Пользовательский поиск

Книга Позолоченные латунные кости. Содержание - 25

Кол-во голосов: 0

— Попытайся его не бить. А если придется, попытайся сдерживать удары.

— Остряк. Я все время повторяю: я уже не та девушка, какой была раньше.

Но она была все такой же. Просто теперь лучше маскировалась. И она собиралась предстать перед раздражающей и высокомерной личностью.

При всех своих высоких моральных принципах и решимости действовать во благо Каренты Руперт был засранцем. Он был непоколебим, когда речь шла о его добрых делах, но ни на миг не сомневался, что королевские подданные стоят ниже его в социальном и умственном отношении. Он считал себя пастырем, поклявшимся защищать от опасности своих глупых животных.

— Тогда удачи, дражайшая, — сказал я Белинде.

24

Позже пришла Краш и принесла воду и фунт соли.

— Нам пришлось посылать за солью. Повара отказались отдать свою.

Она двигалась осторожно.

— Утром ты, наверное, не увидишь меня и Ди-Ди. Нам нужно время, чтобы оправиться. Все эти козлы из Стражи хотят молоденьких. И они платят паршивые чаевые.

Что я мог сказать? Что при любой работе тебе приходится сталкиваться с козлами?

Я постарался принять сочувственный вид.

— Когда ты придешь в следующий раз, мне не помешало бы новое чтиво.

— Если я все еще смогу ходить. А можешь спуститься вниз и сам что-нибудь взять.

Чудо из чудес — волнения сошли на нет. Как ни храбры были наши приятели, они поняли, что приходить за Морли в «Огонь и лед» нерентабельно.

Ночь за ночью я сидел, ожидая, когда Морли сделает еще что-нибудь, кроме как выпьет воды и пернет. Это было все равно, что нянчить новорожденного, только его подгузники приходилось менять не мне.

Я гадал, чем закончилась поисковая вылазка Синдж. Я гадал, что делает Релвей, что затевает наследный принц и что выяснила Белинда. И больше всего беспокоился о Тинни. Я надеялся, что она находится в лучшем положении, нежели я.

Единственные люди, с которыми я виделся, — это мисс Ти, Краш и Ди-Ди. Мисс Ти помогала в комнате Морли, пока остальные леди справлялись с повышенным спросом на основную продукцию заведения. Мисс Ти не вносила свой вклад в ажиотаж.

И никто не говорил, что творится за стенами дома.

Я всячески поносил тех, кто готовил блюда по спецзаказу в «Огне и льде».

Сидя взаперти с Морли, я все больше соскальзывал к границам буйного помешательства. Мне требовалось заново открыть для себя терпение. Меня еще ждал долгий тренировочный период, когда Морли выберется из постели. У него может уйти год на то, чтобы восстановить силы. А потом мы достанем того, кто его ранил, — кем бы он ни был.

Вошла Краш.

— Это последняя книга, какая у нас есть. И самая скучная.

Она протянула потрепанный том прошлого столетия, давно переступивший порог старческого возраста. Он был обвязан ленточкой, чтобы выпавшие страницы не разлетелись.

— Что это? Может, мне и не понадобится возиться с этими узлами.

В конце концов Краш решила, что я не такой уж кошмарный. Я не нес в себе угрозы. Я был добродушен. Я относился к дядечкам, которые держат руки при себе. Мы с ней могли болтать о всякой всячине. Например, о книгах, но недолго. Она была популярной девушкой с обширным списком регулярных клиентов.

Книга оказалась историей ранних лет Танфера, вплоть до основания монархии. Это было копией с копии. Читать ее приходилось медленно из-за устаревшего языка.

Я был взволнован, поскольку несколько глав охватывали времена, когда Покойник еще был жив. Говорить ему об этом будет необязательно, но я смогу заглянуть через окно в тот век, который сформировал его характер.

— Краш, как долго ты рассчитываешь заниматься проституцией?

— Что за вопрос?

Она немедленно ощетинилась.

— Серьезный вопрос того, кто считает, что ты попусту тратишь тут свой интеллект.

— Интеллект — может быть. Интеллект в этом бизнесе не участвует. Зато телу так достается, что я собираюсь уйти в свой двадцатый день рождения. И больше мне никогда не придется работать. Если мои инвестиции будут удачны. Может, я возьму с собой Ди-Ди — если она сумеет научиться жить без внимания.

Ди-Ди была звездой заведения. Обычно она имела дело только с избранными личными клиентами. Светловолосая, с примесью эльфийской крови, чрезвычайно сладострастная (когда была к тому расположена), она, по слухам, наслаждалась своей работой. В таком деле это было необычно. Ди-Ди жаждала одобрения. У нее имелось все, что ей требовалось. Краш боялась, что Ди-Ди откажется это бросить.

Краш была умнее, чем притворялась. Со временем я обнаружил, что все наши беседы сворачивали на то, чем мы занимается в Объединенной.

Почему? Объединенная — это компания, но ты не можешь ее выкупить.

Различные люди имели в ней разные доли, но каждая доля была фиксированной. Если партнер-основатель захочет выйти из дела, он должен будет сперва предложить свои проценты другим инвесторам. Пока никто не выказывал ни малейшей склонности покинуть компанию.

Объединенная создавалась для того, чтобы обогатить нас всех, предлагая рынку плоды гения Кипа Проуза.

Крупными держателями акций являлись Кип и его семья, Тейты и Вейдеры из Пивоварни Вейдера. У меня имелось несколько процентов за то, что я спас жизнь Кипу в трудные времена и за то, что у меня хватило смекалки ввести его в компанию богатых людей, согласных позволить ему паять и химичить и сделать их еще богаче.

Субъективно я полжизни провел в «Огне и льде». По календарю же прошло всего четыре дня.

Мой лучший друг продолжал спать, все реже просыпаясь, чтобы попить воды. Я стал гадать, не срабатывает ли его лекарство не только как болеутоляющее. С медицинской точки зрения заставлять Морли спать казалось хорошей идеей. Для того из нас, кто по природе был склонен к нетерпению, это выглядело менее оптимальным.

Я все время думал, что на месте Морли я уже взялся бы за дело — если бы только кто-нибудь не лишил меня такой возможности. И еще я думал, что тут поработала Белинда. Наверняка. Она считала, что выздоровление Морли важнее, чем наша возможность выбраться отсюда и схлестнуться с бандитами.

Мне в голову лезли глупости, я сам это понимал. И боялся: если я и дальше буду только тем и заниматься, что сидеть здесь и наблюдать за Морли, я в конце концов возненавижу его.

Время от времени мисс Ти приглашала себя в эту комнату. Она не стала менее антагонистичной. Однако наконец явилась в менее мрачном настроении и сказала:

— Капа говорит, пора его перевозить. После того как он поужинает и утром его помоют. Если тебе надо сделать какие-нибудь особые приготовления, дай мне знать.

Я упомянул блюдо из ягненка с рисом, которое мне нравилось, и поболтал о том, как буду скучать по этому месту, которое так долго было моим домом.

— Ты пробыл здесь меньше недели.

— А ощущение такое, что куда больше.

— Такое случается. Но ты просто умничаешь. Капа пообещала, что я не должна мириться с твоей фигней.

— О-ей.

— Именно. Готовь свои пожитки. Особенно сильно мне хочется, чтобы арсенал под кроватью исчез, прежде чем кто-нибудь сделает надлежащее уведомление. Книги останутся дома.

— Посмотрю, смогу ли я послать сюда несколько штук поинтереснее.

— А теперь ты ведешь себя как засранец.

— Не могу удержаться. Это из-за того, что я торчал тут взаперти.

— Теперь ты собираешься обвинять в своих личных недостатках и нас?

Ой!

— Хорошо, что мы все равно любим друг друга.

Тень улыбки.

— Там, куда ты отправляешься, будет получше, чем здесь?

Я удержался от ответа. Может и не будет. Мои обязанности все равно не изменятся.

— Не знаю. Загляни через некоторое время, увидим.

25

Как Белинда и обещала, она появилась после ужина с несколькими своими приспешниками.

Краш и Ди-Ди облачили Морли в тряпки, которые были на нем, когда он появился. Кровь по большей части отстирали. Но дыры не зашили.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org