Пользовательский поиск

Книга Ловец тумана. Содержание - 8

Кол-во голосов: 0

Клоун беззвучно рухнул в грязь. Лицом вниз.

И, будто бы с его уходом разом лишились всех своих сил и его приспешники, схватка перешла в новую фазу. В фазу истребления врага.

Подхватив с земли меч, Билкар лихим ударом вспорол брюхо силача, уже занесшего было над ним, обхватив обеими руками, свою ржавую гирю, уже готовившегося нанести последний удар.

Гимнаст выпустил леску, которой душил Мартуза, хватаясь руками за рассеченное его кинжалом горло.

Магистр Циролис, перехватив клюку дряхлого прорицателя, боднул его высоким залысым лбом прямо в крючковатый нос. Прорицатель всхрапнул, выпуская свою клюку. Циролис, как следует размахнувшись, прицельно ударил его клюкой под подбородок, начисто выбивая из противника дух. Видимо, в безразмерных арсеналах его памяти нашлось место для пары-тройки потайных шкафчиков, наглухо запечатанных, содержащих в себе и такие вот губительные знания.

Шедди Краснолист, запутавшийся в клочьях шатровой материи, встретил эквилибриста ледяной стрелой. Толкнул каблуком сапога охваченную льдом статую великолепного атлета с шестом, та ударилась о землю, со звоном рассыпалась на сотни осколков.

Дарьян выпалил из дробовика в упор – толстяк-зазывала отлетел назад, с грохотом врезался в скрипящую карусель, сбивая разом двух морских коньков и одну козочку с позолоченными рожками.

Жанна нанесла противнице последний сокрушительный удар кулаком. Пепельноволосая дрессировщица затихла. Жанна сдула с поцарапанного лица мокрую от пота рыжую прядь, подула на ободранные костяшки пальцев, помотала узкой ладонью.

Мартуз, пыхтя, пытался восстановить дыхание.

Кое-как отдышавшись, он просипел:

– В следующий раз… Кх… Кх… Когда решите поразвлечься… Чур, я выбираю место… Кхе… Я даже, Хмарь забери, заплачу за билеты…

– Заметано, – серьезно кивнул Северин, тыкая кончиком посоха в выцветшие заплатки на балахоне поверженного Клоуна. – Эй, Билкар? Ребра целы?.. Ну вот и славно… Одолжи-ка мне свой меч? Мы свою часть сделки, кажись, выполнили. Нехорошо заставлять пожилого человека ждать, верно?

8

Герхель свою часть сделки тоже выполнил.

У старого лесовика была масса недостатков, но он всегда чтил заключенные им самим сделки. К тому же старик просто не способен был на вранье.

У Северина в руках была карта, которая указывала местоположение гробницы Шахрияра, указывала местоположение муринской смерть-фактории, из которой в приморские степи Альтерры текли все новые и новые отряды созданий Хаоса. Даже не смотря на то что создатель этого механизма был упокоен Северином, цикл продолжался, с каждой новой смертью, с каждой новой каплей пролитой крови, создавая все больше предпосылок для воплощения Шахрияра, которое ставило под угрозу существование всей великой триады Терра-Альтерра-Аррет. А быть может, и всего Упорядоченного.

Гелену и оставшихся в живых хаоситов необходимо было остановить. Любой ценой.

Это понимали все в отряде Северина. Хотелось верить, что даже Жанна постепенно начала понимать.

Чем ближе была смерть-фактория, тем явственнее были знаки, будто нарочно оставленные Муриным-Альбинским для своей дочери. Чтобы она смогла воочию увидеть, каким он был на самом деле, ее нежданно-негаданно объявившийся отец.

Вовсе не интересный мужчина и полиграфический король, репутацию которого имел он на Терре. Но – безумец. Властолюбец, свихнувшийся от доставшейся ему власти. Истинный хаосит, не признающий рамок и границ, не останавливающийся ни перед чем, чтобы достичь своей заветной цели. Упивающийся своей безнаказанностью и теми несчастьями и бедами, которые производят творения его рук.

Они следовали по землям Хаоса, направляясь в самое сердце муринской Тайной империи, выстроенной им на границе двух миров, и ужасающие плоды его правления наблюдались здесь повсеместно.

Какой заманчивой сперва казалась Северину предложенная Циролисом идея: для разрушения планов Мурина-Альбинского использовать им же самим созданную систему порталов. Прирожденный талант и глубочайший специалист по части всего, что связано с магией перемещения, Мурин связал свою Тайную империю стационарными порталами, соединив ее с Точками Перехода между мирами Альтерра и Аррет, создал замкнутый цикл, эдакий магический метрополитен, чьи туннели прорыты не в земле, но в междумирье. По нему он мог скакать с объекта на объект, как задорный кузнечик, лично проверяя, как идут дела у подопечных. Северину посчастливилось на личном опыте познакомиться с такой системой – когда их с Шедди, а заодно и Билкара, преследовавшего их во главе отряда Акробатов, муринский десант накрыл на затерянной в степи клок-фактории.

Какой заманчивой была эта идея, словно лягушка из детской песенки, стремительными скачками через порталы Мурина-Альбинского добраться до ключевой точки маршрута – его смерть-фактории на Моровых Плешах. И накрыть зеленым брюшком все наследие сумасшедшего кузнеца.

Но Жанна не смогла помочь или не захотела открыть перед Северином и его спутниками всю цепочку Муринского маршрута. Уж ему-то наверняка после перемещения между мирами не приходилось неделю брести через леса, с солониной и сухарями в заплечном мешке. Из одного портала в другой – делов-то.

А если бы приходилось – если бы, подбираясь к собственному творению, он мог бы наблюдать те последствия, что оказывает действие его смерть-фактории на окружающий мир – неужели не шевельнулись бы какие-нибудь заржавленные шестеренки в его опутанном паутиной Хаоса мозгу? Не устыдился бы? Не одумался?

Вряд ли. Насколько знал его Северин – не такой это был человек. Да и вовсе не человек.

И чем дальше продвигался отряд в глубь Моровых Плешей, тем быстрее таяли былые сожаления Северина о том, что он отнял у Жанны отца.

Позабытые и позаброшенные лагеря клиц-клоков – людей, у которых злая магия похитила душу, превратив в послушных и безропотных работников. Пустые глаза снулых рыбин, зашитые грубой ниткой рты. Они продолжали выполнять механическую работу – готовили какое-то варево в бараках, из труб которых шел чахлый, прибиваемый ветром к земле дымок. Валили лес, наращивая груды обтесанных бревен, которые никто не спешил забирать. Ломали кирками камень, упорно и тупо стесывая целые скалы. Топоры тупились, кирки ломались, ингредиенты, необходимые для варева, кончались. А клиц-клоки продолжали работу – размеренными, механическими жестами колотили по древесным стволам сбитыми топорищами, долбили скальную породу бесполезными палками, помешивали и переливали из одной тары в другую пустой кипяток… Бездушные, безропотные и безвольные трудяги с зашитыми ртами и потухшими глазами. Нижняя часть пирамиды, залог успеха любых муринских начинаний.

Чем ближе была смерть-фактория, тем чаще попадались и другие солдаты муринской армии – памятные по степям шреккеры и морталисты, уроженцы этой самой смерть-фактории. Бродили по лесам, лишенные руководства, злобные и бесстрашные, в облупившихся черно-красных доспехах, в опутанной колючкой броне с вытесненным на ней знаком расходящихся стрел, с лицами, скрытыми глухими забралами, несущие смерть всему живому.

Невидимые ладони ветра щедро подгоняли назойливый белый пух – семена ядодрева, к навязчивым ласкам которого Северин, кажется, стал привыкать, как тогда, во время необъявленной степной войны. Войны, которая все еще шла, каждый день унося новые жизни, ссыпая кроваво-красный песок на Весы Упорядоченного, силясь нарушить равновесие, разбить те путы, что удерживают в плену метущийся дух Шахрияра, силясь разрушить Равновесие. И кто знает, какая песчинка станет роковой и обратит чашу Хаоса в движение?

Северин должен был положить конец войне, привести Весы Упорядоченного в равновесие.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org