Пользовательский поиск

Книга Ловец тумана. Содержание - 11

Кол-во голосов: 0

– Все вниз!!!

Они попадали в вонючую жижу, хлюпавшую под ногами, с ног до головы забрызганные липкой кровью и опутанные клейкими нитями, вжались в пол, задерживая дыхание, погружаясь с головой. Огнешары взорвались, встретившись в полете. В обе стороны туннеля прошел поток пламени, испепеляющего все на своем пути – и клейкие нити, и воинство многоногих тварей, что опутали этими нитями подземелье…

Оглушенные, грязные, перемазанные сажей, один за другим они вставали. Отплевывались, вытирали рукавами лица. Пытались прийти в себя, осматривались. Перекликались.

Северин водил посохом из стороны в сторону, всматриваясь в лица друзей – все ли целы?

В темноте блестели бешеные глаза, оскаленные в безумных улыбках зубы – у них получилось! Спалили восьминогих уродов! Уцелели!

– А где Жанна?!

Шедди крутанулся вокруг своей оси, подсвечивая посохом.

– Жанна-а-а?! – гаркнул Северин.

Гулкое эхо разлетелось в обе стороны.

Циролис округлил глаза и ухватил его за рукав, но Северин только отмахнулся, как от назойливой мухи:

– Жанна-а-а?!

Ничего. Только закопченные трупы монстров – выставленные клешни, обугленные многосуставчатые конечности. Еще тлеющие обрывки склизкой паутины. Тишина. Темень.

Дарьян появился откуда-то из темноты.

Он толком еще не успел отдышаться, а лицо его сплошь было облеплено липкой темной жижей.

– Там, впереди… Развилка туннеля. Идет вверх, ступени, пыльные… Следы… Она сбежала.

Северин сцепил зубы. С силой втянул ноздрями спертый, напитанный запахами дыма и паленой плоти воздух.

– Все-таки не сдержалась, подружка? – прошипел он. – Кровь взяла свое?

– Если пойдем быстро, Север, то…

– Вот и не будем терять время! Все готовы идти? Отлично… За мной!

11

Сборочный цех растянулся во всю длину здания, во всю длину одной из восьми хаотических стрел, вместе составляющих смерть-факторию.

Конец его терялся во мраке. Это был воплощенный ад. Подсвеченный всполохами плавильных печей, повсеместно сыплющимися искрами, мертвенным синим и зеленым магическим огнем, цех жил своей жизнью.

Они шли по следам Жанны, ясно пропечатавшимся в слоях копоти и пепла, покрывавшим черные плиты пола.

Шли и шли, и не было конца сборочному цеху.

Он атаковал их запахами разлагающейся плоти и химических реактивов, запахами ржавчины и нечистот.

Было невыносимо жарко, душно. Пот заливал глаза, горячими струйками щекотал спину. Пепел и сажа роились в воздухе, забиваясь в ноздри и глотку, заставляя надсадно кашлять.

По змеям конвейеров тянулся исходящий паром клепаный металл и остывающая сталь, элементы шипастых доспехов, слепые шлемы, ребристые поножи и наручи, причудливые искусственные конечности, снабженные чудовищными булавами и зазубренными лезвиями…

По змеям конвейеров тянулись голые мертвые тела – мужчины, женщины, молодые, старые, люди, орки, гномы, тролли. Любые двуногие, способные удержать в руках оружие. Погибшие с мечом в руках, предназначенные для того, чтобы вновь взять выпавший меч, вновь идти драться. Только теперь уже – под звездой-шестеренкой, составленной из расходящихся в разные стороны восьми стрел.

Смерть-фактория вбирала в себя слабую человеческую плоть и вбирала в себе сталь, соединяя их в единое целое. Переделывала тронутые тлением бренные оболочки, утратившие свои души. Превращала в механических кукол клиц-клоков, в воинов Хаоса, морталистов и шреккеров, вертких упырей и слепых магов; в чудовищных конструктов…

Ухали и лязгали гигантские прессы, натужно скрипели подъемники. Смерть-фактория утробно урчала и грохотала, отрывисто щелкала и завывала, гудела густым басом и лязгала. Будто живой организм, чудовищный прожорливый монстр, в брюхе которого они оказались.

Они шли, воочию наблюдая все величие и гнусность хаоситских замыслов. Сколько труда и выдумки, сколько сил и терпения вложено было, чтобы отладить этот кошмарный механизм!

Они шли долго, очень долго, не встречая на своем пути ни единой живой души.

Будто смерть-фактория и не нуждалась в обслуживающем персонале, способная действовать сама по себе, сама себя обеспечивать, совершая бесперебойный круговорот новых воплощений.

И все это… ради чего?

Впереди по ходу движения возник элемент, выбивающийся из общего интерьера.

Канцелярская конторка, заваленная какими-то бумагами, с чернильницей, перьями и подставкой для печатей. Рядом с ней, вырастая из пола и уходя в потолок, тянулась труба непривычной формы. К ней прицеплен был узкий стеллаж с продолговатыми овальными футлярами.

– Никак, пневмопочта? – прищурился Циролис. – Но что это за дополнительные элементы в конструкции? Неужели она связана с каким-то порталом?? Надо проверить…

– Идемте, магистр. Мы все ценим вашу любознательность, вы же знаете. Но теперь на это нет времени.

– Одно мгновение, прошу вас, – пробормотал старик, лихорадочно роясь морщинистой рукой в своей сумке.

Наконец, он выхватил из нее дневник в кожаном переплете, тот самый, что неустанно заполнял, пользуясь каждым привалом, каждой остановкой в пути. Торопливо послюнил палец, стал листать страницы…

– Идемте же!

Магистр Циролис даже не обернулся, с треском выдрал, одну за другой, несколько страниц. Торопливо свернул листы трубкой, схватил перо, что-то торопливо надписал, схватил со стола печать, стукнул ей по свитку. Цепкими пальцами ухватил со стеллажа футляр…

Северин отвернулся, молча пошел вперед.

«Откуда это в нем? – думал он. – Тщедушный старичок, непонятно, как душа в теле держится… И даже теперь, перед лицом смертельной опасности, когда мы бредем через эту бесконечную преисподнюю, через это пекло… Он продолжает какие-то свои мудрствования… Для него все это – сплошное увлекательное Приключение, детская игра, о которой он вечером с удовольствием будет писать в своем дневнике… Если останется жив. Как и все мы…»

– Куда его понесло?! – прохрипел изнывающий от жары Дарьян.

Северин в ответ только рукой махнул.

Старик, обливаясь потом и поминутно вытирая лысину, догнал их у самого выхода из сборочного цеха. Громадная арка, выполненная в форме демонической пасти, пропустила их наружу.

Северин и его спутники приблизились к самому центру смерть-фактории, к тому пустому кругу, из которого брали начало восемь стрел.

Перед ними открылось широкое поле, в центре которого стояла толстая башня, облепленная бесчисленными мостиками, галереями, переходами, лестницами. Верхушка ее, сужаясь, терялась в дыму. Там, выше непроглядной черной пелены, колыхающегося дымного марева, мерцали ярко-красные вспышки, при взгляде на которые начинали слезиться глаза.

Все свободное пространство между центральной башней и смыкающимися торцами фабричных корпусов – широкое поле, противоположный конец которого еле виднелся отсюда, – было заполнено толпой.

Шреккеры, клиц-клоки, морталисты, упыри… Все новые и новые создания сходили с конвейеров, тянущихся по всем восьми стрелам-цехам, и присоединялись к столпотворению.

Мохнатые великаны и проворные карлики, чопорно вышагивающие на птичьих лапах и свивающие кольца многочисленными щупальцами. Обряженные в шипастые доспехи и совершенно голые, в лохмотьях и драгоценной парче, пялящиеся пустыми глазницами черепов и поводящие ветвистыми рогами, нахохлившие роговые гребни, хлюпающие жабрами, скалящие зубастые пасти…

Все они смотрели в одну сторону, будто театральная публика, ожидающая выхода любимого артиста. Все, замерев в сладкой истоме, в нетерпении переступая копытами и суставчатыми лапами, подкованными сапогами и босыми пятками, скребя землю когтями и шлепая по ней ластами, все смотрели на подножие башни, на широкие ступени и высокие парадные ворота, по обеим сторонам которых висели тяжелые черно-золотые штандарты, украшенные знаками Хаоса.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org