Пользовательский поиск

Книга Меч Лета. Содержание - Глава XXXIX. Фрея хорошенькая! У нее есть кошки!

Кол-во голосов: 0

– Значит, одна половина достойно отдавших концы попадает сюда, а другая в Вальгаллу? – снова заговорил я с Блитценом. – Но как решается, кто куда? Монетку, что ли, подкидывают?

– В этом хоть был бы какой-то смысл, – отозвался он.

– Все же не понимаю, – продолжал я. – Я вроде нашел портал в Нидавеллир. Почему же мы здесь очутились?

– Ты нашел путь, который нам нужен для нашего поиска, – уточнил он. – Он ведет нас к цели через Фолькванг, и, к сожалению, я догадываюсь о причине такого маршрута. Давай-ка, пока у меня еще не иссякла решимость, скорее пойдем и выкажем уважение.

Когда мы оказались возле ворот, я наконец смог отчетливо разглядеть дворец. Он не просто был выстроен в форме перевернутого корабля, а им и являлся на самом деле. Ряды высоких сводчатых окон были в действительности прорезями для множества весел. А строительным материалом для покатых стен служили положенные внахлест золотые пластины, которые скреплялись серебряными гвоздями. Над парадным входом нависал козырек, который, если вернуть корабль в нормальное положение, превратился бы в трап.

– Дворец-корабль? – посмотрел я на Блитцена.

– Что? – нервно щипал он зеленую гвоздику у себя в петлице. – Напрасно ты так удивляешься. В этом нет ничего необычного. Все согласно традиции твоих древнескандинавских предков. Они часто делали здания, просто перевернув свои корабли. Ну а в случае с Сессрумниром, как только придет судный день, его достаточно будет перевернуть, и на воду встанет корабль достаточного размера, чтобы в него поместились все воины Фолькванга, которые на нем двинутся навстречу собственной смерти. Ну, примерно как мы сейчас.

Он завел меня внутрь.

Я ожидал, что меня окутает сумрак корабельного трюма, однако внутри дворец походил на готический собор. Потолок устремлялся ввысь и, постепенно сужаясь, доходил до самого киля. Воздух пронизывали полосы мягкого света, струившегося из окон. Дворец состоял из огромного единого пространства – ни комнат, ни перегородок. Просто много удобных диванов, кресел, напольных подушек и гамаков, каждый из которых висел на отдельной стойке, и большинство из них было занято самозабвенно храпящими воинами.

«Надеюсь, все полмиллиона здешних воинов хорошо друг к другу относятся, – подумал я. – Уединиться-то здесь от тех, кто тебе неприятен, негде». И я конечно бы не был самим собой, если бы меня мимоходом не озадачила проблема, куда вся эта армия ходит, куда ходит вся эта уйма народа, когда им настает пора посетить туалет?

Центр помещения занимал выстланный персидским ковром проход, по обе стороны которого выстроились рядами жаровни с округлыми золотыми боками, а в самом конце находился помост, и на нем стоял трон.

Блитц, полностью игнорируя громкие приветствия воинов «Здорово, чувак! Добро пожаловать домой, гном!», быстро прошествовал вместе со мной к трону.

«Добро пожаловать домой? – засели мне в голову слова воинов. – Но мы ведь не в Нидавеллире».

Перед помостом плясал в очаге веселый огонь, и повсюду блестели кучки украшений с драгоценными камнями, словно сперва они валялись по всему полу, а затем кто-то их смел в аккуратные островки-холмики. По обе стороны от ступеней помоста, ведущего к трону, обосновалось по белой кошке, величиной с саблезубого тигра.

Трон был из резного белого дерева – мягкого, маслянистого, как местный свет. Мне показалось, что это липа. Спинка, задрапированная накидкой из ткани, похожей на пух под крыльями сокола, даже на взгляд поражала какой-то уютной мягкостью. Ну а на троне сидела самая красивая женщина, которую я когда-либо видел.

Выглядела она лет на двадцать. Сияющая вокруг нее золотая аура объяснила мне слова Блитца о том, что свет здесь особенный. Его излучала на все эта прекрасная энергичная женщина.

Свои светлые волосы она заплела в длинную косу, падавшую ей на красивое загорелое плечо, которое белый топик с американской проймой оставил открытым, как и гладкий живот. Юбка, длиной до колена, была схвачена на талии пояском из плетеного золота. На нем висели нож в ножнах и связка ключей. Шею женщины обхватывало воротничком прекрасное украшение – кружевное ожерелье из золота и драгоценных камней, напоминающее фактурой сильно уменьшенную сеть Ран, в которой заместо мусора краснели рубины и сияли бриллианты.

Женщина посмотрела на меня. От взгляда ее лазурно-голубых глаз и улыбки по моему телу от головы до ног разлилось тепло. Я был заполнен им без остатка и испытывал лишь одно желание: пусть она вечно не отводит от меня глаз и вечно станет мне так улыбаться. Вели она мне прыгнуть с Мирового Дерева в никуда, я бы без размышлений кинулся вниз.

Мне вспомнилось, как изобразил ее иллюстратор в моей детской книжке скандинавских мифов. Сколь же далек он был от действительности!

И этот дурацкий текст под картинкой: «Богиня любви была очень хорошенькой, и у нее были кошки».

Я бухнулся на колени перед своей родной тетей, сестрой-близняшкой своего отца.

– Фрея!

– Мой дорогой Магнус! – ответила мне она. – Как мне приятно увидеть тебя воочию. – Она повернулась к Блитцену, который стоял, свирепо уставившись на свои ботинки. – Как ты?

– Со мной все нормально, мама, – вздохнув, откликнулся он.

Глава XXXIX

Фрея хорошенькая! У нее есть кошки!

– Мама? – Я был так поражен, что даже и не заметил, как произнес это вслух. – Твоя, Блитцен, мама?

Гном пнул меня в щиколотку.

Фрея продолжала мне улыбаться.

– Полагаю, мой сын тебе не сказал. Он очень скромный. Блитцен, ты замечательно выглядишь, но все же поправь, пожалуйста, воротничок.

Блитцен тут же послушался, бормоча под нос:

– Был несколько занят. Спасал жизнь бегством.

– И, дорогой, – продолжала Фрея, – ты уверен насчет жилета?

– Да, мама, – проворчал он. – Совершенно уверен. Жилеты опять возвращаются в моду.

– Ну, тебе, конечно, виднее, – согласилась с Блитценом Фрея и подмигнула мне: – Он гениален по части фасонов и тканей. Гномы недооценивают его мастерство, а я считаю, он просто нашел себя в этом и создает прекрасные вещи. Знаешь, он собирается открыть собственный…

– Ну, в общем, мы… – на мой взгляд, резковато и слишком уж громким голосом перебил ее Блитцен, – мы сейчас пребываем на стадии поиска.

Фрея захлопала в ладоши.

– Потрясающе! Вы стремитесь попасть в Нидавеллир, чтобы выяснить там побольше о цепи Глейпнир, а Мировое Дерево вас ненавязчиво направляет сперва ко мне.

Одна из кошек принялась драть когтями персидский ковер, размочалив на пух и нитки кусок стоимостью в несколько тысяч долларов. Я старательно отгонял от себя невольно пришедшую в голову мысль, на сколько клочков эта зверюга способна разделать меня, если ей что-нибудь не понравится.

– Итак, леди Фрея, – обратился я к тете, – вы сможете нам помочь?

– Разумеется! – воскликнула она. – А главное, что вы сможете помочь мне.

– Ну, началось, – буркнул Блитцен.

– Сын, пожалуйста, будь повежливее, – мягко бросила Фрея. – Магнус, – вновь обратилась она ко мне, – в первую очередь мне интересно, как ты справляешься со своим мечом?

Ну и что мне было на это ответить? Я снял с цепочки рунный кулон. Он тут же превратился в Меч Лета, который я даже как-то еще не считал своей собственностью. Он в присутствии Фреи помалкивал, явно прикинувшись мертвым. Может, кошек ее испугался?

– У меня пока даже времени не было им попользоваться, – объяснил я тете. – Я же его только что забрал у Ран.

– Да. Знаю. – По чуть наморщенной переносице Фреи можно было понять, что морская богиня не пользуется у нее симпатией. – А потом ты доставил Утгарду-Локи в уплату за информацию молодильное яблоко. Возможно, не самый дальновидный поступок, ну да не стану тебя осуждать. Скажем так, это было твое решение.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org