Пользовательский поиск

Книга Меч Лета. Содержание - Глава XXXII. Мое увлечение виртуальной рыбалкой с лихвой окупается

Кол-во голосов: 0

Руки у Блитцена были в перчатках, но даже сквозь них до меня отчетливо донесся возмущенный хруст его пальцев.

– Эй ты, мерзлот! – задиристо выкрикнул он.

– Я бы на твоем месте поостерегся называть морозного великана мерзлотом, – осадил его Харальд. – Мы этого на дух не переносим. К тому же ты, гном, по-моему, наполовину окаменел, а мне лишний якорь не требуется. Что же до эльфов, они вообще состоят из света да воздуха и на судне предмет бесполезный. Короче, два пассажира, и точка. Согласны – значит договорились. А нет, так проваливайте.

Кинув взгляд на друзей, я поманил их в сторонку.

– Обсудим?

Мы отошли подальше, чтобы Харальд не смог нас услышать.

– Этот чувак морозный великан? – спросил я.

Руки Хэртстоуна замелькали перед моим носом:

– Ледяные волосы. Безобразный. Большой. Да!

– Но… – Я замялся, ища слова поточнее. – Конечно, мужик он крупный, но все же не великан, ведь правда?

По гримасе, которую скорчила Сэм, мигом можно было понять, каким ограниченным и тупым показался ей мой вопрос. Подозреваю, она была не самым терпеливым репетитором по геометрии.

– Великаны не обязательно огромные. Некоторые – да. Другие обыкновенного роста, но могут, когда хотят, становиться громадными. А каких-то вовсе от человека не отличить. И размеры их, и повадки столь же разнообразны, как у людей. Ну, и есть среди них такие, которые могут перевоплощаться в кого угодно – орлов, голубей и еще во всякое-разное.

– И чем, интересно, морозному великану так понравился причал в Бостоне? Доверять-то ему хоть можно? – задал я целых два новых вопроса.

– Ответ первый, – откликнулся Блитцен. – Морозных великанов везде полно. В особенности на севере Мидгарда. А можно ли доверять? Категорически нет. С него станется просто вас завезти прямиком в Йотунхейм и бросить там в подземелье. Или он, например, превратит вас в наживку для своих экстремально-смертельных рыбалок. Нет, Магнус, тебе непременно следует настоять, чтобы мы с Хэртом отправились с вами.

Хэрт, похлопав его по плечу, принялся объяснять на пальцах:

– Великан прав. Я ведь тебе говорил: слишком много дневного света. Ты каменеешь, но из упрямства не признаешься.

– Да нет. Я в порядке, – упорствовал Блитцен.

Хэрт, приметив лежащее рядом пустое ведро, нахлобучил его на голову Блитцу, по форме которой оно немедленно промялось.

– Ну, может, и впрямь немножечко каменею, – покорно пробубнил тот.

– Уйди на какое-то время с улицы, – велел ему я. – С нами все будет в порядке. Хэрт, найди ему поскорее какое-нибудь подземное или другое убежище без дневного света.

Хэрт согласно кивнул и поделился на пальцах ближайшими планами:

– В библиотеку пойдем. Выяснять побольше всего о Фенрире. Там потом можем и встретиться.

– Идет, – согласился я. – Ну, Сэм, айда на рыбалку.

Мы возвратились к Харальду, который опять возился с веревкой, превращая ее в мастерски сделанную скользящую петлю.

– Ладно. Согласны. Два пассажира, – объявил ему я. – Но нам нужно как можно дальше зайти в Массачусетский залив и необходима специальная наживка.

– Всегда пожалуйста, маленький человек, – указал мне Харальд на ангар с отодвигающейся дверью. – Выбирай там наживку по вкусу, если, конечно, сможешь ее унести.

Стоило нам с Сэм отодвинуть дверь, на нас пахнуло такой жуткой вонью, что я чуть не грохнулся в обморок, а у моей экс-валькирии перехватило дыхание.

– Глаз Одина! – скривилась она от подступающей рвоты. – На поле боя и то пахнет лучше!

В ангаре свисала с мясных крюков впечатляющая коллекция гниющих туш, самой маленькой из которых оказалась креветка, длиною без малого с человека среднего роста, а самой крупной – бычья голова размером с автомобиль «Фиат».

Я зажал нос рукавом куртки. Ноль эффекта. В носу у меня творилось по-прежнему нечто невообразимое. Ну, словно там взорвали гранату, начиненную тухлыми яйцами, ржавчиной и сырым луком.

– Дышать больно, – прогудел я в рукав. – Как по-твоему, что из этих вкусняшек можно назвать специальной наживкой?

– Или играем по-крупному, или идем домой, – решительно указала она тупому бездомному парню на голову буйвола.

Я усилием воли принудил себя ее разглядеть. Черные выгнутые уши, розовый вывалившийся из пасти язык, похожий на волосатый надувной матрас. Белая шерсть, от которой поднимался пар. И блестящие слизью кратеры ноздрей.

– Как этот бык ухитрился вырасти до такого монстра? – повернулся я к Сэм.

– Видно, он родом из Йотунхейма, – предположила она. – У них там скот вырастает гораздо более крупным.

– Да уж. Маленьким это чудище не назовешь, – вновь перевел я взгляд на ужасную голову. – Слушай, у тебя есть хоть какое-то представление, что мы должны на это ловить?

– На глубине обитает полно разных чудищ, – пояснила мне Сэм. – Хорошо только, если это не… Не важно, – отмахнулась она. – Будем надеяться, это будет просто морское чудище.

– Просто морское чудище, – фыркнул я. – Ох, как же ты меня успокоила.

Я бы с большим удовольствием обошелся гигантской креветкой и вылетел с ней поскорее вон, но ощущение мне подсказывало, что для шухера, который должен привлечь внимание морской богини, требуется наживка куда серьезнее.

– Ладно, хватаем голову, – в итоге решился я.

Сэм подняла топор.

– В общем-то, я совсем не убеждена, что она поместится в лодку Харальда, ну да…

И, не договорив, она метнула топор точнехонько в цепь, на которой висела наша специальная наживка. Голова быка рухнула на пол, как огромная безобразная пиньята, топор же самостоятельно прилетел прямиком в руку своей хозяйки.

Мы с ней вместе вцепились в крюк и потащили свою смердящую добычу прочь из амбара. Убежден: прежний Магнус ее бы и с места не сдвинул. Но эйнхериевский апгрейд оказался весьма-таки кстати.

Умри мучительной смертью. Отправься в Вальгаллу. И обрети способность таскать по причалу огромные тухлые отрубленные головы! Ура Магнусу Чейзу версии номер два!

Мы наконец доплелись до лодки. Я изо всех сил дернул за цепь. Голова быка рухнула с пирса и врезалась в палубу.

Плавсредство Харальда угрожающе накренилось, но каким-то неясным мне образом снова выровнялось. Жуткая голова заняла половину его пространства, свесив с кормы язык и закатив левый глаз, будто у нее начиналась морская болезнь.

Харальд лениво поднялся со своего ведра. Если его и обозлила или шокировала моя манера кидать пятисотфунтовую голову к нему в лодку, он ничем своих чувств не выразил.

– Амбициозный выбор наживки, – только и бросил он с равнодушным видом, оглядывая гавань. Небо заметно темнело. В воздухе закружилась изморозь и как иголками заколола поверхность воды. – Ну что ж, отправляемся, – скомандовал Харальд. – Поистине славный денек для рыбалки.

Глава XXXII

Мое увлечение виртуальной рыбалкой с лихвой окупается

Это был ужасный день для рыбалки!

Море вздымалось огромными волнами, и в такт им вздымалось все у меня внутри, из-за чего я был вынужден то и дело свешиваться через борт лодки, сами догадываетесь, с какой целью. Холод меня доставал несильно, но лицо жалили льдистые струи дождя, а ноги морская болезнь превратила в игрушки-пружинки. А вот морозный великан Харальд спокойно себе стоял за штурвалом и громко пел на каком-то непонятно-гортанном языке, по-видимому, на йотунском.

Сэм тоже качка и шторм были явно нипочем. Облокотившись о поручень на носу, она пристально вглядывалась в серую мглу, и зеленый ее платок то раздувался под ветром, то опадал, как жабры у выброшенной на берег рыбы.

– Давно у тебя хотел спросить, – нарушил молчание я. – Что ты все время возишься с этим платком? То на голову натянешь, то на шею повязываешь.

Она крепко прижала ладони к зеленому шелку, будто в стремлении защитить его от моих нападок.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org