Пользовательский поиск

Книга Меч Лета. Содержание - Глава XVII. Я не заказывал бицепсы

Кол-во голосов: 0

Нет, мне не слишком нравилась жизнь, которую я вел последние два года. Но даже она была несравненно лучше этой оценочной процедуры и всяких там бородатых Эриков, а точнее двенадцати танов, вынесших мне, словно суд присяжных, вердикт: «непригоден».

Чем меньшее расстояние отделяло меня от норн, тем яснее мне становилось, насколько они огромные. Даже высокий мужчина едва доходил бы каждой из них до груди. Лица их были прекрасны, но монотонной своей белизной, вплоть до глаз, они нагоняли ужас. За норнами шлейфами свадебных платьев тянулся туман. Они остановились в двадцати футах от моего стола и вывернули вверх ладони. Руки у всех троих были словно вылеплены из снега.

– Магнус Чейз… – Я так и не понял, какая из норн произнесла мое имя. Мягкий бесплотный голос ее разнесся по залу, сковав морозом мне голову. – Харбингер Волка.

Толпа тревожно зашевелилась. Слово «Харбингер» мне где-то раньше уже встречалось. В каком-нибудь фантастическом романе, что ли? Его значения я не запомнил, но мне не нравилось, как оно звучит. А еще меньше нравилось, как звучит слово «Волк».

В тот момент, когда я почти принял решение, что самым моим разумным поступком будет скорее отсюда смыться, вопя на бегу «Помогите!», в руках стоящей посередине норны начал сгущася туман и, уплотнившись, превратился в шесть доминошин с рунами. Она подкинула их вверх. Руны поплыли над ее головой, увеличиваясь, пока каждая не достигла размера доски объявлений.

Я не умел читать руны, но сразу узнал ту из них, которая плыла в самом центре. Именно этот символ я вытащил из кисета у дяди Рэндольфа:

– Феху, – объявил ледяной голос норны. – Руна Фрея.

Тысячи воинов зашевелились на стульях, гремя и лязгая латами.

Что еще там за Фрей? Мороз, казалось, сковал мне мозги. Мысли едва шевелились.

Норны хором запели. Три призрачных голоса выводили слова и мелодию, от которых с дерева начали опадать листья:

Выбор сделан был неправильно тобой,Был убит не для Вальгаллы тот герой.Девять дней к востоку солнце пролетит, —Связан зверь, но летний меч освободит.

Сияющие руны растворились. Три норны отвесили мне поклон.

Я повернулся к Сэм:

– Как часто такое бывает?

Она глядела на меня с таким видом, будто Гунилла ей только что врезала одним из своих молотков промеж глаз.

– Нет, выбор не мог быть неправильным… Ведь мне говорили… Мне обещали…

– Тебе кто-то сказал, чтобы ты меня выбрала? – Это было для меня новостью.

Сэм что-то быстро забормотала себе под нос. С таким лихорадочным видом, наверное, принимаются вычислять в каком-нибудь центре космических полетов траекторию неожиданно сбившейся с курса ракеты.

За столом танов лорды вновь начали совещаться. Зал таращился на меня тысячами глаз эйнхериев. Мой желудок сворачивался, как бумага, из которой делают оригами.

Наконец Хельги удостоил меня внимания.

– Магнус Чейз, сын Фрея! Судьба твоя вызывает в нас беспокойство. Лордам Вальгаллы необходимо время для взвешенного решения. Мы же пока тебя будем приветствовать как нашего соратника. Теперь ты один из эйнхериев, и это нельзя изменить, пусть даже ты к нам попал по ошибке.

Он хмуро глянул на Сэм.

– Самира аль Аббас, сами норны объявили твое решение ошибочным. Ты можешь что-то сказать в свое оправдание?

Глаза ее широко раскрылись. Похоже, до нее вдруг дошло что-то важное.

– Сын Фрея… – Она обвела взглядом зал в отчаянной попытке привлечь внимание всех к тому, о чем сейчас скажет. – Эйнхерии, разве вам и сейчас неясно? Раз это сын Фрея, значит, на мосту и впрямь был сам Сурт, и, следовательно, меч… – Она повернулась к столу танов. – Гунилла, ну ты-то должна понимать, что все это значит. Мы должны срочно найти этот меч. Поиск… Немедленно…

Хельги постучал кулаком по столу.

– Достаточно, Самира. Ты совершила серьезную ошибку, по тебе сейчас принимают решение, и ты не имеешь права отдавать нам команды о каких-то там поисках.

– Не было никакой ошибки, – уверенно возразила Сэм. – Я все сделала в точности так, как мне приказали. И…

– Приказали? – сощурившись, перебил ее Хельги.

Сэм умолкла и сдулась.

Хельги с суровым видом кивнул.

– Понятно. Капитан Гунилла, ты не хотела бы высказаться, прежде чем я оглашу решение танов по этой валькирии?

Гунилла вздрогнула. Блеск у нее в глазах потух. Ну, как если бы вы стояли в очереди на веселую карусель, а попали вместо нее на американские горки.

– Я… – Она покачала головой. – Нет, милорд, мне добавить нечего.

– Ладно, – снова заговорил Хельги. – Самира аль Аббас! За ошибочное решение по поводу Магнуса Чейза таны постановили тебя исключить из сестринства валькирий. Таким образом, ты лишаешься всех своих привилегий. Возвращайся с позором в Мидгард.

Сэм крепко схватила меня за запястье:

– Магнус, поверь мне: ты обязательно должен найти этот меч. Ты должен их остановить.

Полыхнуло, как вспышкой от фотокамеры, и Сэм исчезла. Лишь остатки еды на тарелке да хлебные крошки вокруг ее стула свидетельствовали, что она мгновение назад еще сидела рядом со мной.

– Наш пир окончен, – возвестил Хельги. – Завтра мы с вами увидимся на поле боя. Спите спокойно, и пусть вам приснится славная смерть.

Глава XVII

Я не заказывал бицепсы

Спал я мало. И совершенно точно не видел ни одного сна о доблестной гибели. Ну типа был там, сделал это и удостоился жизни после смерти.

Пока длился обед, мой диван починили и поставили на место. Я сел на него и начал читать свою старую детскую книгу про скандинавскую мифологию. Сведений о Фрее оказалось негусто. Всего одна крохотная картинка. Лес. Там резвится мужик-блондин в тунике. Рядом с ним девушка, тоже блондинка. И пара кошек играют возле их ног.

«Фрей был богом весны и лета, – сообщалось в подписи под картинкой, – а также богом богатства, изобилия и плодородия. Хорошенькая же девушка, которая стоит рядом с ним со своими кошками, это его сестра-близняшка Фрея – богиня любви».

Я швырнул книжку на пол. Похоже, мой отец был богом не первой, а скорее десятой величины и прохлаждался в лесах. Видать, вылетел из обоймы, как вылетают в самом начале звездульки на телеконкурсах вроде «Танцев со звездами».

Сильно ли это меня достало? Да не так чтобы очень. Хотите верьте, хотите нет, но я всегда как-то мало брал в голову личность папаши. Ну ровным счетом не чувствовал себя без него каким-то неполноценным. Знаете, существует много таких, которые с детства и чуть не до самой смерти ноют: вот знал бы я своего отца, моя жизнь обрела бы смысл и мне стало бы ясно, кто я. Так вот, лично мне и так прекрасно было известно, кто я. Я был сыном Натали Чейз. Что же касается смысла жизни… А существует ли он вообще, этот смысл? Когда столько странного повидаешь, сколько пришлось за последние годы мне, возникают большие сомнения.

Другое дело, что у меня накопилось многовато вопросов в списке под заголовком «Вот в это я не врубаюсь».

Вопрос первый и самый главный: как у бездомного парня может быть папой бог богатства и изобилия? Злобненькая такая шуточка, правда?

Вопрос второй: почему большой скверный чувак типа Сурта именно меня выбрал объектом своей атаки. Если он сам лорд Муспелльхейма, его величество Жарь-До-Хруста, мог бы, наверное, остановиться на ком-нибудь позначительней. Ну, хоть на детях Тора, к примеру. У их папаши вон целая видеоиндустрия, а Фрей даже кошек своих не имеет, вынужден у сестренки одалживать.

Вопрос третий про Летний Меч. Если считать, что это тот самый, который я вытащил из реки, как он вообще в воде оказался? И почему он так важен? Вон сколько лет убил дядя Рэндольф на его поиски. И Сэм, перед тем как исчезнуть, сказала, что надо его найти. Значит, он действительно принадлежал моему отцу? Но тогда зачем же бессмертный бог позволил столь важной вещи валяться и ржаветь в течение тысячи лет на дне реки?

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org