Пользовательский поиск

Книга Меч Лета. Содержание - Глава III. Не позволяйте себя подвозить незнакомым родственникам

Кол-во голосов: 0

Я резко раскинул руки, спросив его жестом, что он здесь забыл.

Хэрт сложил ладонь горстью, а пальцами другой руки будто что-то из нее выхватил и отбросил в сторону.

За два года общения с ним я прекрасно освоил язык его жестов. Сейчас он мне говорил: «Линяй поскорее отсюда!»

Тревоги особой я на его лице не прочел. Но Хэрт по части эмоций вообще большой тормоз. Вечно таращится на меня своими бледно-серыми глазами с таким видом, будто я бомба и вот-вот взорвусь.

Стараясь въехать, что он имеет в виду и зачем ошивается здесь, а не на площади Копли, я потерял несколько драгоценных секунд.

Хэрт снова начал жестикулировать. Вытянув обе руки вперед, энергично задвигал пальцами. Это значило: торопись.

– Зачем? – произнес я вслух.

– Ну, здравствуй, Магнус, – тут же послышался у меня за спиной низкий голос.

Я чуть не отчалил из собственной шкуры. В дверях библиотеки замер мужчина. Бочкообразная грудь, аккуратно подстриженная седая бородка, волосы с сильной проседью. На нем было бежевое кашемировое пальто, надетое поверх темного шерстяного костюма. Он опирался обеими руками в перчатках на рукоять трости с металлическим наконечником. Он постарел с тех пор, как мы с ним последний раз виделись, и черные волосы стали почти седыми, но голос я узнал сразу.

Рэндольф!

Он чуть кивнул.

– Какой приятный сюрприз. Я рад, что ты здесь. – В тоне, которым он это сказал, не прозвучало ни радости, ни удивления. – Предупреждаю, что у нас мало времени.

Еда и молоко закрутились у меня в животе.

– На что мало времени?

Он поднял брови, нос его сморщился, словно от неприятного запаха.

– Тебе сегодня шестнадцать исполнилось, так ведь? Значит, они придут тебя убивать.

Глава III

Не позволяйте себя подвозить незнакомым родственникам

Ну что ж, с днем рождения меня.

Значит, сегодня тринадцатое января? Честно сказать, понятия не имел. Когда спишь под мостом и ешь из мусорных контейнеров, ощущение дней, недель и месяцев как-то теряется.

Итак, мне официально сравнялось шестнадцать, а дядя Странность загнал меня в угол своим заявлением, что меня придут убивать.

– Кто… – хотел было выяснить я. – А в общем-то, знаешь, и наплевать. Приятно было с тобой повидаться, Рэндольф. Пока. Я пошел.

Но Рэндольф стоял в дверях, преграждая мне путь к отступлению. Трость его поднялась, ее металлический наконечник теперь был направлен мне прямо в грудь, и, клянусь, я почувствовал, как он уперся мне в кожу, хотя нас с дядей и разделяла достаточная дистанция.

– Магнус, нам надо поговорить. Не хочу, чтобы им удалось до тебя добраться. Особенно после того, что случилось с мамой.

Врежь он мне со всей силы в лицо, мне было бы не так больно.

В голове у меня замелькали калейдоскопом воспоминания о той ночи. Здание, где находилась наша квартира, вздрогнуло. Этажом ниже раздался крик. Мама, которая весь этот день держалась настороженно, словно чего-то ждала, потащила меня к пожарной лестнице, умоляя бежать. Взрыв разнес нашу входную дверь на мелкие щепки. В прихожую ворвались два зверя. Шкуры у них были цвета грязного снега, глаза горели синим огнем. Пальцы мои соскользнули с пожарной лестницы. Я упал на кучу мешков с мусором, сложенную в переулке. Едва мне удалось таким образом приземлиться, стекла из окон нашей квартиры вылетели. Наружу вырвалось пламя.

Мама велела мне убежать, и я это сделал. Она обещала, что позже разыщет меня, но этого не случилось. Позже, слушая новости, я узнал, что ее тело вынесли из пожара. У полиции ко мне было много вопросов. В квартире остались следы поджога. У меня с дисциплиной и поведением в школе дела обстояли не очень. Я убежал с места происшествия перед самым взрывом. Соседи свидетельствовали о громких криках и звуках падения, которые доносились из нашей квартиры. Но никто не сказал ни слова о волках с горящими синими глазами.

С той самой ночи я прячусь, живя под угрозой. Битва за выживание у меня занимает чересчур много сил, чтобы оплакать как следует маму. Несколько раз я впадал в сомнение: может, мне эти волки почудились? Но я ведь знаю, что не почудились.

И вот, спустя столько времени, дядя Рэндольф решил мне помочь!

Я с такой силой сжал маленькую доминошную плашку, что она впилась мне в ладонь.

– Ты не знаешь, что случилось с мамой. Тебе на нас с ней всегда было наплевать.

Рэндольф, опустив трость, тяжело на нее оперся и уставился на ковер. Полное впечатление, что обиделся.

– Я умолял твою маму, – глухо произнес он. – Я хотел, чтобы вы поселились здесь, где я смог бы тебя защитить. Она отказалась. А после того, как ее не стало… – Он покачал головой. – Магнус, ты даже не представляешь, сколько сил я потратил на твои поиски и в какой опасности ты находишься.

– Со мной полный порядок! – рявкнул ему в ответ я, хотя сердце мое колотилось о ребра. – Нормально заботился о себе.

– Может, и так, – кивнул он. – Но эти дни подошли к концу.

Он так уверенно это сказал, что у меня затряслись поджилки.

– Тебе шестнадцать, – тем временем продолжал дядя Рэндольф. – Ты уже стал мужчиной. В ночь гибели мамы тебе от них удалось спастись. Но больше они тебе этого не позволят. У нас с тобой есть единственный шанс. Единственный и последний. Позволь мне помочь. Иначе ты до конца дня просто не доживешь.

Тусклый зимний денек переливался в витражных стеклах, и цвет лица Рэндольфа постоянно менялся, как у хамелеона.

Мне не следовало приходить сюда. Полный идиотизм с моей стороны! Мама ведь сколько раз повторяла: «Не суйся к Рэндольфу». Так нет ведь, приспичило.

Чем больше он говорил, тем сильнее меня охватывал ужас и вместе с тем росла жажда выяснить, что он мне хочет сказать.

– Мне не нужна твоя помощь. – Я положил на стол странную маленькую доминошину. – И я не хочу…

– Я знаю о волках, – перебил он меня.

Ну, мог я после такого уйти?

– Я знаю, что ты их видел, – продолжал он. – Я знаю, кто этих существ прислал. Что бы там ни считала полиция, я знаю, что в действительности случилось с твоей мамой.

– Откуда ты…

Он снова меня перебил:

– Магнус, я должен тебе рассказать так много всего о твоих родителях и о том, что досталось тебе в наследство… О твоем отце…

По моему хребту прошлась ледяная проволока.

– Ты знал моего отца?

Я совершенно не собирался вручать в руки Рэндольфу рычаги управления. Жизнь на улице научила меня, как это опасно. Но тем не менее он меня зацепил. Мне было необходимо выяснить, что он знает, а он ведь знал. Это мне было ясно по блеску в его глазах.

– Да, Магнус, – быстро, как в лихорадке, проговорил он. – Я расскажу тебе о твоем отце, о гибели мамы и по какой причине она отказалась от моей помощи… Все это связано. – Его указательный палец метнулся в сторону экспозиции викинговского добра. – Я подчинил свою жизнь без остатка единственной цели. Пытался раскрыть одну историческую тайну, но до недавнего времени не видел картины в целом. Я ее вижу только теперь. Все вело к этому дню. Твоему шестнадцатилетию.

Я попятился к окну, стремясь оказаться как можно дальше от дяди Рэндольфа.

– Для меня девяносто процентов того, что ты говоришь, вообще темный лес. Но если ты можешь хоть что-нибудь рассказать об отце…

Дом с такой силой встряхнуло, будто вдалеке пальнули одновременно из нескольких пушек. Уши мне заложило от басовитого грохота.

– Они вот-вот будут здесь, – предупредил дядя Рэндольф. – Наше время на исходе.

– Кто они? – спросил я.

Он, опираясь на трость, двинулся в мою сторону. Колено правой его ноги не сгибалось.

– Магнус, я понимаю, что слишком много прошу, а у тебя нет особой причины мне доверять. И все же ты должен сейчас пойти со мной вместе. Я знаю, где спрятано то, что принадлежит тебе по праву рождения. – Он указал на стол, где лежали пергаменты. – Вдвоем мы сможем вернуть твое наследство, и это единственный способ тебя спасти.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org