Пользовательский поиск

Книга Позолоченные латунные кости. Содержание - 20

Кол-во голосов: 0

Адская Дыра. Надо же! Какое чудесное имя. Я бы уважил ее предпочтения и назвал ее Краш.

19

В следующий раз Морли проснулся, когда его обслуживали женщины. Мне пришлось стать свидетелем тех завораживающих, необъяснимых и отвратительных вещей, которые творились вокруг него.

Две профессионалки, дарующие мужчинам утешение, побагровели от смущения, когда он открыл глаза.

Я просто прислонился к стене, чтобы не путаться под ногами, и дивился. Не-ве-ро-я-а-атно!

Ди-Ди была настроена филантропически. А может, ей нужно было пересилить свою робость, переключив внимание на безобидную мишень.

— Прошлой ночью тут опять была суматоха.

А я-то почти убедил себя, что мне все приснилось.

— Надеюсь, не такая смертельная, как прошлая.

— Думаю, все обстояло очень скверно. Ты должен поговорить об этом с мисс Ти.

— Предвкушаю. Моменты, проведенные с Майк, драгоценней жемчужин.

Ди-Ди никогда не была любительницей моего специфического юмора. Она непонимающе посмотрела на меня, даже не пытаясь догадаться — шучу ли я.

Однако Краш возвела глаза к потолку. Она вознаградила меня усмешкой, говорившей, что поняла мои слова и что шутка была неудачной.

Морли издавал звуки, похоже, относившиеся к разновидности вопросов, наиболее часто задаваемых теми, кто приходит в себя при странных обстоятельствах.

— Мы находимся на втором этаже борделя под названием «Огонь и лед», дочерней компании империи Контагью, — сказал я ему. — Мы здесь по повелению Белинды. Они решила, что это — безопасное место, куда можно тебя упрятать, пока ты не поправишься настолько, чтобы тебя перевезли к ней. Твои милые прислужницы — Ди-Ди и ее дочь Адская Дыра, которая предпочитает, чтобы ее звали Краш. Они заботились о тебе с тех пор, как тебя сюда принесли. Сколько — четыре дня назад? Леди?

Ди-Ди посчитала по пальцам.

— Угу. Четыре.

Потом — кроме шуток! — сделала реверанс.

Краш возвела глаза к потолку.

Морли издавал звуки. Я переводил.

— Он говорит, что рад познакомиться с вами и благодарит за заботу, которую вы так щедро ему расточали.

— Сдается, ничего подобного он не говорит, — сказала Краш.

Мне тоже так сдавалось.

— Может, он выражается чуть менее элегантно. Человек с глубокими колотыми ранами склонен быть кратким и капризным, особенно когда он только что очнулся и начинает чувствовать боль. Но я изложил суть тех чувств, которые он хотел выразить. Чувств, таящихся глубоко, глубоко в его сердце.

— Парень, ты такое брехло, — сказала Краш.

— Это одна из самых подкупающих черт моего характера.

Она фыркнула.

— Как только ты получше меня узнаешь, ты поймешь, что я — большой, славный плюшевый мишка.

Еще одно фырканье — от меня отмахивались, но не иронизировали.

— Я не собираюсь узнавать тебя получше. Все заведение получило очень точные инструкции от Капы. Даже Ди-Ди недостаточно тупа, чтобы их нарушить.

Краш посмотрела на мать. Которая продолжала выглядеть как счастливая младшая сестра Краш.

— А может, и достаточно тупа. Но она уже сосредоточилась на плохом парне.

— В другом месте и в другое время, при иных обстоятельствах мы могли бы стать отличными друзьями. Мне нравятся вывихи твоего мышления.

Это лишило ее дара речи. Я дал волю своему злому смеху. Давно у меня не было такого шанса. Потом, будучи тренированным наблюдателем, я сделал кое-какие наблюдения.

— Нынче утром вы не принесли завтрак.

— Завтрак не готов, — ответила Ди-Ди. — На кухне проблемы, поскольку кое-кто опоздал.

Параноидальный телохранитель во мне насторожился.

И напрасно.

Ди-Ди объяснила:

— По большей части они опоздали потому, что им пришлось пробиваться сюда через толпы жестяных свистулек и всякий сброд, толпящийся снаружи. Но у некоторых к тому же похмелье. Прошлой ночью дочь главного повара вышла замуж, и после свадьбы этот идиот заплатил за открытый бар. Как только они приступят к делу, они наготовят столько еды, сколько ты сможешь съесть.

Краш снова возвела глаза к потолку, на сей раз без явной причины.

Морли молчал. Он слушал, мысленно делая наброски характеров.

— Когда появится еда, мне нужно, чтобы одна из вас помогла его накормить, — сказал я.

Ди-Ди сильно меня удивила.

— Это должна сделать Краш, — сказала она. — У нее получается лучше, чем у меня.

Краш покачала головой. Раз ее мать не хотела этой работы, ее не хотела и Краш.

— Может, мы должны предоставить решение мисс Ти, — высказал я свое мнение.

Потому что появилась упомянутая особа. За нею последовал удивительно разномастный завтрак. Ранее не встречавшаяся мне юная леди разместила поднос с завтраком на тумбочке.

В комнате начало становиться слишком тесно.

Если бы мне было от двенадцати до двадцати девяти лет, я был бы на седьмом небе. Но теперь я был большим мальчиком и мне больше не дозволялось иметь подобные мысли. И смрад бекона полностью меня отвлекал.

— Ди-Ди, спустись вместе с Краш вниз и помоги обслуживать, — сказала мисс Ти. — Я накормлю мистера Дотса и поговорю с мистером Гарретом.

— Обслуживать? — спросила Краш.

— Я открыла большую гостиную для Гражданской Стражи. Им подают чай и сладкие булочки. Жест доброй воли.

— Это всегда помогает — быть в добрых отношениях с местными краснофуражечниками.

— Так и есть. Шевелитесь, леди. Гаррет, прежде чем ты полностью обожрешься, подай мне тот стакан и длинную ложку.

В «том стакане» была густая слизь, сделанная из чего-то, от чего, наверное, отказалась бы умирающая с голоду свинья. Но эта штука была полезна для парня, полного ножевых ран.

— И подай воду, — велела мисс Ти.

Вода попала в рот Морли через тростинку. Мисс Ти набрала немного воды, зажав большим пальцем верхний конец тростинки, а потом выпустила струйку в рот Морли. Это сработало лучше, когда он очнулся.

Ему очень хотелось пить.

Мисс Ти терпеливо пичкала его, мало-помалу.

— Прошлой ночью снова была заваруха.

— Я слышал. По соседству кишат краснофуражечники.

— Они повсюду. Половина моих людей не может попасть на работу. Я пытаюсь устроить жестяных свистулек поудобнее, пока они попусту тратят свое время. И мое.

— Что случилось?

— Ночной посетитель вернулся. Специалист Капы ждет. И директор Релвей тоже держит здесь команду Спецов.

— Мне показалось, я слышал взрыв, но, посмотрев в окно, ничего не увидел.

— Это и был взрыв. Почему бы тебе не спуститься и не взглянуть самому, пока я занята здесь?

— Смахивает на план.

— Держи.

Она вытащила кусок пергамента, угнездившийся меж ее грудей. Пергамент был теплым, с легким ароматом.

— Что это такое?

— Пропуск служащего. Он поможет тебя входить и выходить, если тебе придется иметь дело с людьми, которые тебя не знают.

— Спасибо. Это пригодится.

На мгновение мне захотелось, чтобы можно было похвастаться этим в своем кругу. У меня имелось письменное доказательство того, что я — добросовестный служащий борделя высокого уровня.

Однако, если поразмыслить, наверное, лучше придержать такое при себе. Иначе я выслушаю всевозможные скверные шутки от людей, исполненных решимости подорвать мое достоинство. Самым щедрым обвинением, какое мне пришлось бы услышать, — «мальчик на побегушках».

20

Пропуск оказался не нужен. Несколько сержантов — жестяных свистулек вспомнили меня, и их предупредили, что я имею полуофициальный статус. На сей раз мое присутствие поблизости от места преступления стерпели.

Барри Берри был человеком без чувства юмора, но хорошим парнем. Он прилип ко мне так, как будто я был его спецзаданием, и устроил для меня экскурсию.

— Все оставлено там, где упало. Директор и генерал Блок хотят увидеть все сами, прежде чем мы начнем подчистку.

Да, и впрямь придется кое-что подчистить. Ближайшие окрестности были благословлены пятью трупами. Двое мертвых из Гражданской Стражи. Еще один — человек Белинды. Остальные двое — незнакомцы, предположительно, сотоварищи преступника. На них остались лохмотья одежды из серой шерсти. Головы их были упакованы в деревянные шлемы.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org