Пользовательский поиск

Книга Гибель Богов. (трилогия). Содержание - ГЛАВА XXI

Кол-во голосов: 0

И лишь о том, как добиться взаимности у девушки, ничего не нашел Трогвар — серьезные маги давно бросили заниматься подобным, поняв всю тщету своих усилий в данном случае; все же ворожеи, торговавшие приворотными зельями, были просто обманщицами…

Он не только старательно выполнял приказ Владычицы, расставляя книги по порядку и составляя их подробную опись, но и пытался как мог освоить те магические приемы и заклятия, что излагались в старых фолиантах. Без учителя сделать это оказалось очень нелегко, однако Трогвар не терял надежды. Дело у него продвигалось хоть и медленно, как он считал, но верно; и Трогвар не знал, что любой другой Смертный на его месте, исключая разве что принцессу Арьяту, не добился бы и сотой доли того, что удалось ему. Пророчество о том, что он может стать сильнейшим чародеем Западного Хьёрварда, начало сбываться, хотя сам Крылатый Пес об этом и не догадывался.

И еще — все чаще и чаще по ночам его стали посещать странные сны — он видел высокую и худую женщину в лохмотьях, без устали шагавшую по крошечной каморке, что больше всего смахивала на тюремный каземат. Трогвар знал, что в камере этой незнакомки царит полная темнота, однако во сне он каким-то образом обретал способность видеть сквозь мрак. Лицо этой женщины почему-то казалось Трогвару странно схожим с его собственным; и когда он просыпался, наваждение исчезало далеко не сразу.

И однажды, забравшись в самый дальний угол, куда доселе ни разу не заглядывал, Трогвар наткнулся на яростно заброшенную чьей-то гневной рукой странную книгу пугающих, смутных пророчеств; он наугад открыл страницу и прочел: „Истинно говорю вам: настанет день, и тот могучий, чье имя Атор, встретит на своем пути на беду ему рожденного Трогвара…“

Книга выскользнула из рук Крылатого Пса на пол. Никаких сомнений — Атор читал пророчество! И, конечно, потому и старался удержать Трогвара подальше от дворца, а когда не удалось — пытался убить на поединке… И хотя все эти месяцы поздней осени и зимы Трогвар прожил спокойно, он постоянно чувствовал на себе недобрый взгляд не очень-то таившихся шпиков. Капитан Умбато считал, что Атор просто выжидает удобного случая и, кроме того, хочет, чтобы вся история с его поединком была бы в столице основательно позабыта. Тогда он надеется без помех расправиться с Трогваром.

„На беду ему рожденного…“

„Да, Атор, я рожден тебе на беду!“ — мелькнуло в голове Трогвара.

Рискуя, он несколько раз проскальзывал душными подвалами и запыленными чердаками, чтобы хоть краем глаза увидеть Повелительницу, — и взор Крылатого Пса неизменно натыкался на него, Атора, по-хозяйски нависавшего над Ней. Трогвару удалось подслушать некоторые разговоры во дворце, и, к своему ужасу, он осознал, что Атор имел куда больше власти, чем полагали верившие ему честные воины; постепенно Белый Единорог подчинил себе почти все в этом королевстве, но сделал это настолько искусно, что об этом пока мало кто подозревал; стало известно, что во всех важнейших местах Халлана Атор заменял баронские дружины преданными лично ему отрядами наемников. Всеми правдами и неправдами Атор тянул под руку Владычицы (понимай — под свою) оставшиеся выморочными земли, и он имел право распоряжаться казной — в интересах подготовки войска, разумеется. Он щедро сыпал золото, привлекая на свою сторону все больше и больше самых смелых и сильных..

Трогвар поднялся. „Ну что ж, теперь мы вновь можем померяться силами! Ты не забыл обо мне, я не забыл тоже; ожиданию пришел конец. Владычица должна быть Владычицей!“

Однако произнести напыщенную верноподданническую речь куда проще, чем воплотить в жизнь содержащиеся в ней обещания..

ГЛАВА XXI

Однако, что бы ни происходило с тобой, за холодной зимой все равно наступит долгожданная весна, а с ней вновь оживут и смутные, как правило не сбывающиеся надежды на что-то лучшее. Ледяные когти стылых вьюг, цепко державших Халлан, наконец-то разжались; над бескрайними заснеженными равнинами неслись теплые южные ветры, и сугробы послушно начали оседать. Трогвар все чаще и чаще оставлял занятия, замирал у окна и, щурясь, подолгу смотрел на яркое, начинавшее постепенно пригревать солнце..

Капитан Умбато оказался решительным человеком. Он и впрямь собрал крепкую ватагу бывалых воинов и мореходов и настойчиво звал с собой Трогвара.

— На себя посмотри, совсем зеленым сделался! — по-отечески журил Капитан Крылатого Пса. — Небось и меч-то сейчас не поднимешь! Послушай меня, бросай ты это занятие! Людям от всяких там чародейств лучше держаться подальше, помяни мое слово!

Трогвар лишь качал головой. Стихия колдовства захватила его с неослабной силой; каждый день он с жадностью приникал взором к старым пожелтевшим страницам и теперь уже отыскивал не столько предания об эльфах, сколько описания магических приемов, а прочитав, дерзко пытался сам проделать все это. Разумеется, ни один труд не содержал тайн Высших Заклятий — Настоящие Маги крепко хранили подобные тайны, — зато в обычном, если можно так выразиться, „повседневном“ колдовстве Трогвар неплохо набил себе руку.

И все же, как ни тяжело болел Трогвар „книжной горячкой“, к словам старого Капитана он прислушался всерьез И в самом деле, чем плохо — увидеть неведомые страны, чужие берега и небеса, странствовать по необозримым и диким лесам, отыскивая в их зеленых объятиях руины затерянных городов… Юношеское воображение Трогвара живо нарисовало ему целый ряд заманчивых картин, и он ответил Умбато, что подумает. Ему и в самом деле очень не хотелось расставаться с Капитаном, единственным близким человеком в суетливом торговом Дайре. За всю зиму Трогвар так и не обзавелся не то что друзьями, но даже и просто знакомыми.

Той ночью он совсем не мог спать. Мучили странные, пугающие видения; ему вновь явилась заключенная в крошечную камеру женщина в лохмотьях. На сей раз она уже обращалась непосредственно к нему, он слышал пробивающийся в его сознание шепот — и властный призыв остаться здесь. Этот шепот отчего-то повергал далеко не пугливого Трогвара в настоящее смятение, словно бы напоминал о каком-то ужасном, пугающем долге, который он должен был выполнить. Хорошо бы только узнать еще, в чем этот долг заключался…

И все-таки что это за странные картины так упорно предстают перед его внутренним взором? Трогвар уже прочел достаточно серьезных книг о магии, чтобы понимать — случайностью это уже никак не назовешь.

И он принялся за поиски. Во-первых, следовало составить такое заклятие, чтобы удержать призрака — если к нему и впрямь обращается призрак — и помочь ему разговориться. Во-вторых, если это живой человек, посаженный в какую-то подземную тюрьму, следовало попытаться, опять же с помощью магии, отыскать его. В-третьих, так подготовить свое сознание, чтобы сумбурное бормотание приходящей к нему во снах тени стало бы понятным… Кроме того, следовало разобраться в старых: планах каких-то катакомб под самым дворцом Владычицы — что, если та несчастная заключена именно там?

И хотя Трогвар тотчас же отмел эту непотребную мысль — всем же было известно, что Владычица никого не лишала свободы, — она с неотвязным упорством возвращалась снова и снова. Глубокие подземелья дворца… просто чудо, что уцелели планы, скрупулезно составленные каким-то жрецом в пору самых первых халланских королей. Трогвар принялся осторожно перебирать ветхие страницы и внезапно наткнулся на завалившийся между чертежами странный, вырванный из какой-то книги клочок пергамента. На нем коряво и с ошибками было записано нечто вроде предсмертной исповеди; и начало и конец отсутствовали, но можно было понять, что речь идет о каком-то участнике неведомого мятежа, поднятого младшим братом правившего в стране короля.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org