Пользовательский поиск

Книга Меч Лета. Содержание - Глава XI. Приятно с тобой познакомиться, но могу задушить

Кол-во голосов: 0

– Вот это да! – трепетно выдохнул он. – В общем, как только тебе что потребуется, мигом ко мне. А твоя валькирия явится за тобой прямо перед обедом. Вот это да! – снова залюбовался он шоколадкой. – Ну и дела!

– Какая еще валькирия? Нет у меня никакой валькирии, – сказал я.

Хундинг, так и не отрывая взгляда от шоколадки, расхохотался.

– Ну, ясное дело. Будь у меня такая валькирия, я бы сказал то же самое. Она хорошенько покуролесила.

– То есть? – насторожился я.

Но Хундинг уже направился к двери.

– Сегодня еще увидимся, а сейчас мне надо кое-что съесть. Желаю тебе не убиться перед обедом, – скороговоркой бросил он мне и вышел.

Глава XI

Приятно с тобой познакомиться, но могу задушить

Я вдруг стал задыхаться и рухнул на траву атриума, уставясь на небо в ажурном просвете ветвей.

У меня давно уже не было приступов астмы, а раньше мама ночами дежурила возле меня, пока я хрипел в поединке с невидимым обручем, все сильнее стягивавшим мне грудь. Только не удивляйтесь, зачем надо было водить парня с астмой в походы по горам. На свежем воздухе мне как раз становилось лучше.

Вот и теперь, распластавшись посреди атриума, я жадно ловил свежий воздух, ожидая, когда мои легкие успокоятся.

В общем-то, я догадывался, что астмой меня шарахнуло из-за нервного срыва. Не каждый ведь день приходится помирать, а затем возрождаться для новой жизни среди безумных викингов, которые заказывают себе с доставкой в номер свиные головы и мочат друг друга копьями в холлах. Но привело меня в шок не это.

За два последние года моя психика хорошо адаптировалась к экстриму. Чуть больше, чуть меньше… Ну, оказался в свой шестнадцатый день рождения в этой Вальгалле. Не повезло.

Вдарило мне по нервам другое. Меня впервые с тех пор, как не стало мамы, окружали комфорт и уют, и я, по крайней мере на данный момент, ощущал себя в безопасности. Всякие там благотворительные кухни или койки в приютах не в счет. Все равно ни на миг не расслабишься. И спишь, так сказать, приоткрыв один глаз. А теперь у меня возникла возможность спокойно поразмышлять.

Только вот размышления штука довольно опасная.

До сих пор мои умственные способности целиком и полностью поглощал процесс выживания. Даже погоревать как следует о потере мамы для меня было непозволительной роскошью, а сетовать на предмет злосчастной своей судьбы – тем более. Думаю, это мне помогло в той же степени, что и навыки выживания, которым меня обучила мама во время наших с ней многочисленных вылазок на природу. Благодаря ей я умел ориентироваться в незнакомых местах, разжигать костры, грамотно разбивать палатку.

Наши поездки в горы, парки, на озеро… Если ее раздолбанная «Субару» была на ходу, мы устремлялись за город навстречу дикой природе.

– От чего мы бежим? – спросил я ее в одну из подобных пятниц, за несколько дней до того как она погибла. Мне хотелось остаться хоть на одни выходные дома, и ее жажда непременно уехать злила.

Она ответила мне улыбкой, за которой скрывалась тревога:

– Магнус, нам надо как можно лучше использовать отведенное время.

Неужели и впрямь старалась меня научить выживанию в одиночестве? Знала, что с ней случится? Возможно ли это? С другой стороны, иметь в отцах древнескандинавского бога тоже не слишком реально.

Дыхание у меня еще до конца не выровнялось, но я все же поднялся на ноги и побрел в гостиную. С каминной полки мне улыбался, обнажив щель в передних зубах, всклокоченный восьмилетний Магнус. Как же он мало ценил то, что у него было!

Я изучил содержание книжных полок. Мои любимые авторы фэнтези и ужасов, которыми я зачитывался в прежние годы: Стивен Кинг, Даррен Шэн, Нил Шустерман, Майкл Грант, Джо Хилл. Любимые серии графических романов – «Скотт Пилигрим», «Песочный человек», «Хранители», «Сага». (Подсказка от профессионального бездомного: публичные библиотеки гостеприимны и безопасны почти как рай. В них есть туалеты, а ребят, которые пришли почитать, не вышвыривают на улицу, если, конечно, от них не слишком воняет и они не устраивают скандалов.)

Я вытащил со стеллажа детскую книжку. Скандинавские мифы в очень простом изложении. Мы с мамой ее читали, когда я был маленький. Множество иллюстраций. Таких, знаете, без затей и до идиотизма радостных. Боги на них дико счастливы, и все как один улыбаются. На солнечных небесах висит радуга. Земля покрыта цветами. Светловолосые девушки просто очаровательны. И текст соответствующий: «Боги жили в необычайно прекрасном месте». Ни слова про Черного Сурта, который сжигает коляски с детьми и кидает в людей шары из расплавленного асфальта, или про волков, взрывающих квартиры и убивающих мам! Я в раздражении сунул книгу туда, где она стояла, и подошел к журнальному столику.

На нем лежал кожаный блокнот с надписью «Услуги для гостей». Я начал листать его. Меню доставки в номера было на десяти страницах, и ровно такой же объем занимал список телеканалов. План отеля оказался ужасно запутанным и разделенным на такое количество подсекций, что я вообще ничего не смог разобрать. Ясно мне было только одно: двери с надписью «выход», через которые можно вернуться в прежнюю жизнь, отсутствуют.

Я зашвырнул блокнот в камин.

Он еще не успел полностью догореть, когда на журнальном столике возник сам собой точно такой же новенький экземпляр. Это меня разозлило сильнее прежнего. Тупое гостиничное волшебство лишало меня возможности даже выпустить пар, покрушив как следует вещи.

Я в ярости опрокинул диван. Эффект превзошел мои самые смелые ожидания. Диван не просто перевернулся, а, совершая кульбиты, перелетел через все пространство гостиной и врезался в дальнюю стену.

Вот уж и впрямь никогда не знаешь, где найдешь, а где потеряешь. Следы разрушения впечатляли. Подушки разбросаны по полу. Штукатурка на стене треснула, кожа дивана прочертила на ней глубокие темные следы. И как только мне удалось?

Диван почему-то не восстановился волшебным образом, а продолжал лежать ровно там, куда я его закинул. Злость мало-помалу меня отпускала, уступая место стыду. Кажется, я добавил лишней работы какому-нибудь гостиничному бедняге вроде Хундинга. Не слишком честно с моей стороны.

Мне снова вспомнился Черный Горючий Тип на мосту. «Зачем ему так понадобился этот меч?» – размышлял я, бродя по номеру. Я очень надеялся, что Сурт помер вместе со мной и куда капитальней, чем я, но оптимизма по этому поводу не испытывал. Только бы Блитцу и Хэрту действительно удалось спастись. Ах да, конечно. И дяде Рэндольфу тоже.

А меч? Где он теперь? Снова на дне реки? Странная перезагрузка на новый уровень. Шоколадку вот вместе со мной загрузили, а меч ведь был у меня в руках и пропал. Ну полная чушь. Не вышло у них с ним, что ли?

В старинных историях Вальгалла – это такое специальное место для павших героев. Знаю совершенно точно и ничего не путаю. Но какой из меня-то герой? Мне ведь и наподдали, и кишки разворотили. Пронзив мечом Сурта и свалившись с ним вместе с моста, я, можно сказать, потерпел продуктивное поражение. Погиб как храбрец? Да мне лично не кажется.

И тут мне вдарило по башке: мама! Вот уж чью гибель точно можно назвать героической. Она защитила меня от…

Мои мысли прервал резкий стук в дверь. Она распахнулась. В комнату вошла девушка…

Та самая, что кружила по небу на лошади, пока я сражался с Черным, а потом протащила меня сквозь мглу.

Шлема, кольчуги и сияющего копья за спиной при ней теперь не было, зеленый платок она повязала на шее, и русые ее волосы свободно рассыпались по плечам. По воротнику и манжетам длинного платья девушки тянулась вышивка из рун, с золотого пояса свисали связка ключей какого-то допотопного фасона и топор, заточенный только с одной стороны. Ну прямо подружка невесты на тематической свадьбе в стиле игры «Мортал Комбат».

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org