Пользовательский поиск

Книга Позолоченные латунные кости. Содержание - 30

Кол-во голосов: 0

Она принюхалась. Виндвокер начала пристальное визуальное расследование.

— Он держал в плену ребенка? — спросил жестяной свистулька, поспешив сделать очевидное умозаключение. — Нам нужно взять этого парня.

— Вы не отойдете в сторону, офицер? — спросила Неистовый Прилив Света. — Если хотите, наблюдайте из дверей. Нашей первой задачей будет выяснить, кто здесь жил.

Синдж она позволила остаться. Синдж была чудо-девушкой.

Чудо-девушка не обращала внимания на то, чем занимается Виндвокер. Насколько я мог сказать, женщина занималась тем же, чем и Синдж, только вынюхивала магию.

Вот так-то вот. Неистовый Прилив Света решила, что склад следует эвакуировать и огородить. Тут будет выставлена охрана, и никому не позволено будет входить иначе, чем по указанию принца Руперта.

Синдж выяснила все что могла, но ей пришлось уйти вместе с другими.

Она доложила Белинде и отправилась домой.

Больше об этом деле ничего не было слышно.

«Среди прочих вещей, которые я выяснил, пока мисс Контагью была с нами, — это сердитые воспоминания о том, как ее попросили передать ее частное расследование наследному принцу».

29

— Все это было изумительно, — сказал я. — Но какое отношение это должно иметь к Морли?

«Что касается взаимосвязи, ты должен быть терпелив. Я начал расследование, но работа напоминает попытку свалить дерево, перегрызая его ствол».

Синдж потерла виски.

— Это было невесело. Надеюсь, мы прошли через такое в последний раз.

«Теперь я все запомнил. Я могу оживить это в памяти, когда захочу. Больше я тебя не побеспокою».

Я начал задавать вопросы. Есть у меня такая привычка.

— Ты видел то же, что видела я, — сказала Синдж. — У тебя есть вся информация до последнего кусочка, какая есть у меня. Мне нужно повидаться с братом, прежде чем у меня голова пойдет кругом.

— Кстати, о Джоне Пружине. Некоторые из его людей были вместе с тобой у того курятника. Почему?

— Белинда собиралась как-то их использовать. И к тому же Смирный был там, чтобы присмотреть за мной. Белинда передумала и распустила их.

— После того, как ей приказали отойти в сторонку.

Может, я захочу потолковать об этом с Белиндой.

«Нет. Она будет гадать, откуда ты узнал. А потом придет к заключению, что ее волшебная сетка ненадежна».

Синдж встала.

— Закрой за мной дверь.

И добавила:

— Я ненадолго.

Она и впрямь отсутствовала недолго. Я все еще стоял, наслаждаясь обменом мыслями с Покойником, каталогизируя лица людей на улице, и наблюдал, как Синдж приблизилась с двумя мускулистыми крысолюдьми.

«Там нет ничего примечательного, — сказал мне Старые Кости. — Один наблюдатель из империи мисс Контагью, чья единственная задача — увидеть, кто еще наблюдает».

— Вот как? Никого из Аль-Хара?

Я открыл дверь для Синдж.

«Женщина, живущая дальше по улице, все еще в Карауле?»

— Проникнись духом современности. Теперь это больше не Караул. В наши дни это называется Гражданской Стражей.

«А ответ на вопрос? Как насчет женщины, живущей дальше по улице?»

— Миссис Кардонлос? Синдж, миссис Кардонлос все еще представитель краснофуражечников?

— Да. Но с тех пор как ты съехал, у нее здесь больше нет постоянной команды. Теперь она всерьез занимается сдачей комнат. Позволь мне пристроить этих двух, чтобы они начали работать с мистером Дотсом.

Дородные, плохо одетые крысоженщины глядели на Синдж как на богиню. Они никогда еще не видели, чтобы крысолюди беседовали с человеком на равных. И Синдж была женщиной!

Одна из крысоженщин смотрела на меня так, будто думала: со мной что-то не в порядке.

Я последовал за ними, но оставался в коридоре, пока Синдж давала им пояснения насчет работы. Крысоженщины выполняли такие задачи и раньше и без труда поняли, что от них требуется.

Среагировав на намек Покойника, Дин принес поднос с едой в благодарность за помощь, а заодно и еду для Морли.

Прежде чем вернуться на кухню, Дин бледно улыбнулся и сказал:

— Суматоха вернулась.

Вообще-то нет. Мы будем просто сидеть здесь и заниматься точно таким же ничегонеделаньем, каким занимались в «Огне и льде». Все остальное будет в руках других. Профессионалов. И преступников. Даже приказ самих богов отойти и держаться в сторонке не удержит Белинду от расследования.

Я надеялся, что никто из стоящих на стороне закона и порядка на нее не наедет. Она была достаточно сумасшедшей, чтобы наехать в ответ.

Дин отправился в постель прежде, чем крысоженщины закончили работу.

Я помог Синдж прибраться, а потом мы вернулись к обмену сплетнями, воздавая честь пиву Вейдера. Последнего не понадобилось много, чтобы я начал тормозить.

Я собирался поприставать к Синдж насчет того, как мне справиться с Тинни. Но сумел остаться трезвым достаточно долго, чтобы понять, как это будет глупо. Синдж едва достигла зрелости. Она не была человеком. А Тинни являлась уникумом, вероятно, необъяснимым даже для самой Тинни Тейт.

В конце концов я потащился вверх по лестнице. Моя комната осталась точно такой же, какой была, когда я ее покинул, если не считать того, что кто-то прибрался здесь и застелил постель чистым бельем.

Синдж была слишком уж умелой. И, вероятно, негодовала, что я вторгся в ее тихий, упорядоченный мир.

30

На втором этаже моего обиталища имелось четыре спальни.

Самая большая, протянувшаяся в передней части дома, считалась моей. Комната Дина занимала почти всю заднюю часть здания, кроме кладовой и места, занятого лестницей. Синдж принадлежала самая большая из оставшихся комнат, к востоку от главного коридора, в месте, почти в точности повторявшем местоположение спальни Дина. В четвертой комнате — гостевой — помещалась редко используемая кровать и множество вещей, которые стоило бы выбросить. Раньше мы время от времени прятали там кого-нибудь.

В моей комнате имелись два настоящих застекленных окна. Без задвижек, потому что злодеям нелегко было бы добраться до этих окон. Оба выходили на Макунадо-стрит.

Окно восточнее с тем же успехом могло бы и не существовать. Я никогда его не открывал и редко из него выглядывал. Другое, у изголовья моей кровати, видывало кое-какие действия. Когда-то, давным-давно, я глазел в него, размышляя. Сегодня ночью, как всегда в теплую погоду, оно было приоткрыто на несколько дюймов, чтобы в комнату попадал прохладный ночной воздух.

Мне нравилось спать в прохладной комнате.

Нынче ночью у меня была такая возможность. После заката температура резко упала. Один раз я проснулся, чтобы добавить легкое одеяло к простыне, которая раньше вполне годилась и без одеяла.

Позже я снова проснулся и воспользовался ночным горшком, выпустив на волю ранее выпитое пиво.

Потом проснулся в третий раз — мне требовалось укрыться чем-то поплотнее, а мочевой пузырь готов был взорваться.

Днем и вечером небо затягивали облака. Теперь оно очистилось. Свет невидимой луны проливался на крыши, превращая их в странный волшебный ландшафт.

Мой прицел была менее чем идеальным. Я начал с того, что полностью промахнулся мимо ночного горшка. Отвратительно. Я злобно пробормотал что-то невнятное, что должно было быть призывом к Покойнику. Понятия не имею, что, с моей точки зрения, он должен был сделать. В любом случае я не получил ответа.

Потом я увидел привидение.

Призрак плавно появился из ночи и приблизился к моему окну, как вампир во сне.

— Но вампиры вообще-то не умеют летать, — напомнил я себе. — Они просто очень далеко прыгают.

Вампиры могли прыгать в высоту и в длину, но не порхали, как летучие мыши. И они не превращались в летучих мышей, как бы им ни хотелось, чтобы жертвы верили в такую их способность.

Я успокоился, закончил свои дела, составил план, как все подмою, прежде чем Синдж или Дин обнаружат улики. Потом проверил окно. И почти запаниковал.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org