Пользовательский поиск

Книга Меч Лета. Содержание - Глава VI. Уступите дорогу утятам, иначе они вам врежут по кумполу

Кол-во голосов: 0

Мне невольно пришло на ум: «Явись сейчас Сатана, он, наверное, выглядел бы точно так же». А потом я подумал: «Да нет, Сатана по сравнению с этим парнем смотрелся бы просто пугалом. Он скорее стилист Сатаны».

Взгляд его красных глаз был прикован ко мне.

– Магнус Чейз, – проговорил он низким, глубоким и резонирующим в пространстве голосом. – Ты, я вижу, принес мне подарок?

В английском его ощущался акцент, характерный для немцев и скандинавов.

Между нами стояла брошенная хозяевами «Тойота Королла». Стилист Сатаны шагнул сквозь нее, как сквозь воск, расплавив дорожку ровно посередине корпуса.

«Королла» у него за спиной развалилась на две половинки, колеса ее расплавились, образовав четыре черные лужицы.

– От меня ты тоже получишь подарок. – Черный мужчина простер ко мне руку. Рукав его пиджака и обсидиановые пальцы дымились. – Отдай мне меч, и я сохраню тебе жизнь.

Глава VI

Уступите дорогу утятам, иначе они вам врежут по кумполу

Мне пришлось повидать много странного. Тысячу каких-то чокнутых чудиков, которые в самый разгар зимы бегали по улице в плавках и шапочках Санта-Клауса. Парня, игравшего на гитаре руками, на гармошке – носом, на барабане – ногами, а на ксилофоне – задницей, и все это одновременно. Тетку, которая удочерила тележку для продуктов из магазина и назвала ее Кларенс. Еще один парень считал, что он с «Альфы Центавра», и вел философские беседы с канадскими гусями. Так что по люксу прикинутый сатанинского вида мужик-модель, умеющий плавить автомобили, не особо снес мне крышу. Просто мое сознание чуть расширилось и я спокойненько уложил в него еще одну странность.

Черный человек, вытянув руку, чего-то ждал. Воздух вокруг него колыхался от жара.

Немного поодаль от нас на мосту остановилась электричка. Тетка-кондуктор с разинутым ртом воззрилась на хаос, который творился вокруг. Два бегуна пытались извлечь какого-то мужика из полураздавленного авто. Мамаша вытаскивала своих орущих близнецов из коляски, колеса которой, расплавившись, стали овальными. Рядом какой-то умник, вместо того чтобы ей помочь, выхватил из кармана телефон и начал снимать разрушения. Вряд ли у него вышли классные фотки, слишком уж руки тряслись.

Позади меня вдруг прорезался дядя Рэндольф:

– Меч, Магнус. Пусти его в ход.

У меня вдруг возникло сильное подозрение, что мой солидный отважный дядя прячется за моей спиной.

Черный человек хохотнул.

– Профессор Чейз!.. Ваша настойчивость восхитительна. Мне-то, признаться, казалось, что после нашей последней встречи дух ваш сломлен. Но нет. Вы здесь. И готовы пожертвовать еще одним членом семьи.

– Молчи, Сурт! – пронзительно выкрикнул дядя. – У Магнуса в руках меч! Возвращайся в огонь, отколь здесь возник!

Сурт совершенно не впечатлился дядиной речью, хотя лично меня его выражение «отколь здесь возник» порядком перепугало.

Огненный чувак изучал меня с таким видом, будто меня, как и меч, облепили ракушки и прочая дрянь.

– Отдай мне его, о мальчик, иначе придется мне показать тебе силу Муспела. Сожгу дотла этот мост и всех, кто на нем.

Сурт поднял руки. Между пальцами у него заплясало пламя, а под ногами в шикарных ботинках ручной работы запузырился асфальт. Снова начали лопаться стекла машин. Рельсы стонали. Тетка-кондуктор отчаянно вопила в свою рацию. Прохожий, делавший на телефоне фотки, упал без чувств. Мамаша рухнула в обморок на коляску. Близнецы продолжали орать изнутри. Рэндольф, крякнув, попятился.

Я от жарких примочек Сурта сознания не потерял – лишь разозлился. Мне мало что было известно об этом злобном придурке, но я подобных садюг давно научился издали чуять. Первое правило улицы: хоть в лепешку разбейся, но не давай такому уроду завладеть твоим добром.

Я направил свое наследство, которое было когда-то мечом, на Сурта.

– Сбавь градус, парень. А то у меня в руках эта ржавая железяка, и я совсем не боюсь ее применить.

Сурт презрительно фыркнул.

– Ну, весь в своего папашу. Сразу видать, не боец.

Я стиснул зубы. «Чудненько, – думаю, – самое время немного подпортить высокотемпературному чуваку его дизайнерский костюмчик».

Но прежде чем мне удалось перейти от замысла к делу, мимо меня что-то пронеслось со свистом и вдарило Сурту прямиком в лоб.

Окажись стрела настоящей, у жаркого чувака наверняка бы возникли большие проблемы со здоровьем. Но, на его удачу, это была сувенирная пластиковая поделка с розовым наконечником в форме сердечка. Видать, изготовили ее ко Дню святого Валентина. Она вдарила с радостным писком по центру Суртова лба и, свалившись к его ногам, тут же расплавилась.

Сурт сморгнул. Он был ошарашен не меньше, чем я. За спиной у меня раздался знакомый голос:

– Смывайся, сынок!

По мосту наступали мои приятели Блитц и Хэрт.

Ну, «наступали», пожалуй, не очень точное слово. Ведь это вроде подразумевает что-то такое впечатляющее и устрашающее. Здесь ни тем ни другим и не пахло. Блитц в довершение к черному своему плащу нацепил темные очки и широкополую шляпу и выглядел в этом прикиде, как очень коротенький и зачуханный итальянский священник. Руки его в перчатках сжимали устрашающий деревянный щит с ярко-желтым дорожным предупреждающим знаком и надписью: «Уступите дорогу утятам!».

Красно-полосатый шарф Хэрта струился за ним под ветром, как вялые крылья. Он вставил новую стрелу в свой розово-пластиковый купидонский лук и снова выстрелил в Сурта.

Будь славны безумные их сердца! Я понял, где они раздобыли это смешное оружие. В магазине игрушек на Чарльз-стрит. Я иногда перед ним побирался, поэтому знаю: у них постоянно выставлена в витринах какая-нибудь фигня вроде этой. Выходит, Блитц с Хэртом сперва за мной проследили досюда, а потом хапнули впопыхах первое попавшееся смертельное оружие. Но так как были бездомными и безумными, выбор их оказался не слишком удачен.

Глупо? Бессмысленно? Может, и так. Но они бросились мне на помощь, и это грело мое сердце.

Блитц пронесся мимо меня.

– Мы прикроем тебя! Смывайся!

Атака вооруженного подручными средствами отряда бомжей явилась для Сурта совершеннейшей неожиданностью, и он ошалело застыл на месте. Блитц, не тратя зря времени, звезданул ему по башке щитом, призывающим уступить дорогу утятам, а Хэрт в это время выпустил еще одну розовую стрелу купидона, но промахнулся, и она врезалась мне в задницу.

– Эй! – возмутился я.

Но Хэрт по своей глухоте меня не услышал и просто промчался мимо, попутно хлестнув Сурта в грудь купидонским луком.

Дядя Рэндольф схватил меня за руку. Дыхание его было частым и хриплым.

– Уходим, Магнус, – просипел он. – Сию же минуту.

Может быть, мне так и следовало поступить, но я, замерев, ошалело глядел, как два моих единственных друга нападают с пластиковыми безделушками и деревянным щитом на темного лорда огня.

Наконец Сурту это наскучило. Он врезал Хэрту, отпулив его в сторону. Ударил ногой Блитца в грудь. Пухленький коротышка, качнувшись назад, приземлился прямо передо мной на пятую точку.

– Достаточно, – бросил Сурт и выбросил вперед руку.

Из открытой его ладони вылетела огненная спираль. Она начала распрямляться, и вот в руке его возник меч из белого пламени.

– Теперь я зол, поэтому все вы умрете, – пророкотал он.

– Божьи галоши, – пробормотал, заикаясь, Блитц. – Это вам не какой-нибудь гигант огня. Это Черный Гигант.

«То есть полная противоположность гиганту с желтым дорожным знаком?» – хотелось спросить у него, но, кинув взгляд на огненный меч, я на время утратил вкус к шуткам.

Вокруг Сурта языки пламени затеяли хоровод. От них во все стороны расходился спиралями огненный шторм. Он плавил машины до состояния мелких и жалких отходов. Превращал в вязкую жидкость асфальт. И до такой степени раскалил мост, что заклепки начали, хлопая, вылетать из него, словно одну за другой откупоривали бутылки шампанского.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org