Пользовательский поиск

Книга Меч Лета. Содержание - Глава LXV. А я ненавижу эту часть программы

Кол-во голосов: 0

Ярость к волкам, целых два года копившаяся во мне, вырвалась на поверхность, и я проорал:

– Делай, Блитцен, что собирался, а я сейчас вышибу этой дворняге все зубы.

Очертя голову принимаешь обычно плохие решения, и это было одно из них. Я кинулся на Волка. Сэм последовала за мной.

Если Фенрир и не отличался слишком большим размером, то силы, даже со связанными задними лапами, был просто неимоверной. Стоило мне сойти с защиты верескового ковра, эта тварь превратилась в шквал острых когтей и смертоносных зубов. Я, оступившись, упал. Когти Волка тут же прорезали у меня на груди глубокие раны. Не отбрось его Сэм ударом топора в сторону, он бы меня распотрошил на мельчайшие составные части.

– Ты не сможешь мне причинить вреда, – оскалился он. – Это даже богам не по силам, иначе давно бы уже перерезали мне глотку. Моя судьба предопределена. До Рагнарока я неубиваем.

– Должно быть, очень приятно знать о себе такое, – с трудом поднялся на ноги я. – Но, знаешь, я все же попробую.

К сожалению, Джек совершенно не помогал мне. Каждая моя попытка атаковать Волка кончалась тем, что меч, изворачиваясь, целился не в него, а в путы на его задних лапах, и все это смахивало на детскую игру в мячик с названием «Свинка посередине».

Блитцен рванул вперед, собираясь накинуть завязанную петлей цепь Андскоти на задние лапы Фенрира, но тот, даже под угрозой топора Сэм, отреагировал с быстротой молнии. Не понимаю, как это у него вышло, но он успел полоснуть гнома по горлу. Гном упал лицом вниз. Моток веревки откатился в сторону.

– Нет! – кинулся к Блитцену я.

Хэртстоун врезал изо всех сил сияющим посохом по башке Волку. Полыхнул золотой огонь. Волк, завывая от боли, уполз в сторону. На лбу у него дымилась руна – стрела, пробороздившая черный глубокий след в серой шерсти.

– Тейваз! – оскалился Волк. – Ты посмел атаковать меня руной Тюра!

Он кинулся на Хэртстоуна, но, наткнувшись на невидимое препятствие, отлетел, завывая, обратно.

Сэм подскочила ко мне. Топора у нее в руках не было. Левый глаз заплыл. От хиджаба остались жалкие клочья.

– Хэрт использовал руну самопожертвования, чтобы спасти Блитцена, – угрожающим голосом объявила она.

– То есть? – ничего пока не понимал я.

Хэрт, цепляясь за посох, рухнул в изнеможении на колени, но все же ухитрился перекрыть Волку путь к Блитцену.

– Пожертвовал собственной силой ради защиты друга! – с презрением поглядел на него Фенрир. – Великолепно! Насладись сполна своей глупостью. Гном все равно уже помер. А ты собственной рунной магией уготовил себе дорожку следом за ним. Впрочем, пожалуй, еще поживи чуть-чуть. Понаблюдаешь, как я разделываюсь с остальной своей вкусной добычей.

И, демонстрируя все свои жуткие зубы, он попер в нашу с Сэм сторону.

Дела тех, кто сражались с Суртом и его великанами, шли далеко не блестяще.

Одна из валькирий Гуниллы неподвижно лежала на камне. Вторую свалил ятаган Сурта. Латы ее пылали. Гунилла осталась один на один с огненным лордом. Пока еще у нее хватало сил неистово наносить ему удары копьем, метавшимся взад-вперед наподобие огненного кнута, но, ясное дело, надолго хватить ее не могло. Одежда на ней уже тлела. Щит обгорел и потрескался.

Эйнхерии попали в окружение. Хафборн лишился одного из своих топоров. Великаны уже нанесли ему столько ран и ожогов, что оставалось лишь удивляться, как он еще жив, но тем не менее он с громким смехом продолжал угощать великанов мощнейшими ударами. Мэллори, преклонив колено, с громкой руганью билась сразу с тремя великанами. Ти Джей колол противников штыком. Икс тоже работал пока вовсю, хотя даже он по сравнению с этими гигантскими керосинками казался крохотным.

У меня стучало в висках от боли. Конечно, моя восстановительная энергия эйнхерия уже включилась, и раны вскорости должны были закрыться. Вот только Волк лишит меня жизни прежде, чем это произойдет.

Волк, потянув носом воздух, явно учуял мое состояние.

– В общем-то, должен признать, неплохая попытка, Магнус, – хихикнул он. – Только вот сыновья Фрея никогда не были бойцами. Так что теперь мне осталось только сожрать врагов. Обожаю эту часть программы!

Глава LXV

А я ненавижу эту часть программы

Спасение иногда приходит от странных существ или вещей. К примеру, от львов или пуленепробиваемых галстуков.

Фенрир прыгнул, нацелившись мне в лицо. Я избежал столкновения, резко упав на пятую точку. Мимо меня пронесся какой-то расплывчатый силуэт, который врезался в Волка и повалил его на бок.

Нет, не расплывчатый силуэт, а лев, сообразил я уже в тот момент, когда оба животных сцепились в мелькании клыков и когтей на усеянной костями земле. Затем они резко поднялись на лапы, и тут мне сделалось все окончательно ясно. У льва заплыл один глаз.

– Сэм! – выкрикнул я.

– Тащи Андскоти, – не выпуская Волка из поля зрения, бросила мне львица голосом моей экс-валькирии. – Мне надо потолковать с моим милым братцем.

Ее мгновенное превращение в львицу потрясло меня куда меньше, чем то, что она могла в этом облике говорить своим голосом и даже как-то очень по-своему двигать губами. Да и глаза у нее оставались такими же, как всегда.

Шерсть на загривке Фенрира стояла дыбом.

– Значит, решила все-таки перед смертью принять способности, которые даны тебе от рождения, дорогая сестричка, – прорычал он.

– Я принимаю себя такой, как я есть. Самира аль Аббас из рода Льва, – жестко проговорила она и прыгнула на Волка.

Они драли друг друга когтями, кусались, рычали и выли. Первый раз в жизни мне довелось понять, что значит на самом деле выражение «шерсть летит клочьями», и убедиться, как это страшно. Два зверя в самом буквальном смысле драли друг друга на части, и ужас заключался для меня в том, что в облике одного из них выступала моя подруга.

Я уже собирался ринуться ей на подмогу, когда вспомнил, что говорила мне Фрея насчет Меча Лета: «Убивать – самая меньшая из его способностей». А Волк заявил мне к тому же, что сыновья Фрея никогда не были бойцами. В таком случае, кто же я?

Блитцен со стоном перевернулся на спину. Хэртстоун немедленно принялся проверять его шею.

Меня привлек неожиданно металлический блеск его галстука. Превратившись каким-то образом из шелкового в кольчужный, он уберег ему горло. Настоящий пуленепробиваемый галстук, Фригг его побери!

Блитцен сыграл по полной и, главное, оставался по-прежнему жив.

Губы мои сами собой расплылись в улыбке. Блитцен не был бойцом. Я – тоже. Но ведь есть и другие способы побеждать.

Я схватил смотанную в клубок Андскоти. На ощупь она оказалась как снег – жутко холодной и до неправдоподобия мягкой. Меч у меня в руке замер.

– Ну, и что делаем? – вопросительно прогудел он.

– Разбираемся.

– Круто, – одобрил он и пошевелился, словно потягиваясь после дневного сна. – Как там дела-то?

– Лучше, – откликнулся я и вонзил клинок в землю. Джек даже не дернулся, чтобы удрать. – Может быть, Сурт когда-то и завладеет тобой, но он ведь не понимает, в чем твоя сила, а я понимаю, – принялся объяснять ему я. – Мы – команда.

Я захлестнул Андскоти петлей вокруг рукоятки Джека. Звуки боя, происходившего рядом со мной, до меня теперь доносились лишь смутно. Может быть, из-за того, что я оставил попытку сразиться с Волком. Все равно ведь его никто не может убить. И если и сможет, то не сейчас и не я. Зато мне доступно другое.

Я изо всех сил сосредоточился. Нужно было как можно скорее вызвать в себе тепло, которое появлялось, когда мне приходилось кого-то лечить. Сила роста и жизни. Сила Фрея. Мне вдруг открылся смысл предсказания норн. Сегодня девятый день. Солнце пойдет на восток.

Место, в котором мы все сейчас находились, связано с ночью, луной и серебряным светом, а я должен его осветить летним солнцем.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org