Пользовательский поиск

Книга Гибель Богов. (трилогия). Содержание - ГЛАВА XXV

Кол-во голосов: 0

— Хорошо Тогда мы как — в библиотеку пойдем вместе?

— Нет. Я отправлюсь одна.

Отказ был жестким и безоговорочным; принцесса стиснула зубы и промолчала, словно соглашаясь.

На следующее утро принцесса вновь увидела в руках у предводительницы хорошо знакомый платок с пятнами ее, Арьяты, крови. Сопротивляться было невозможно, и предводительница наложила на принцессу заклятие полной неподвижности.

— Обещай мне, что не станешь делать глупостей, — наклонилась владычица койаров над неподвижной принцессой. — К несчастью, я не могу усыпить тебя…

Дверь закрылась; словно живой, тяжелый засов сам собой вполз в гнезда. Арьята осталась одна.

И тут же — словно тысяча нестерпимо жарких солнц полыхнули в сознании — грудь заполнило, как никогда, страстное желание освободиться. Это было самое настоящее исступление, это походило на прорвавшуюся наружу неистовую жажду истомившегося в безводной пустыне человека. Принцесса задыхалась; казалось, что если она не сможет сдвинуться хотя бы на дюйм, стены и потолки неминуемо рухнут ей на голову… Кошмар этот был настолько реален — почти осязаем, — что Арьята уже словно наяву чувствовала невыносимую тяжесть давящих на грудь кирпичей и балок, слышала жуткий хруст своих ломающихся костей, хотя на самом деле, конечно, ничего подобного она бы услыхать не смогла… Ее тело не — подчинялось ей, ее собственное тело стало сейчас злейшим врагом — и Арьята что было сил боролась с ним. Подобно ослепляющим вспышкам, перед ее внутренним взором мелькали Слова Силы, одни мощнее других. Словно кто-то, необычайно искусный в чародействе, быстро листал перед ней страницы магической книги, свода; старинных и самых действенных заклинаний. Быть может, это тот же, кто вложил ей в руку Призрачный Меч, — мелькнула безумная мысль. Однако нет, на сей раз Арьята слишком явственно ощущала прикосновение чужого разума, чистого, холодного, отрешившегося от мирских скорбей… И внезапно пришла догадка:

— Дор-Вейтарн?!

Неужели он жив? Неужели он уцелел в том чудовищном горниле? Или, быть может, это его бесплотный дух пытается в последний раз помочь той, кого защищал Дор-Вейтарн при жизни?

И с каждой минутой крепла твердая, хотя и не основанная ни на чем реальном уверенность, что она сможет освободиться.

Заклятие крови — одно из сильнейших. Одно из сильнейших — но и одно из самых грубых. Предводительница ведь так и не смогла погрузить Арьяту в сон: для этого нужно чародейство поизощреннее, воздействие на тонкие астральные тела, набрасывание тончайших Сонных паутин. А против грубой силы всегда можно найти средство, Арьята слишком долго оставалась в Плену иллюзии, что противостоять заклятию крови невозможно, и тем самым лишь еще больше усиливала своего врага.

Чистые токи далеких, неведомых Смертному рек Астрала; странные силы, повелевающие их водами, они не составляли тайны для того, кто сейчас помогал Арьяте, и она, наполовину сама, чудным наитием, наполовину после прямых подсказок, смогла сплести небывалое для самой себя заклинание. Через бесполезно растрачиваемую волшбу Истинных Магов она протягивала руки к тем далеким и недоступным водам — смочить ими проклятый платок, чтобы неземная влага помогла бы навсегда вытравить зловещее пятно…

На лбу принцессы проступил обильный пот, глаза расширились, непослушное тело сотрясала крупная дрожь. Ее руки неподвижно и бессильно лежали на одеяле — и в то же время тянулись в невообразимые дали, сквозь целые слои иных реальностей, за пределы Великой Сферы, в место, где самое понятие „место“ теряло всякий смысл, тянулись, зачерпывали из прозрачного и быстрого потока — и торопились скорее вернуться назад.

Вернуться назад — и разжать над городом сложенные горстью ладони, проливая невидимую влагу. Прозрачные капли устремлялись вниз, и вызолоченные крыши дворца Владычицы не могли задержать их; посланные волей Арьяты, они безошибочно отыскивали цель.

А целью их была небольшая тряпица в кармане странного вида немолодой женщины, украдкой пробиравшейся по темным переходам где-то неподалеку от библиотеки…

Арьята медленно пошевелила рукой. Своей рукой, своей настоящей рукой, из мяса и костей. — заклятие предводительницы более не имело над ней власти.

Принцесса медленно поднялась с постели. Ноги еще плохо повиновались ей, боль впивалась в них тысячами и тысячами мельчайших игл — но это должно скоро пройти. Она была свободна, наконец-то свободна по-настоящему… и только теперь поняла, что предводительница кое в чем была и права.

В самом деле, кто этот „новый Хозяин Красного замка“? Какое ему дело до тревог и горестей Арьяты? Знала ли предводительница или говорила правду, утверждая, что он будто бы может помочь им? А что, если Арьята, сунувшись туда, найдет лишь свою быструю смерть?..

И, погрузившись в тягостное раздумье, совсем забыв об осторожности, Арьята и не заметила, как по углам комнаты мало-помалу сгустилась подозрительная серая мгла, как померк свет за окном, а по улице, направляясь к ее гостинице, торопливо прошагал большой отряд хорошо вооруженных воинов, возглавляемых высоким, модного телосложения командиром, в котором она с первого взгляда тотчас узнала бы Великого Атора.

Опомнилась Арьята, лишь когда затрещала срываемая с петель дверь.

Наконечники копий, тянущиеся к самому лицу, озверевшие морды наемников, кривая торжествующая усмешка Атора. И прежде чем принцесса успела даже не сознанием, но силой какого-то глубинного и окончательного отчаяния привести в действие лишающее ее жизни заклинание, из-за спины Атора показалась Владычица в ослепительно белом одеянии, с цепью из крупных бриллиантов на груди. Рука Хозяйки Халлана была вскинута во властном жесте, жесте повеления и исполнения чар, и Арьята со смертным ужасом в сердце ощутила, что нужные слова заклинания начисто исчезают из ее памяти.

В следующую секунду в нее вцепился сразу добрый десяток грубых и жестких рук; Арьята лишь уронила голову на грудь и закрыла глаза, не имея сил смотреть на лица победителей.

В самой середине плотного строя доверенных воинов Атора ее провели через весь город и водворили в ту самую подземную тюрьму, откуда ее совсем недавно выручила отвага мертвого теперь брата…

И когда за принцессой вторично закрылась ржавая железная дверь камеры, силы окончательно оставили ее, и Арьята без чувств повалилась на камни…

ГЛАВА XXV

Когда же она наконец пришла в себя, то первым побуждением ее было разбить голову о стену или свить себе петлю из оставшейся на ней одежды. Руки ее уже начали рвать на полосы грубую ткань подола, когда дверь камеры внезапно широко распахнулась, ворвавшиеся двое тюремщиков быстро и ловко скрутили ее и, несмотря на все ее попытки вырваться, потащили по коридору куда-то прочь…

Очевидно, Владычица предвидела подобную попытку Арьяты, и специально приставленная стража хорошо справилась с порученным делом; однако спустя уже секунду тюремщикам оставалось лишь горько сожалеть о том, что почетная служба Владычицы не досталась кому-нибудь другому…

Арьята услыхала резкий и короткий свист, тотчас сменившийся предсмертным хрипом; воин слева от нее схватился за перерубленное горло и рухнул, обливаясь кровью. Второй стражник оказался попроворнее и успел взяться за свой кривой ятаган.

Перед воином в полном доспехе, в кольчуге и шлеме, стояла высокая женщина, облаченная в черное; время оставило на ее лице свои метки, ее можно было бы смело назвать почти что старухой, но короткий прямой меч в ее руке разил не хуже, чем в далекие дни расцвета могущества Черного Ордена.

И наверное, первый и последний раз в своей жизни принцесса Арьята страстно желала победы предводительнице койаров.

Схватка оказалась недолгой. Выпад, отбив, еще один выпад. Обманное движение, атака — и койарский клинок вошел воину точно в щель между верхом кольчуги и низом шлема.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org