Пользовательский поиск

Книга Ловушка для духа. Содержание - Глава 4БЕГСТВО

Кол-во голосов: 0

Рэй, который мог бы поспорить о том, насколько он «никто», не стал этого делать. Ему совсем не понравился оборот, принимаемый беседой. Становилось понятно, что императрица окончательно убедилась в каких-то своих предположениях, и они были явно не в пользу заклинателей, всех без исключения. А его появление стало тем последним аргументом, который был ей нужен для принятия некоего важного решения.

— Я не ставлю условий, — сказал Рэй. — Я просто хочу, чтобы вы тоже понимали, действительно ли вам нужно заключать соглашение со мной.

Наместник хотел сказать что-то, но императрица остановила его властным взглядом.

— Хорошо, Рэй. Я принимаю твои доводы. От тебя не потребуется ничего, что потревожило бы твою совесть заклинателя. Согласен?

— Согласен, — откликнулся он.

Она милостиво наклонила голову. И он ответил ей вежливым поклоном. Наместник кивком показал юноше на дверь, сам, похоже, планируя остаться.

Вторая часть аудиенции закончилась для заклинателя.

За его спиной неслышно появилась хранительница, коснулась рукава и сказала:

— Я провожу.

Рэй молча повернулся и пошел прочь из сада новой дорогой, которую показывал ему дух.

Аори беззвучно плыла рядом. Тишину нарушали только шаги человека. Тропинка между цветущих кустов жасмина вывела на узкую лесенку, спускающуюся в сад.

— Вам не трудно работать здесь? — нарушил молчание заклинатель. — Вы, насколько я знаю, духи воздуха. Любите открытые пространства. Горные пики.

— Все когда-нибудь заканчивается, — уклончиво ответил дух в облике девушки. Аори посмотрела на спутника с жадным интересом, но ни о чем не спросила. — Дальше идите прямо. Тропа выведет за пределы сада. Если хотите, я доведу вас до дома.

— Благодарю. Я смогу постоять за себя.

— Не сомневаюсь.

Она вежливо попрощалась и удалилась обратно во дворец.

Глядя ей вслед, Рэй думал о том, какой же мощи должно было быть заклинание, чтобы держать подле себя это сильное, свободолюбивое существо, отдавать ему приказы и добиваться полнейшего послушания. И каким могущественным — заклинатель, который сделал это. Пока ответа не было.

Дальнейший путь Рэй проделал один уже в темноте. Очень быстро и без приключений.

Резиденция наместника выглядела пустой, полностью покинутой людьми, словно вместе с Акено из нее ушли стремление и воля к жизни. Но смело, не скрываясь, заявились иные сущности.

Кодзу, в своем реальном обличье, сидел на полу в комнате Рэя, и его драное одеяние развевалось вокруг тощего тела в полном безветрии.

— Ну что, рассказал про меня? — осведомился он с широкой ехидной улыбкой, растянувшей его физиономию от уха до уха.

— Откуда знаешь? — угрюмо спросил Рэй, плюхаясь на сундук, стоящий у стены.

— Маленький друг подсказал. — Кодзу указал тонким длинным пальцем на плечо заклинателя.

Тот быстро повернул голову, скосил глаза и увидел, как из шва на рукаве выползает крошечный черный паучок, не больше булавочной головки. Прежде чем Рэй успел схватить его, тот молниеносно прыгнул в сторону, слетел на пол по длинной паутине и бросился к духу. Вскарабкался на руку, кодзу показал открытую ладонь заклинателю, и тот увидел, что по ней ползает столько пауков, что не видно кожи. Сплошная черная шевелящаяся масса.

— У меня их много, — сказал пожиратель мыслей и пояснил довольно: — Друзей. Хочешь, поделюсь?

— Спасибо, у меня есть свои, — ответил Рэй, которого уже давно не впечатляли подобные фокусы.

— Что-то их не видно, — ухмыльнулся дух. — Один застрял в Агосиме, другой — в публичном доме. Третий, если позволено называть наместника Югоры твоим другом, — приятно проводит время с прекрасной женщиной во дворце. Ты, по-прежнему, один.

Заклинатель не отреагировал на язвительное замечание, и дух, сложив руки на груди, вернулся к интересующей его теме:

— Значит, тебе не поверили?

— Ни одному слову. Ни единому. Магистры, старшие заклинатели, главы ордена. — Рэй поднялся и принялся ходить по комнате, не находя себе места. — Они даже допустить не могут, что может быть не так, как они думают.

— Агосима — дикая страна, — качая головой, словно кукла на веревочке, монотонно принялся перечислять пожиратель мыслей. — Румунг — развалины, его маги — пугливые отшельники, кодзу никогда не договаривается с людьми… — Он выпрямился и хищно наклонился вперед. — А ты пытался нарушить их привычную картину мира. Конечно, тебя не стали слушать. Никто не готов признавать свои заблуждения.

— Я готов. Нельзя было оставлять Сагюнаро в храме. Не надо было вовсе идти туда.

— Ну, ты вообще нарушение всех правил, — доверительно сообщил кодзу, вытягивая из своей ладони длинную нить паутины. — Полез в мой мир, хотя обычно разумные заклинатели никогда не делают этого. Пожиратель мыслей — существо, которое нельзя трогать. Меня не изгоняют. Не преследуют. Не разговаривают. Не рискуют связываться. Покрутятся вокруг, поколдуют и убираются подальше.

— Ладно, это теперь не важно. Надо решить, что делать дальше.

— То, что очень хорошо должен уметь любой заклинатель, — веско произнес дух. — Ждать.

Глава 4

БЕГСТВО

Нара больше не приходила, и Сагюнаро не знал — хороший это признак или плохой.

Он вновь погрузился в бесцельное ожидание.

И то наконец принесло свои плоды.

Дверь камеры распахнулась, и по ступенькам скатился вопящий от ужаса человек.

— Нет! Нет!! Не оставляйте меня с ним!! — Он попытался вскарабкаться наверх, но его отшвырнули, а дверь захлопнули, грохоча засовом.

Пленник приподнялся, глядя на незваного гостя. Человек скорчился у лестницы и горестно подвывал. Его светлая одежда была заляпана грязью — судя по запаху, песок, смешанный с гнилыми раздавленными фруктами, выступивший от страха пот и немного свежей крови. Значит, перед тем как швырнуть его сюда — волокли по площади перед храмом, не давая подняться на ноги. Ссадины на его коже продолжали кровоточить, а вонь ужаса, текущего из тела вместе с кислым потом, становилась все сильнее.

— Эй, — негромко окликнул Сагюнаро и вдруг узнал эту жалкую фигуру. — Казуми, ты?

Тот дернулся, словно его хлестнули плетью.

— Не убивай меня! — заскулил он отчаянно, еще сильнее вжимаясь в ступени. — Пожалуйста. Делай что хочешь, только не убивай.

— Успокойся, — устало произнес одержимый, не чувствуя к бывшему врагу ничего, кроме презрения. Голова гудела, и возвращаться в состояние багровой ярости казалось страшно утомительным. — Ничего я тебе не сделаю.

— Ты не собираешься убить меня? — с величайшим недоверием спросил Казуми, решаясь наконец поднять голову. Его лицо украшали длинные ссадины, под глазом наливался чернотой внушительный синяк. Пепельные волосы, прежде всегда аккуратно причесанные, напоминали свалявшуюся овечью шерсть, и в ней застряли колючки, семена и сухая грязь. Одежда на груди была щедро присыпана пылью.

Сагюнаро невольно усмехнулся — нюх шиисана его не обманул — недруга действительно волокли по земле.

— Нет. Я не буду тебя трогать.

— Значит, сделаешь это не сейчас, а позже, — с раздражающим упорством отозвался тот.

— Убирайся, — откликнулся пленник, прекрасно понимая, что его пожелание вряд ли осуществимо.

— Рад бы, да не могу, — нервно рассмеялся Казуми. — Дверь заперта.

— Зачем тебя притащили сюда? Вряд ли для того, чтобы скрасить мое одиночество.

— Они думали, мое появление взбесит тебя. Говорили, ты слишком спокоен и погружен в себя. Надеялись, что разозлишься. Ведь ты меня ненавидишь?

Сагюнаро не ответил на последний вопрос, произнесенный жалким, дрожащим голосом.

— Отчего же ты впал в такую немилость?

Казуми оглянулся, словно опасаясь, что его могут подслушать в этом глухом подземелье. Видимо, потрясение от случившегося с ним было так велико, что бывший сокурсник забыл страх перед одержимым и зашептал едва слышно:

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org