Пользовательский поиск

Книга Меч Лета. Содержание - Глава LXX. Презентация Одина

Кол-во голосов: 0

В словах его мне послышалось что-то тревожное, но возможности расспросить, в чем дело, не оказалось. Не успел я и глазом моргнуть, Фрей исчез, а меня вместе с флаером и керамической емкостью вынесло вновь на палубу вальгалльского корабля. Рядом со мной сидел, жадно прихлебывая из кубка медовуху, Хафборн Гундерсон.

– Ну? – улыбнулся он мне во весь рот. – Я ведь тебе жизнью обязан. Ничего не имеешь против, если я угощу тебя вкусным обедом?

Раны его по большей части уже затянулись, а судно наше стояло, пришвартовавшись к берегу реки, которая протекала через фойе Вальгаллы. Как мы там оказались, понятия не имею. Мои друзья уже стояли на пристани, беседуя с управляющим Хельги и мрачно взирая, как с корабля выносят тела трех валькирий.

– Что происходит? – повернулся я к Хафборну.

Он осушил свой кубок.

– Нас вызвали в «Трапезную Павших Героев» для объяснения перед танами и хозяином эйнхериев. Надеюсь, нам все же дадут поесть, прежде чем снова убьют. Помираю с голоду.

Глава LXIX

Вот, значит, что унюхал Фенрир в главе шестьдесят восемь

Кажется, мы добирались до Вальгаллы целый день, потому что попали прямиком к ужину, который в «Трапезной Павших Героев» уже был в самом разгаре. Повсюду летали с кувшинами медовухи валькирии. Эйнхерии кидали друг другу хлеб и куски жареного Сэхримнира. В разных частях помещения наяривали оркестрики. Впрочем, стоило нам появиться, веселье начало затухать. Наша процессия медленно двигалась по направлению к столу танов. Во главе ее шел почетный караул из валькирий, несший покрытые белой льняной тканью тела Гуниллы, Ирен и Маргарет. Все это время у меня тлела надежда, что, так как их подвиг вполне достоин эйнхериев, в Вальгалле они оживут, но этого не случилось. С валькириями, видимо, все обстояло как-то сложнее.

За валькириями шли Мэллори, Икс и Ти Джей, а Сэм, Блитцен, Хэрт и я замыкали процессию. Воины злобно взирали на нас, и еще более неприкрытую ярость можно было прочесть на лицах валькирий. Удивляюсь, как нас вообще не убили по пути к танам. Полагаю, толпу от этого останавливала только жажда увидеть наше публичное унижение. Никто ведь из них не знал правды, и все видели в нас сбежавших негодяев, возвращенных насильно в Вальгаллу, да еще виновных в гибели верных валькирий. Оков на нас не было, но я все равно брел так, словно ноги мне опутали цепью Андскоти. К тому же одна рука у меня была неподвижна. Я крепко зажал ею под мышкой керамическую баночку, с которой меня ничто не заставило бы расстаться.

Мы остановились перед танами. Эрик, Хельги, Лейф и все остальные Эрики выглядели донельзя мрачно. Даже мой старый друг Хундинг смотрел на меня столь потрясенно и разочарованно, будто я у него отобрал назад шоколадку.

– Прошу объясниться, – потребовал Хельги.

Что-либо от них утаивать причин у меня не было. Говорил я негромко, но в трапезной стало так тихо, что каждое мое слово долетало до самых дальних ее краев. Вот только на битве с Фенриром голос меня подвел, и рассказ довела до конца Сэм.

Таны молчали. Их настроение трудно было понять. Кажется, они были больше растерянны, чем сердиты. Меня же по-прежнему грызло такое чувство вины, что, пусть отец мой и считал по-другому, гордости собой я не испытывал. Мне удалось справиться со своей задачей только благодаря трем лежащим сейчас здесь валькириям. Они удержали трех великанов, позволив нам справиться с Волком. Их нет в живых, а я цел и невредим, и никакое наказание танов не заставило бы меня почувствовать себя хуже.

Хельги поднялся на ноги.

– Это самая серьезная проблема, вставшая перед нами за последние много лет, – начал он. – Если мы сейчас услышали от вас правду, то налицо деяние, достойное воинов. Вам удалось воспрепятствовать освобождению Фенрира и выдворить Сурта в Муспелльхейм. Вынужден вместе с этим отметить и факт проявленного вами при этом преступного легкомыслия. Вы предприняли свои действия, не заручившись одобрением танов, и к тому же совместно с крайне сомнительной компанией, – с отвращением покосился он на Хэрта, Блитца и Сэм. – Верность, Магнус Чейз, – пробуравил меня управляющий прокурорским взглядом, – верность Вальгалле является главным и неотъемлемым долгом эйнхерия. Поэтому танам нужно все всесторонне взвесить и обсудить, и лишь после этого будет вынесено решение. Если, конечно, сам Один не пожелает за вас заступиться, – повернулся он к пустующему трону.

На нем никто не возник. Лишь два ворона пристально на меня смотрели со спинки черными глазками.

– Что ж, – вздохнул Хельги. – Следовательно, мы…

– Один желает заступиться, – прервал его гулкий голос.

Я повернулся на звук его и увидел Икса, каменно-серое лицо которого было обращено к танам.

По залу пролетело нервное бормотание тысяч эйнхериев.

– Не время для шуток, Икс, – шепнул ему Ти Джей.

– Один желает заступиться, – упрямо повторил полутролль, и внешность его на наших глазах начала меняться.

Обличие тролля слетело с него, как камуфляжная ткань, и мы увидели на месте Икса кого-то, очень напоминающего отставного вояку-сержанта. Бочкообразная его грудь и массивные руки были втиснуты в тщательно выглаженную форменную вальгалльскую рубашку-поло. Голова отличалась монументальностью. Иссеченная проседью короткая шевелюра и геометрически подстриженная борода подчеркивали рельефность лица, кожа которого, казалось, задубела на всех ветрах. Левый глаз закрывала черная повязка, а правый был темно-синий. С пояса экс-Икса свисал до того огромный меч, что кулон-Джек, прикрепленный к цепочке, затрясся.

На груди форменного поло я увидел бейджик с надписью: «Один – Всеобщий Отец, Хозяин и Основатель».

– Один! – преклонила колено Сэм.

Бог глянул на нее сверху и улыбнулся. Мне показалось, он даже мне подмигнул, но про того, у кого имеется только единственный глаз, сказать такое наверняка трудно.

Имя его пронеслось по всей трапезной. Эйнхерии повскакивали на ноги, таны – тоже, отвесив богу низкий поклон.

Один, ранее мне известный как полутролль Икс, промаршировав вокруг стола, занял законное место на троне. Вороны, перебравшись тут же ему на плечи, начали ласково трепать клювом его уши.

– Ну, – прогремел голос бога, – что, интересно, я должен сделать, чтобы мне поднесли кубок медовухи?

Глава LXX

Презентация Одина

Получив кубок с медовухой, Один произнес несколько тостов, затем спустился со своего трона и, расхаживая взад-вперед перед ним, принялся всем рассказывать, где был и что делал последние несколько десятков лет, но я находился в таком потрясении, что большая часть его слов прошла мимо моих ушей. Полагаю, что и другие эйнхерии ощущали себя точно так же.

Не успели присутствующие немного прийти в себя, как Всеобщий Отец потребовал оживить экраны на Волшебном Дереве. Орды эйнхериев разом зашевелились, словно бы пробуждаясь после сеанса массового гипноза.

– Я – искатель знаний, – объявил Один. – Так было всегда. Я провисел на Мировом Дереве девять дней и ночей, изнемогая от боли, чтобы познать тайну рун. Шесть дней простоял под лютой метелью, чтобы быть первым в очереди и первым познать колдовство смартфона.

– Что-о? – изумленным шепотом протянул я.

– Слушай дальше, – шепотом же порекомендовал мне Блитцен.

– А совсем недавно, – продолжал тем временем Один, – я выдержал семь недель семинара по обучению мастерству оратора-мотиватора, который происходил в отеле «Пеорин», результатом чего явилась на свет… – В руке у него возник дистанционный пульт, и почти тут же на волшебных экранах засиял слайд с эмблемой, внутри которой было написано: «План Одина, или Как сделать успешной жизнь после смерти».

– Что это? – повернулся я к Сэм.

– Один находится в вечном поиске. Ну, открыт всему новому, – объяснила она. – Ищет знания в самых разных местах. Он очень мудр, но…

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org