Пользовательский поиск

Книга Ловушка для духа. Содержание - Глава 2МОЯ СЕСТРА — БОЛЬ

Кол-во голосов: 0

Держа формулу наготове, заклинатель медленно приближался к ней. Плач оборвался, из-под нечесаных серых, словно пыльных, косм искоса глянул глаз ярко-алого цвета. И Рэю на миг стало не по себе. Он вспомнил, как заглядывал в замочную скважину запертой комнаты. Выходит, дверь не была завешена красной тканью. В то же самое время на заклинателя с той стороны смотрело вот это существо. Его глаз он видел совсем близко.

— Ты искал меня так упорно, — произнес дух низким чувственным голосом, от которого у Рэя озноб пробежал по коже.

От Саюа исходило странное ощущение. Как будто очень сильный ветер сдувал с нее все эманации потустороннего мира.

— Ты знаешь моего сына, — произнесла она с утвердительной интонацией.

— Да.

— Что с ним произошло?

— Он одержим духом шиисана.

Она откинула волосы с лица, и Рэй увидел, какое оно красивое. Словно выточенное из белого камня без малейшего изъяна. Но самое жуткое было то, что в этих утонченных чертах он узнавал черты своего друга.

— Мне очень жаль, — добавил он, хотя его слова не могли ничего исправить.

— Что еще? — спросил дух ледяным тоном.

— Он остался в Агосиме. Как я понял уже теперь, маги Румунга очень заинтересованы в его даре… или проклятии.

Саюа ничего не отвечала, и это молчание зловещим холодом застывало в помещении. Потом спросила очень тихо:

— Почему ты не помог ему?

— Я не смог. Меня самого вытащил черный кодзу. Если бы не он, я бы погиб.

Женщина обхватила себя за плечи, снова завесилась волосами.

— Будь у меня возможность находиться рядом с ним… но я привязана к этому дому и к Акено. Я охраняла Сагюнаро. Он один понимал меня. Говорил со мной. А потом его забрали. Здесь он был в безопасности.

Рэй помолчал немного и спросил:

— Зачем ты убиваешь женщин?

— Чтобы видеть. — Она прикоснулась кончиками пальцев к нижнему веку. — Их кровь проясняет мое зрение. Без нее я слепа, не могу следить за ним, не могу его разглядеть. Чем больше крови, тем яснее мой внутренний взор.

— Как наместнику удается убедить тебя не трогать тех девушек, которые важны для него?

— Почему ты не спросишь его самого?

— Духам я доверяю больше.

— Я прислушиваюсь к его просьбам. — Из-под завесы густых прядей вынырнула белая рука и схватила заклинателя за плечо. — Ты сможешь вернуть Сагюнаро?

— Если ты не будешь больше убивать.

Она подняла голову, посмотрела на Рэя глазами, напоминающими продолговатые рубины. Несколько долгих секунд он выдерживал ее нечеловеческий взгляд, затем Саюа опустила веки и шепнула:

— Обещаю.

Он поднялся. И пока шел к выходу, из спальни больше не слышалось жалобных всхлипываний.

По комнатам растеклась многозначительная тишина, наполненная терпеливым ожиданием.

У двери заклинателя дожидалась невысокая белокурая девушка в красно-белом платье с алой кисточкой цветов, спускающихся из прически к плечу.

— Браво, — произнесла Юи голосом кодзу. — Еще один договор с духом. Это начинает входить у тебя в привычку.

Рэй промолчал, проходя мимо.

— Господин Рэй, — прощебетал сзади просительный девичий голосок. — А вы возьмете меня с собой в Варру? Я никогда еще в столице не была.

— Как будто я могу тебе отказать, — отозвался тот, направляясь в свою комнату.

Глава 2

МОЯ СЕСТРА — БОЛЬ

Он никогда не думал, что в человеческом теле столько крови.

Теплая влага текла, пропитав одежду, засыхала на ней бурой коркой, волосы слипались, кожа зудела. Охапку соломы, на которой он спал, приходилось менять каждый день. Ее приносил хмурый старый маг в красном одеянии, стараясь держаться подальше от нового ученика магистра.

Но тот не спешил нападать. Молча сидел в углу и смотрел на человека сквозь спутанные, жесткие от крови волосы. И в его глазах горели алые, кровожадные огоньки. Когда он шевелился, свет, льющийся из открытой двери наверху лестницы, скользил по лезвию меча, которым заканчивалась его рука. Маг поспешно оставлял еду, сгребал окровавленную солому и, пятясь, покидал подземную камеру. Поднимался по лестнице и захлопывал за собой дверь, долго гремя засовами. А затем в сырое темное помещение с низким полукруглым сводом возвращалась тревожная тишина.

Ученик, который все больше считал себя пленником, опускался на подстилку, упоительно пахнущую сухой травой, горячим ветром и землей. Совсем недавно эти запахи были для него чем-то совершенно естественным. Теперь образы, вспыхивающие в памяти, казались чуждыми.

…Вновь загремел засов на двери. Мелькнула полоска света. Раздались тяжелые, неторопливые шаги.

— Ну как ты тут, друг мой? — прозвучал низкий голос. За участием в нем слышалась насмешка. Масляная лампа осветила высокого мужчину в багряных одеждах, его смуглое лицо пересекала белая черта, в черной бороде блеснуло несколько нитей седины. С жадным вниманием он смотрел на скорчившуюся в углу фигуру.

Под ногой мага звякнула миска. Тот наклонился, поднял ее, посмотрел на куски сырого мяса, плавающие в подливке из крови, принюхался, спросил бодро:

— Почему не ешь?

— Не хочу, — хрипло прозвучало в ответ.

— Стала не по вкусу наша еда? — Мужчина поставил миску на пол, подтолкнул к пленнику, и та заскользила по плитам, брякая на неровностях.

Узник неправдоподобно быстрым, едва уловимым для глаз движением схватил ее и отшвырнул в сторону. Металлическая посудина зазвенела, ударившись о стену, содержимое багровым пятном растеклось по камням.

— Раньше ты любил свежую кровь, Сагюнаро, — сказал маг, с удовольствием отметив скорость реакции ученика. — И плоть.

— Я хочу выйти отсюда.

— Ты уверен? После того, что случилось в прошлый раз?

Он не помнил, что случилось в прошлый раз.

— Ты опасен, друг мой, — душевно сказал маг, садясь напротив юноши на корточки. — И для себя в том числе.

— Вы обещали мне помочь справляться с одержимостью.

— Я пытаюсь, но ты сопротивляешься. Быть может, тебе нравится ощущение силы и вседозволенности.

— Почему меня не учит мастер Хейон? — спросил Сагюнаро, хмурясь и делая движение плечом, как будто отмахнулся от ответа.

— У него слишком много дел, — небрежно отозвался маг, — к тому же он не специалист по обузданию шиисанов. Так что тебе придется довериться мне.

Он выпрямился и приказал совсем другим тоном:

— Вставай. Живо.

Ученик медленно, нехотя поднялся, прислонился к стене. За спиной Руама показалась смутная тень. Она растягивалась и становилась все выше, крупнее, четче… Стали видны длинные руки, раскинутые в стороны, худое тело с выпирающими наружу ребрами, высокий шипастый гребень в центре плоской головы, блеклые глаза на вытянутой рыбьей морде.

Сагюнаро невозмутимо смотрел на шима. Раньше при виде этих сущностей шиисан в его душе начинал бесноваться, желая немедленно растерзать духа, крепко привязанного к магу невидимыми цепями. Теперь стало все равно. И неизгоняемый, и сам заклинатель устали.

— Нападай на духа, — приказал Руам.

— В этом нет смысла. — Сагюнаро смотрел на существо, нависшее над ним, не двигаясь с места.

— Не тебе судить о том, есть смысл в моих уроках или нет, — отозвался маг Румунга. — Ты должен уметь управлять своей яростью. Зажигать ее во время поединка и гасить, когда схватка закончена. Давай, ученик.

— Я не твой ученик, — сквозь зубы произнес Сагюнаро и бросился вперед.

Но целился он не в духа, а в человека. Тот едва успел отбить удар костяного меча. Ловко увернулся, схватил пленника за горло, крепко сжал и отшвырнул прочь. Заклинатель ударился о стену, задохнулся на мгновение, а затем закашлялся и рассмеялся одновременно.

— Сделаешь так еще раз — сверну тебе шею! — прорычал Руам.

— Не свернешь, — сквозь смех и кашель выдохнул ученик. — Тебе нужен мой шиисан.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org