Пользовательский поиск

Книга Меч Лета. Содержание - Глава XLVIII. Хэртстоун теряет сознание куда капитальнее, чем Джеймс Грейс (хотя я понятия не имею, кто это)

Кол-во голосов: 0

Но горе Хэртстона было даже сильнее этого. Не знаю уж, что там он пережил, но шедшая из него чернота готова была меня поглотить. Я усилием воли заставил себя подумать о чем-то счастливом, и перед мысленным моим взором почти наяву возник один из самых радостных дней. Мы с мамой собираем дикую чернику на Хэнкок-Хилл. Воздух столь чист, что нам виден вдали Куинси-Бей, блестящий на горизонте. Я ухватился за эту картину и направил поток тепла в грудь Хэрта.

Глаза его наконец распахнулись.

С минуту он на меня потрясенно таращился, а затем, ткнув мне легонько пальцем в лицо, показал знак света.

– Что ты имеешь в виду? – растерялся я.

Сэм застонала и, опираясь на руку, немного приподнялась.

– Он имеет в виду, что ты, Магнус, сияешь.

Я поглядел себе на руки. Можно было подумать, меня окунули в свет Фолькванга. Теплая маслянистая аура на глазах бледнела, но я чувствовал, как она покалывает мне кожу.

– Похоже, когда приходится много лечить, я начинаю светиться, – не находил другого объяснения я.

– Красиво, конечно, – улыбнулась уголком рта Сэм. – Но все-таки постарайся не вспыхнуть. Что с Хэртом?

Он с моей помощью уже сумел сесть.

– Как себя ощущаешь, дружище?

Сложив колечком большой и указательный пальцы, он сделал вид, будто подкидывает воображаемый круг. Знак, что он себя ощущает ужасно.

Это не удивило меня. Скорей было странно, что он не кричит от боли, стоявшей комом в его душе. В процессе лечения мне отчетливо передались его мысли. Они прямиком текли в мою голову, точно таким же образом, как слова меча Джека, когда я впервые понял, что он со мной говорит.

– Хэрт, когда я тебя лечил, то…

Он решительным жестом отверг продолжение:

– Позже. А пока просто спасибо тебе.

Я молча кивнул. Продолжать расспросы было бессмысленно.

– Ты должен лучше заботиться о своем эльфе, – подковыляв к нам поближе, назидательно проблеял козел. – Ему требуется полноценный солнечный свет, а не эта йотунхеймская тусклость. В реках же эльфы, чтобы ты знал, не тонут.

– Козел говорит? – напрягся Хэртстоун.

– Ну да. Говорит, – оставалось лишь подтвердить мне.

– Я умею читать язык жестов, – горделиво проблеял козел. – Кстати, позвольте представиться. Меня зовут Тангниостр, что означает Скрипящий Зубами, потому что… Ну, в общем, это у меня происходит на нервной почве. Полным именем меня никто не называет. Так что зовите меня просто Отис.

Сэм с усилием встала на ноги. Хиджаб ее сполз с головы и болтался на шее.

– Что же тебя привело сюда, Отис, как это место ни называлось бы? – полюбопытствовала она.

Отис вздохнул.

– Я потерялся, что характерно. Пребывал в процессе весьма тщетных поисков обратной дороги в лагерь, но вместо этого обнаружил здесь вас. Полагаю, вы теперь меня убьете и съедите на обед?

Я поглядел на Сэм.

– Ты собиралась убить козла?

– Нет, а ты?

Я, покачав головой, перевел взгляд на Отиса.

– Мы совершенно не собираемся убивать тебя.

– Но если вам надо, не возражаю, – к большому нашему удивлению сказал он. – Хозяин постоянно меня убивает.

– Да неужели? – несколько прибалдел я.

– Именно так, – продолжал козел. – Я, видите ли, говорящая еда на четырех копытах. Мой психоаналитик усматривает в таком положении основную первопричину того, что мой жизненный тонус понижен. Но сам я больше склоняюсь к мнению, что корень проблемы зарыт в моих детских годах.

– Извини, а кто твой хозяин?

– Т-о-р-я-с-е-н-п-е-н-ь, – по буквам показал Хэрт.

– Правильно, Тор, – подтвердил Отис. – Только его фамилия не Ясенпень. Вы, случайно, его по пути сюда не встречали?

– Нет. – Я подумал о своем сне. В носу у меня до сих пор не выветрился запах миндаля, а в ушах звучало предупреждение Локи: «Боги даже не трудятся делать вид, что добро ставят выше зла. Асов подобные мелочи не касаются. Для них кто сильней, тот и прав. Помни об этом, когда повстречаешь Тора». Джуниор посоветовал нам найти Тора. Река принесла нас каким-то образом прямиком туда, где он должен быть. Вот только я теперь не был уверен, что мне хочется здесь находиться.

Сэм подняла хиджаб на голову.

– Я не большая поклонница Тора, но, если он сможет нам указать путь к Острову Волка, с ним надо поговорить.

– Замечательное решение, – усмехнулся я. – Вот только козел заблудился и тоже теперь не знает, где он.

– Спроси у Джека, – указал на рунный кулон у меня на шее Хэртстоун.

Я взял в руки камень. Едва он превратился в меч, как принялся возбужденно гудеть и мигать рунами.

– Слушай, я рад, что ты выжил. – Голос его звучал весело. – Ой, а это ведь Отис! – воскликнул он. – Значит, Тор должен быть где-то поблизости.

– У тебя, значит, есть говорящий меч, – восхитился козел. – Меня ни разу еще не убивали говорящим мечом. Наверное, это прикольно. Хорошо бы еще у тебя это получилось одним ударом по горлу.

– Отис, – вмешался Джек. – Неужели ты даже не узнаешь меня? Я меч Фрея, Сумарбрандер. Мы встречались на празднике в Билскирнаре. Вы с Локи еще перетягивали канат.

– Ой, да, – покивал рогами козел. – Я тогда был столь смущен.

– Джек, – спешно вмешался я. – Мы ищем Тора. Ты не можешь нам указать, в каком направлении надо идти к нему?

– Плевое дело, – немедленно потянул меня за собой меч. – Я считываю в этом направлении сильную концентрацию грома и горячего воздуха.

Мы с Сэм помогли Хэрту встать на ноги. Выглядел он так себе. Губы бледно-зеленые, а походка такая, будто он только что покрутился как следует на карусели для взрослых.

– Отис, нельзя ли нашему другу сесть на тебя верхом? – нашла выход из ситуации Сэм. – Так мы смогли бы добраться быстрее.

– Да милости просим, – проявил широту души козел. – Ездите на мне. Все, что угодно. Только вот должен предупредить вас: это Йотунхейм. Если мы пойдем по неправильному пути, то напоремся на великанов. И тогда нас всех изрубят в куски и пустят на жаркое.

– Мы не пойдем по неправильному пути, – пообещал я. – Правда ведь, Джек?

– О да, – прогудел он. – Скорей всего, да. Шестьдесят процентов за то, что мы выживем.

– Джек… – замедлил я ход.

– Не напрягайся. Шучу, – хохотнул он.

И мы двинулись под его командой вверх по течению, сквозь туманное утро с крутящимися снежинками и сорокапроцентным шансом превратиться в жаркое для великанов.

Глава XLVIII

Хэртстоун теряет сознание куда капитальнее, чем Джеймс Грейс (хотя я понятия не имею, кто это)

Йотунхейм с виду походил на Вермонт минус реклама разнообразной продукции из кленового сиропа. Вершины темнеющих гор припорошены снегом, у подножия его просто заносы, так что проходы практически заткнуты, а сосны щетинятся сосульками.

Джек висел в воздухе во главе нашего маленького отряда, указывая нам путь вдоль реки, русло которой петляло зигзагами сквозь скованные морозом каньоны. Нам приходилось карабкаться по крутым тропам вдоль подмерзших водопадов, и от усилий меня кидало то в жар, то в дрожь, ибо испарину, выступающую на теле, немедленно остужал леденящий ветер.

Словом, весело было аж жуть.

Мы с Сэм старались держаться поближе к Хэрту. Она – просто для подстраховки, я же – в надежде влить в него еще сколько-нибудь фрейского света, который во мне пока еще оставался. Увы, он сейчас почему-то на это не реагировал, по-прежнему был очень слаб, и нам оставалось только следить, чтобы он ненароком не соскользнул с козла.

– Ты там держись, – напутствовал его я.

Он ответил мне едва заметным жестом. Вероятно, хотел сказать: «Извини», – но не уверен, что это действительно так.

– Просто расслабься и отдыхай. – Не хотелось мне, чтобы он понапрасну расходовал силы.

Он что-то сумрачно пробурчал и, пошарив в кисете с рунными плашечками, вложил мне одну из них в ладонь, одновременно тыкая себя в грудь. Мол, вот моя руна.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org