце. Глаз Трогвара не задерживался ни на изобилии богатых лавок, ни на великолепии фасадов; и со все большим и большим удивлением смотрел он на окружавших его людей. Пресветлый Ямерт, вырастившие его лесные гномы теперь казались ему куда лучше, чем эти полубезумные создания!..

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org