Пользовательский поиск

Книга Гибель Богов. (трилогия). Содержание - ГЛАВА XXIV

Кол-во голосов: 0

Царица Маб с сомнением покачала головой, однако ничего не сказала и лишь позвала Тревора, велев ему готовить госпожу Арьяту к дальней дороге.

ГЛАВА XXIV

Ослепшая от слез, с трудом удерживающая разум на узкой грани перед пропастью безумия, наследная принцесса, невенчанная королева Арьята Халланская медленно брела густыми лесным дебрями; ее сопровождали верный Тревор и полдюжины троллей Царицы Маб. Точно малого ребенка, они вели ее назад, к жилищу Повелительницы Народа Фей.

Временами Арьяте казалось, что она видела всего лишь страшный сон, что она вот-вот проснется, откроет глаза — и окажется на пороге Красного замка, навстречу ей выйдет брат, повзрослевший, возмужавший, красивый… И они вдвоем засмеются над глупостью этих бездарных выскочек, что пытались отнять у них отцовский престол, — они еще вернут его себе, и она откажется от короны в пользу Трогвара. Он молод, силен и зол, а она, пожалуй, слишком устала…

Однако потом наваждение проходило, и тогда приходило понимание, что брат ее мертв, а вместе с ним умерла и последняя надежда на возрождение Халланской Династии. Что-то подсказывало Арьяте, что ей не суждено будет воссесть на бархатную тронную подушку; и с этим она бы еще могла смириться, но знать, что Трогвар мертв!..

Это было выше ее сил. Иногда отчаяние вырывалось наружу — то истошными криками, то падучей, то припадками странного безумия, когда принцессе наяву являлись все давно погибшие родственники. И все в один голос твердили: Трогвар жив! Трогвар жив! Иди куда шла! Он там!

Однако Арьята едва ли не лучше всех на свете знала, где именно сейчас ее брат, точнее, его бездыханное тело. В дубовой долбленой колоде, залитое медом, на плечах у могучих троллей — Арьята во что бы то ни стало хотела донести скорбный груз до владений Царицы Маб и похоронить брата по собственному обряду. Вспоминать о том, как его нагое тело зарывали в землю где-то на свалке двое пьяных мелких воришек, которым за это было обещано избавление от порки и свободный выезд из Халлана, было невыносимым.

Арьята пустилась в дорогу, покинув дом Царицы Маб в тот самый день, когда Трогвар начал свой путь к Красному замку, но поскольку она шла напрямик, а не петляла, то, сама не зная, она даже опередила своего брата, быстрее его миновав центральные провинции Халлана. На нее никто не обращал внимания: бредет себе какая-то женщина с карликом, гонит шестерых лесных обезьян на продажу — что ж тут удивительного?

Однако чем дальше, тем злее и придирчивее становились заставы. Ополчения сэйравов сменились наемниками из личной дружины Атора и гвардейцами Владычицы; путь резко удлинился, пришлось петлять по лесам, обходя кордоны.

В конце концов Арьята и ее спутники добрались до того самого моста через пограничную реку, которым собирался прорываться и Трогвар; Арьяту привело безошибочное предчувствие. Что-то подсказывало ей, что Красный замок еще пуст, и она решила дать краткий отдых и себе, и своему измученному отряду.

Однако отдыхать им пришлось недолго. На расположенную у моста заставу примчался взмыленный гонец на загнанном коне, и начальник караула тотчас же объявил тревогу.

С замирающим от ужаса сердцем окаменевшая Арьята только и могла, что бессильно наблюдать, как поперек моста второпях развернули рогатку; как из длинной и низкой казармы выскакивали лучники, на бегу натягивая кожаные боевые куртки и перевязи с колчанами; как суетился начальник, расставляя по местам бойцов, и как, наконец, появился Трогвар.

Он вынырнул внезапно из длинной неглубокой ложбины, протянувшейся от недальнего леса почти до самого моста, — уму непостижимо, как он ухитрился проползти по ней с конем и притом остаться незамеченным, — и не тратя ни секунды, бросил своего скакуна в галоп, устремившись прямо на перегороженный мост.

У Арьяты оборвалось сердце, когда она услыхала короткие слова команды, а вслед за этим — свист нескольких десятков стрел.

Конь Трогвара распластался в длинном и высоком прыжке, счастливо избегнув смертельного металла наконечников, однако вьючной лошади повезло меньше. Пронзенная добрым десятком длинных стрел, она упала на бок и забилась в агонии, выгибая высокую тонкую шею…

Трогвар гнал своего коня прямо на высокую рогатку, которая перегораживала мост. Лучники спешили вновь натянуть тетивы, со всех сторон бежали запоздавшие копейщики; но тут Трогвар вновь поднял коня, на сей раз попытавшись с ходу перемахнуть через рогатку, словно через препятствие на скачках.

Однако тут удача изменила ему. Словно в страшном сне Арьята видела, как жеребец Трогвара зацепился передними бабками и, нелепо сворачиваясь набок, упал — его наездник покатился по доскам мостового настила…

Не в силах больше смотреть на это, Арьята попыталась закрыть лицо руками — и не смогла, попыталась отвернуться — и тело вновь отказалось повиноваться ей. Оцепенев от ужаса, не в силах моргнуть, она смотрела и смотрела.

Она видела, как копейщики бросились на поднявшегося Трогвара со всех сторон, как сверкнули два коротких кривых меча, выхваченных ее братом, как воины Владычицы накатились и откатились, оставив на мосту несколько неподвижных тел…

Орали лучники, требуя, чтобы копейщики расступились и дали бы им спокойно доделать дело; однако, прежде чем это было выполнено, конь Трогвара сумел подняться — по счастью, он остался цел и невредим. Мечи Крылатого Пса, вновь коротко и убийственно свистнули, двое воинов посмелее, что попытались заступить ему дорогу, упали замертво, и тут брата Арьяты настигла пущенная кем-то стрела. Она вонзилась в левое плечо; Трогвар пошатнулся, однако сумел удержаться на ногах. Тяжело вцепившись обеими руками в седло и упряжь, он попытался сесть верхом. Ему это удалось, но стрелы летели густо, и тогда он вдруг швырнул что-то под ноги окружавшим его воинам. Вспышка… мост окутался густым непроглядным дымом… Лучники и арбалетчики спешили наугад разрядить свое оружие в эту тучу, однако внезапным порывом ветра ее отнесло в сторону, и из десятка глоток столпившихся на мосту воинов вырвался радостный рев — пронзенный добрым десятком стрел, уже на земле другого берега, лежал мертвый Трогвар.

Арьята вскрикнула и упала, лишившись чувств.

В сознание ее смогли привести лишь через несколько часов. Тревор ни за что не хотел позволить ей встать, однако удержать Арьяту было невозможно. Глаза ее оставались сухими, голос — непреклонным; она должна найти тело своего брата, и без него она отсюда не уйдет.

Сделать это оказалось не так просто. Мертвый Трогвар так и остался лежать за мостом, никто не дерзал прикоснуться к нему: застава ждала прибытия „важных персон“, как удалось выяснить подслушивавшему разговоры воинов Тревору.

„Важные персоны“ не заставили себя ждать. Из-за недальних холмов, откуда спускался к мосту торговый тракт, выехала большая кавалькада разодетых всадников в окружении многочисленной стражи. Лучники, пращники и арбалетчики охраны ехали так густо, что почти полностью закрывали собой тех, кто был в середине строя. И Арьята смогла увидеть лишь мельком нежно-розовую накидку из драгоценных перьев гигантских птиц, обитавших далеко, в Южном Хьёрварде…

Обладательница розовой накидки и крупный мужчина в темно-зеленом плаще молча прошли через почтительно расступившийся строй и склонились над лежавшим Трогваром. Прошло несколько очень долгих для Арьяты мгновений, а потом высокие гости так же молча поднялись и сели в седла. Владычица сказала несколько слов начальнику заставы, из руки в руку перешел увесистый мешок, и еще один, побольше, был отдан мужчиной для раздачи остальным воинам. Правители Халлана были довольны и не скупились на награды.

А потом двое пойманных мелких воришек откуда-то из дальних стран были посланы зарыть труп убитого преступника. Они честно выполнили свою работу, с ними так же честно расплатились — и тело Трогвара было оставлено лежать в гнилой и зловонной земле…

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org