Пользовательский поиск

Книга Меч Лета. Содержание - Глава LIX. Средняя школа – это кошмар!

Кол-во голосов: 0

Она улыбалась, и трудно сказать, какая из ее половин выглядела ужаснее. Мертвая? Или та, что принадлежала красивой женщине, потешающейся над сценой массового убийства?

– И слова эти про белки глаз никто тогда не произносил, – продолжала она. – Это миф, сочиненный спустя много лет. Даже название этого места было тогда другим – Бридс-Хилл. Битва, конечно, дорого обошлась британцам, но потерпели-то поражение американцы. Вот она, человеческая память. Вы забываете правду и верите в то, что вам больше нравится.

Снег таял у меня на шее. Воротник уже стал совершенно мокрым.

– Ну и в чем вы хотите меня убедить? Отказаться от битвы? Позволить Сурту освободить вашего брата Волка?

– Я просто тебя призываю задуматься. Действительно ли Банкер-Хилл оказал влияние на результаты вашей революции? Сможешь ли ты, повстречавшись с Суртом, не допустить Рагнарок или, наоборот, ускоришь его наступление? Ринуться в битву – удел героев. Людей того склада, которые в результате оказываются в Вальгалле. Но ведь есть миллионы других, проявлявших всю жизнь осторожность и осмотрительность. Зато они спокойно встретили смерть в собственных постелях. И души их перешли ко мне. Так, может, они поступили мудрее? Действительно ли ты принадлежишь Вальгалле, Магнус?

Я вдруг увидел кружащееся в ледяном воздухе предсказание норн:

Выбор сделан был неправильно тобой,Был убит не для Вальгаллы тот герой.Девять дней к востоку солнце пролетит, —Связан зверь, но летний меч освободит.

Мне тут же вспомнился сосед по вальгалльскому коридору, Ти Джей, не расставшийся до сих пор с мундиром времен Гражданской войны и старинной винтовкой. Он изо дня в день принимал участие в бесконечных боях в ожидании окончательной смертной битвы при Рагнароке. Я подумал о Хафборне Гундерсене, который, чтобы дожить до последней битвы, сохранив разум, защитил степень по литературе. Я один из таких, как они?

– Отнеси меч дяде, – настаивала тем временем Хель. – Пускай события разворачиваются без твоего участия. Это самый разумный и безопасный выбор. Если на нем остановишься, мой отец Локи просил наградить тебя.

Кожа у меня на лице до того горела, что я испугался. Вдруг уже начал от обморожения разлагаться и скоро стану похож на Хель?

– Наградить меня?

– Не верь тем, кто твердят, что Хельхейм ужасное место, – отозвалась богиня. – В моем чертоге много прекрасных комнат для избранных. К тому же могу организовать воссоединение.

– Воссоединение с… мамой? – едва удалось мне выговорить. – Она у вас?

Вопрос мой, похоже, заставил богиню склонить низко голову и задуматься.

– Я могла бы ее заполучить, – наконец выпрямилась она. – Душа ее пребывает пока в процессе определения статуса.

– Как-как? Я не понял вас.

– Ну, на судьбу умерших часто влияют желания и молитвы живых. Смертные всегда это знали. – Зубы Хель обнажились в улыбке – с одной стороны идеальной формы и белые, а с другой гнилые. – Я не могу вернуть Натали Чейз к жизни, но если захочешь, то мне по силам объединить ваши души в Хельхейме. Там вы вновь сможете стать семьей, и никто вас уже никогда не разлучит.

Я попытался себе представить такое, и у меня тут же возникла масса вопросов, вот только язык почему-то перестал мне повиноваться.

– Тебе совершенно не обязательно говорить, – кажется, поняла, что со мной происходит, Хель. – Просто, если согласен, подай мне знак. Заплачь по маме. Дай волю слезам, и я пойму, что мой план тебе нравится. Только решай немедленно. Отвергнешь мое предложение, упрешься на собственном Банкер-Хилле и попрощайся с надеждой когда-нибудь снова увидеть маму в этой или какой-нибудь другой жизни.

Я почти наяву увидел, как мы с мамой «печем блины» на пруду. Глаза у нее сияют весельем. Руки простерты навстречу солнцу. Она пытается объяснить мне, каков мой отец: «Магнус, разве ты сам не чувствуешь? Он здесь, вокруг нас. Вот почему я так часто сюда привожу тебя». Мама. Натали Чейз. В темном холодном замке с навеки скованной мертвым миром Хельхейма душой? Да это же все равно что тело, мое мертвое тело, которое я увидел в похоронном агентстве. Забальзамированная реликвия, подмазанная и приодетая, чтобы быть выставленной напоказ. Или утонувшие души, бьющиеся в сети богини Ран.

– Плачешь? – с довольным видом отметила Хель. – Значит, договорились?

– Нет, нет! – внезапно обрел я дар речи. – Вы просто не понимаете. Я плачу из-за того, что понял желание мамы. Она хотела запомниться мне такой, какой была. Это единственный памятник, который ей нужен. А вы предлагаете мне заловить ее, заморозить, чтобы она жила словно труп или призрак в подземном хранилище.

Хель до того разозлилась, что даже живая часть ее лица утратила всю свою привлекательность.

– Да как ты посмел!

– Вы хотели бравады? – мигом сорвал я с цепочки кулон. Джек вытянулся во всем великолепии. Руны его засияли и запарили на лютом холоде. – Оставьте меня в покое, – потребовал я. – Можете передать Локи, что сделка не состоялась. А если я еще когда-нибудь вас увижу, то обещаю рассечь прямо по разделительной линии.

Я поднял меч в воздух.

Богиня смешалась с метелью, а следом за ней испарился и весь окружающий пейзаж. Теперь я стоял на краешке крыши, пятью этажами выше асфальта, простершегося внизу.

Глава LIX

Средняя школа – это кошмар!

Прежде чем я, на свою погибель, успел рухнуть вниз, меня схватили и оттащили назад.

– Осади, ковбой! – услышал я голос Сэм.

Я обернулся. На ней была куртка того оттенка синего цвета, который называют морским, темные джинсы и черные ботинки. Вообще-то синий не в числе моих любимых цветов, но ей он придавал достоинство и серьезность. В этой куртке она походила на офицера авиации. Хиджаб ее покрыл снег. Топора на боку не видно. Вероятно, она запихнула его в рюкзак, который висел у нее за плечами.

Встреча со мной в таком странном месте, похоже, не вызвала у нее удивления. Впрочем, судя по ее напряженному лицу и отрешенному взгляду, направленному в какие-то неясные дали, она вообще сейчас была сосредоточена на чем-то своем.

Я постепенно приходил в себя. Рука моя все еще сжимала рукоять посверкивающего на свету Джека, но никакого упадка сил от убийства сестер-великанш не чувствовалось. Я глянул вниз на прямоугольник асфальта, об который только что едва не разбился. Он представлял собою пространство между двумя корпусами школы, обнесенное оградой из металлической сетки. На нем рассеялись группки школьников, занятые кто чем. Одни болтали возле дверей, другие пихались, скользя по образовавшимся дорожкам изо льда. Третьи просто топтались на месте. Вроде бы семиклассники, хотя за их зимней одеждой темного цвета точно не определишь.

Я превратил меч в кулон. Пусть пока повисит на шее. Расхаживать по крыше школьного здания с мечом в руках мне показалось как-то не очень.

– Где мы? – спросил я у Сэм.

– Любимые места, – с горечью отозвалась она. – Средняя школа имени Малькольма Икса.

Я попытался представить себе ее в группе таких вот, одетых в темное, девчонок, где единственным ярким пятном был бы ее зеленый хиджаб.

– Тор, значит, отправил тебя обратно в школу. Жесткач какой-то, – сказал я ей.

Она хмыкнула.

– Вообще-то он отправил меня домой, и я крайне вовремя нарисовалась у себя в спальне. Не успела я там появиться, туда влетели Биби и Джид, и началось. Куда исчезла? Где меня носило? Короче, попала я в ситуацию куда хуже, чем средняя школа.

Мне стало стыдно. Вот ведь зациклился на своих проблемах, а Сэм каково? Она же, помимо прочего, должна ухитриться вести нормальную жизнь в семье.

– Ну, и что же ты им сказала?

– Что была у друзей. Пусть думают, будто я задержалась у Марианны Шоу.

– Ну, ясное дело: про трех странных типов ты им не докладывала, – усмехнулся я.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org