Пользовательский поиск

Книга Королевства Ночи. Страница 54

Кол-во голосов: 0

Однажды вечером, после ужина, приготовленного Махом из рыбы с грибами, сушеными томатами и соусом из мелких креветок, выловленных сеткой в реке, мы с Джанелой сидели поодаль от остальных и вяло болтали. Она сняла сапоги и что-то выводила на песке разутой изящной ножкой.

– Интересно, – сказала она, – о чем бы сейчас думал прадед, если бы вместе с тобой, миновав Ирайю, он оказался на этом берегу.

– Я не думаю, чтобы он бездельничал, сидя на песочке, – сказал я. – Скорее всего он попытался бы прочувствовать, что нас ждет впереди. Он бы все время был занят делом, пробовал бы двигаться вперед и по ночам, а если бы не получилось, без конца занимался бы своей магией, отыскивая ключ к природе вещей. Хоть он и был человеком крайне разносторонним, но вот праздность не принадлежала к числу его любимых занятий.

– Что-то такое и мне передалось, – сказала Джанела. – Именно поэтому я принялась изучать магию под руководством наставника, обещавшего научить меня ощущать единство мира и связь вещей между собой. А поскольку именно в этом направлении и мыслил прадед, я с радостью согласилась начать учебу. Наставник усадил меня под дождь с желтым цветком в руках и сказал, чтобы я изучала растение. Прошло несколько часов, но я думала лишь о том, как мне плохо, как я промокла, и как занемели мышцы, и что скорее всего я простужусь. Но на следующий день я настроилась решительно заниматься делом. Я сконцентрировалась вся на этом цветке. Может быть, поэтому, а может быть, потому, что день был солнечный и очень приятный, я ощутила через некоторое время, как мысли мои прояснились и я постигаю сущность цветка.

– Хорошо хоть не перед коровой тебя посадили, – пошутил я.

– А я бы не отказалась, – улыбнулась она. – И так прошли несколько недель, в течение которых я почти не разговаривала. Мой наставник тоже почти не общался со мной, ограничиваясь лекциями о сущности концентрации и внимания и распоряжениями по хозяйству, поскольку на меня были возложены обязанности слуги и повара.

– Я слышал о таких философах, – сказал я. – Даже в окрестностях Ориссы живет несколько подобных отшельников. Мне всегда хотелось посетить их, но как-то времени не выкраивалось.

– Не могу сказать, потеря это твоя или обретение, – сказала Джанела. – Но терпению этот человек меня обучил. Ведь я жила у него почти четыре месяца. Однажды я ощутила, что мне становится тяжело там жить, и я ушла от него в тот же день. Он очень рассердился, говоря, что я нарушила уговор, по которому должна была провести с ним пять лет и только потом уже делать выбор на оставшуюся жизнь. Но я уже сделала выбор – отыскать Королевства Ночи.

– Так именно это ты поняла, концентрируясь?

– Нет. Мне стало странно, что моя цель в процессе обучения сводилась к тому, чтобы думать как можно меньше. Но ведькак раз глупцы думают меньше, чем умные люди. Так зачем же мне тратить пять лет на то, чтобы превратиться в идиотку? Я хмыкнул.

– Уверен, – сказал я, – что твой наставник не согласился с твоими словами.

– Конечно, не согласился! Он даже не улыбнулся, когда я изложила ему эту мысль. И вновь я поразилась странному явлению – почему люди, избравшие себе духовный образ жизни, теряют чувство юмора?

– В последние годы своей жизни Янош стал именно таким, – заметил я.

– И неудивительно, – сказала она. – Короли или те, кто считает себя королями, не видят в смехе ничего полезного и чувствуют себя очень неуютно, когда смеются другие.

Я ненадолго задумался.

– Ты знаешь, – сказал я, – одно время я очень беспокоился за тебя, как бы ты тоже не стала походить на Яноша.

– Ты хочешь сказать, что, подобно ему, я захочу противопоставить себя всем и всему, лишь бы заполучить корону магического знания? Корону, дающую власть над бренным миром? Нет, не думаю, чтобы мне это грозило. Я никогда не испытывала трепета перед мужчинами и женщинами, восседающими на тронах. Взять хотя бы тех, кто сейчас гонится за нами. Модин обладает – или обладал в какой-то степени – громадным могуществом, а теперь он тащится за нами, сам толком не понимая, зачем ему это нужно, но зная, что наша цель почему-то представляет ценность и для него. А Клигус? Что он получит от того, что догонит и разделается с тобой, как задумал? Да ничего. Орисса останется неизменной, Клигус разбогатеет ненамного и вряд ли станет умнее. Разумеется, я не лишена тех многочисленных дурных черт, которые были у прадеда. Я так же страстно стремлюсь к знанию, как и Янош, и буду стремиться к постижению того единственного закона, который лежит в основе природы всех вещей. Но мне ни к чему ни мирская власть, ни духовная. Познание дорого мне ради него самого. А власть ради власти – это не по мне. Хотя должна быть откровенна с тобой, Амальрик. Сказанное – это еще не сделанное. И по прибытии в Королевства Ночи ты за мной присматривай. Если я потеряю чувство юмора, то не мешкая хватайся за твой кинжал.

Она усмехнулась, но тут же посерьезнела.

– Все же от моего наставника я кое-чему научилась, – сказала она. – Умению оставаться с моими мыслями один на один. И я обнаружила, что способна размышлять над такими явлениями, которые не знаю как объяснить. Взять хотя бы моего прадеда. Он является важной составной частью моей жизни, он оставил мне свое имя и цель. Но мне крайне тяжело смириться с фактами прошлого, с тем, что мой предок, мой герой – а я могу его так назвать, – в каких-то проявлениях являлся чудовищем. И вот ты только из-за этого отрекаешься от него, отвергаешь его? Ведь ты же не отбрасываешь все то, что вы сделали вместе, не расписываешь его злодейства, не разглагольствуешь громогласно о его пороках, верно? Я принимала и принимаю Яноша Серого Плаща за целостного человека и по-прежнему считаю его великим и во многом – образцом для себя.

– Это действительно непросто, – сказал я. – Мне казалось, что после кремации и прочтения молитв по нему я прощу его. Но когда я писал книгу, понял, что по-прежнему питаю к нему недобрые чувства, хотя ощущаю и собственную вину перед ним. И в том сочинении на самом деле уместились две книги. В одной я искал Далекие Королевства, а во второй – человека, которого некогда называл другом.

– И с моей точки зрения, – сказала Джанела, – наиболее успешной оказалась как раз вторая книга. Пусть вы ошиблись, приняв Вакаан за Далекие Королевства. Но ты не ошибся в конечной оценке Яноша как человека.

Сам не зная почему, я взял ее за руку. Долго мы сидели молча в ночной тиши. Наконец рык охотящегося где-то вверху на плато льва вывел нас из этого состояния, и мы отправились спать.

А спустя два дня мы были все-таки вынуждены остановиться на ночлег в одной из этих пещерных деревушек, поскольку приближался вечер, а ни одного острова нам на пути не попадалось. Я солгу, если скажу, что боялись только те из нас, кто верил в приметы. Нет, все мы испытывали какое-то тревожное чувство. После того острова, что прельщал нас безопасностью, и стычки с крокодильим племенем от этих земель можно было ожидать все, что угодно.

Джанела поворожила и сказала, что не ощущает никакой угрозы или опасности. Но она попросила всех держаться поближе друг к другу, поскольку в этих местах слишком много следов от воздействия различной магии и не все эти следы она в состоянии точно оценить. Да мы и не нуждались в предостережениях. Но ничего не произошло, и мы даже с радостью воспользовались этим небольшим убежищем, поскольку небо заволокло тучами и собирался дождь. В таком укрытии над рекой нам и Шторм был не страшен.

После ужина наши храбрецы, Чонс и братья Сирильян, рискнули даже выйти на разведку. Чонс вскоре прибежал очень взволнованный и сообщил, что они обнаружили лестницу, ведущую, возможно, к плато над ущельем.

Мы с Джанелой решили посмотреть, что же находится выше нас. Квотерволз поворчал, что собирался вздремнуть, но на самом деле он испытывал интерес к предстоящему походу и прихватил с собою факел на случай, если ночь наступит до нашего возвращения. В затяжной подъем наверх с нами отправились еще Чонс, братья Сирильян и трое хорошо вооруженных солдат.

54

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org