Пользовательский поиск

Книга Меч Лета. Содержание - Глава XIX. Я отказываюсь от клички Бобовый Город

Кол-во голосов: 0

– Вот от аборигенов они и услышали много историй о том, как силен дух мира именно в этих местах, – вновь завладел разговором Ти Джей. – Позже, когда в Бостоне стали жить пуритане… – Он выдержал короткую паузу. – Ну, я имею в виду видение Джона Уинтропа о сияющем городе на горе. Это ведь не сказка и не преувеличение. Ему и впрямь открылся Асгард. Он сумел заглянуть в другие миры. А суды над салемскими ведьмами! Вся эта паника была вызвана тем, что в Мидгард просочилось волшебство. Эдгар Алан По тоже родился в Бостоне. А его самая знаменитая поэма посвящена ворону – птице Одина.

– Хватит, – рубанула воздух рукой Мэллори. – Ти Джей способен болтать бесконечно даже в тех случаях, когда для ответа достаточно слова «да» или «нет». Так вот, Магнус, да. Отель можно покинуть и с разрешения, и без него.

Икс с треском разгрыз крабью клешню.

– И ты не будешь бессмертным, – жуя бросил он.

– Да, – подтвердил Ти Джей. – Это тоже большая проблема. В Вальгалле-то ты умираешь не навсегда. Короткая смерть просто часть тренировки.

Мне живо представился тип из гостиной, которого сперва пронзили копьем, а потом утащили волки. Хундинг еще тогда уверял, что к обеду он будет снова в полном порядке.

– А что, вне Вальгаллы все по-другому?

– Вообще-то во всех Девяти Мирах мы по-прежнему остаемся эйнхериями, – начал мне объяснять Ти Джей. – Сильнее и крепче любого смертного. Но если ты там умрешь, то это уже навсегда. Возможно, твоя душа попадет в Хельхейм, а возможно, ты попросту растворишься в мировой бездне Гиннунгагап. Заранее не предскажешь. Поэтому лучше не рисковать. Если, конечно…

– Если, конечно, он и впрямь не нашел меч Фрея и легенды не врут, – договорил за него Хафборн, выковыривая куски омлета из бороды.

– Давайте пока не станем в это вдаваться, – остановил друга Ти Джей. – У Магнуса здесь все-таки только первый день. И так, наверное, уже ум за разум заходит.

– Да нет, про легенду давайте, – потребовал я, но тут в коридоре раздался рев рога.

Эйнхерии за другими столами начали подниматься и собирать тарелки.

– Время битвы, – с вожделением потер руки Хафборн. – А трепотня подождет.

– Время битвы, – подтвердил Икс.

Ти Джей поморщился.

– Магнус, нам, вероятно, нужно предупредить тебя об инициации первого дня. Не расстраивайся, если…

– Заткнись, – шикнула на него Мэллори. – Не порть сюрприз. – Она сладенько мне улыбнулась. – Прямо жду не дождусь, когда нашего нового мальчика разделают на части.

Глава XIX

Я отказываюсь от клички Бобовый Город

– Вообще-то у меня аллергия на расчлененку, – сообщил я новым друзьям.

Они, хохоча, продолжали теснить меня к боевой арене. Вечная история с новыми друзьями. Приходится приспосабливаться к их привычкам и склонностям. Поэтому и стараюсь не заводить новых знакомств.

Поле боя оказалось таким огромным, что взглядом сразу и не охватить.

В старые добрые времена уличной жизни я часто спал летом на крышах. Оттуда мне открывался некислый вид на весь район Бостона от парка Фенвей до Банкер-Хилла. Пространство огромное даже для крупного города, но поле боя в Вальгалле было гораздо больше. Добрых три квадратных мили чудненьких мест, чтобы в них помереть, обрамленных стенами отеля. Ну вроде как внутренний дворик.

Из беломраморных стен выступали балкончики с золотыми перилами. С одних свисали знамена. Другие были декорированы щитами. А еще часть оснащены катапультами для метания снарядов. Верхние этажи тонули в туманном сиянии неба, белого, как люминесцентная лампа.

В центре арены сражений высилось несколько скалистых холмов, между ними чернели островки леса. По краям же тянулись пастбища и текла река шириною не меньше бостонской Чарльз, а на ее берегах раскинулось несколько деревень, вероятно, для тех, кто даже на поле боя предпочитали жизни в палатках домашний уют.

Из сотен дверей в обрамлявших арену сражений стенах выходили все новые батальоны воинов. Оружие их и латы сияли до рези в глазах. Иные эйнхерии были закованы в латы от головы до ног, наподобие средневековых рыцарей. Другие ограничивались кольчужными рубашками, бриджами и сапогами. Увидел я и ребят в камуфляжной форме, вооруженных автоматами Калашникова. А какой-то чувак выступал вообще в одних плавках. Голое тело он себе выкрасил в синий цвет и вооружился бейсбольной битой. По синей его груди шла белая надпись: «Рискни, братан!»

– Чувствую себя еще более голым, чем он, – пробормотал я.

Икс похрустел костяшками пальцев.

– Латы с оружием еще не залог победы.

Легко говорить такое тому, чьи размеры больше иного суверенного государства.

Хафборн Гундерсон явно предпочитал в экипировке минимализм. Он тоже разделся до самых легинсов, зато в обеих руках держал по обоюдоострому топору. Стой он рядом с кем-то другим, наверняка бы казался настоящим амбалом, однако в сравнении с Иксом выглядел жалким грудничком, которого вместо слюнявчика и погремушек снабдили бородой и топорами.

Ти Джей приспособил штык к винтовке.

– Магнус, если ты хочешь больше оружия, тебе нужно его либо захватить в бою, либо купить. Оружейные магазины отеля принимают к оплате красное золото, но возможен и бартер.

– Ты винтовку свою у них добыл или в бою? – спросил я.

– Что ты. Я с этим оружием умер. Теперь-то стреляю из нее редко. Пули эйнхериям как комариный укус. Видишь этих ребят с автоматами? Один блеск да треск. Безопаснее их никого здесь не сыщешь. Вот штык мой – другое дело. Подарок отца. Костяная сталь. Классно в бою работает.

– Костяная сталь? – Я никогда не слышал о таком материале.

– Да, – подтвердил Ти Джей. – Ты потом о ней сам все узнаешь.

Рука, в которой я сжимал меч, вспотела от напряжения, а щит казался мне крайне хлипким и ненадежным.

– Против кого конкретно мы бьемся?

Хафборн хлопнул меня по плечу.

– Против всех, дружище. Викинги бьются маленькими группками. Мы – твои щитовые братья.

– И щитовая сестра, – напомнила о себе Мэллори. – Хотя некоторых из нас лучше назвать щитовыми идиотами, – выразительно покосилась она на Хафборна.

Тот ее выпад гордо проигнорировал и вновь обратился ко мне:

– Ты на успех-то, Магнус, сегодня особенно не рассчитывай. Тебя быстро убьют. Но все равно держись нас и помни: мы должны пойти в бой и постараться укокошить как можно больше народу.

– Это твой план? – спросил я.

– План? – Он склонил набок голову наподобие удивленной собаки. – Разве он нужен?

– Нет, иногда-то мы планы все-таки вырабатываем, – уточнил Ти Джей. – По средам обычно надо вести осады, и это гораздо сложнее. А по четвергам они выпускают драконов.

Мэллори обнажила меч, а следом и зубчатый кинжал.

– А сегодня бой без правил. Обожаю вторники.

С тысяч балкончиков раздались призывные звуки рожков. Эйнхерии вступили в битву.

Мне почти тут же открылось во всей полноте значение слова «кровопролитие». Вскоре после начала сражения наши подошвы буквально скользили по крови.

Едва мы вступили на поле боя, откуда-то прилетевший топор втесался в мой щит и пробил его насквозь, лишь чудом пройдя чуть выше моей руки.

Мэллори с криком метнула нож в того, кто бросил топор, и попала ему точно в грудь. Парень, смеясь, упал на колени.

– Отличный удар, – похвалил он и свалился замертво.

Хафборн пер вперед сквозь толпы врагов, будто пробивая дорогу в зарослях. Его топоры крутились, как крылья мельницы, снося все новые головы и конечности, и вскоре у него сделался вид игрока в пейнтбол, где участники заряжали ружья только патронами красного цвета.

Никогда раньше не приходилось мне видеть столь омерзительного и пугающего зрелища. И знаете, что ужасало больше всего? Эйнхерии воспринимали происходящее как увлекательное развлечение. Они убивали друг друга с азартом и ликованием. И собственная смерть тревожила их не больше, чем гибель какого-нибудь аватара из компьютерной игры про Вторую мировую войну «Чувство долга», которая мне всегда жутко не нравилась.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org