Пользовательский поиск

Книга Позолоченные латунные кости. Содержание - 38

Кол-во голосов: 0

Эта мысль начала формироваться у меня в мозгу во время визита Виндвокер. Которой сегодня что-то не было видно.

— Тот лекарь вообще собирается прийти? — спросил я Белинду.

— Шутишь? После того, сколько я ему заплатила?

— И его не беспокоит мой друг в комнате неподалеку?

— А лекарь ничего не знает. Я сказала ему, что ты разлил лекарство. Что нам нужно другое. Но сперва он должен еще раз осмотреть Морли. Что я почти уверена — дела у Морли обстоят хуже, чем целитель считал раньше.

— А если целитель — преступник?

— Тогда мы сразу же это поймем, не так ли?

Мы задумчиво посмотрели на нашего общего друга. Морли выглядел мирным, как человек в гробу.

Я продолжал гадать, почему лекарь так долго не появляется.

«Он там, снаружи. Вся эта суета заставляет его нервничать. Ему это не нравится, но он не в силах совладать со своей жадностью. Рано или поздно он-таки постучится».

Мое нетерпение угасло. Я просто беспокоился за Морли. Пока мои мысли не забрели на Фактори-слайд.

Голос, которого я не ожидал услышать, спросил:

— Гаррет, ты в порядке?

Я поднял глаза.

— Гилби?

В дверях стояли Манвилл Гилби и его последняя жена, Хезер. Гилби был человеком номер два в пивоваренной империи Вейдера. У него был участливый вид.

— Я в порядке, — ответил я.

— В последнее время тебя не видно было в Пивоварне. Когда я услышал, что в твоем доме день открытых дверей, я решил, что мы заглянем и посмотрим, как у тебя дела.

— Дела в меру отчаянные.

Я бросил взгляд на Морли.

— Что вам нужно знать?

— Уже ничего. Мы вращались тут достаточно долго, чтобы разнюхать, что к чему. Макс тебя поддержит.

Конечно. Потому что Максу Вейдеру не нравились люди, замешанные в нелегальном колдовстве. Несколько членов его семейства были убиты перевертышами, созданными в брошенных пивных бочонках. Макс не возражал бы против истребления всего племени колдунов.

Хезер Гилби обычно была приветливее и общительнее Манвилла, но сегодня только улыбалась и держала рот на замке.

— Позаботься о том, чтобы сделать то, что требуется сделать, Гаррет, — сказал Гилби. — Мы тебя ценим.

Он пристально рассмотрел Морли, потом — крысолюдей с нелегальным оружием. Он знал Морли. Ресторан Морли находился через улицу от Всемирного театра Макса Вейдера, менеджером которого была Хезер.

Хезер слегка улыбнулась мне, прежде чем исчезнуть. Мне очень нравилась Хезер, но она значилась одной из первых в списке врагов Тинни. Тинни играла в нескольких пьесах Джона Салвейшена и зазналась. Еще как зазналась. Не теряя времени зря, Хезер дала ей понять, что талант Тинни смогут лучше оценить где-нибудь в другом месте. Поскольку Всемирный был единственным театром, где актрисы могли не ожидать, что им придется вступать в сексуальные отношения со зрителями, то был жестокий удар.

Тинни не привыкла к поражениям и почти не способна была воспринимать критику.

38

Потом я провел кое-какое спокойное время со своим другом, деля комнату и с головорезами Джона Пружины. Я пристально смотрел на Морли, желая, чтобы тот вернулся.

В комнату шагнула Белинда.

— Без изменений?

— Без. Что-то явно не в порядке.

— Нам следует о многом разузнать у лекаря.

— Ты уверена, что лекарь не знает о Старых Костях?

— Веришь или нет, Гаррет, почти никто, кроме твоих знакомых, о нем понятия не имеет. Тем более что ты так долго был не при делах.

В Танфере быстро обо всем забывали. Может, это навык выживания в городе.

— Покойник всего-навсего рассказ-страшилка. Им пугают друг друга дети. Никто на самом деле не верит в его существование.

— Интересно.

— Скоро мне надо будет уйти. Но немного я могу подождать. Хочу дождаться здесь лекаря.

— Если он вообще придет.

— Он явится. И может не войти в дом, если не увидит меня.

Он войдет в дом — если только не в состоянии стряхнуть с себя мысленный контроль логхира.

«Лекарь теперь близко, но ему очень не по себе. Он необщительный человек».

Белинда не среагировала. Покойник не включил ее в беседу.

— Его милость думает, что лекарь наконец-то здесь, — сказал я.

Старые Кости избегал вступать в прямой контакт, пока не становилось слишком поздно, чтобы человек увильнул. И, может, Белинда и дальше будет верить, что в ее мысли никто не вторгался.

Я ощутил отзвук веселья логхира.

— Твой человек очень нервничает, — сказал я Белинде. — Забери его в дом, прежде чем он совсем перетрусит. И не наскакивай на него, пока мы не запрем за ним дверь.

Мне мысленно намекнули на что-то вроде старой пилы: дескать, не учи ученого. В то же время Старые Кости ненавязчиво повлиял на наших гостей, чтобы те перешли в его комнату или кабинет Синдж.

Мгновением позже я сказал:

— Доктор. Вот видите. Я начинаю всерьез беспокоиться о своем друге.

Лекарь стиснул свою сумку, держа ее у груди. Он пристально смотрел на трех крысолюдей и выглядел так, будто его только что приговорили к повешению.

— Вы в порядке?

Он открыл и снова закрыл рот. Но не издал ни звука. Белинда заполнила дверной проем за его спиной. Она не трудилась сохранить любезное выражение лица.

— Не обращайте внимания на этих парней, — сказал я. — Они здесь, чтобы защищать Морли.

— Вы пролили лекарство, которое я вам дал? — еле слышно спросил лекарь.

— Угу. Выронил его, когда открывал затычку. Пузырек упал на пол и закатился под кровать. Когда мне удалось его выудить, он был уже пуст.

Лекарь слегка расслабился.

Я ухмыльнулся.

— Ну, вообще-то не совсем пуст. Я соврал. Мы подумали, что, если заставим вас так подумать, это поможет заманить вас сюда, вы преступник.

Он широко распахнул глаза. И ухитрился побледнеть еще больше.

Его попытка сбежать полностью потерпела крах. Белинда не двинулась с места.

«О да. Он виновен. Лекарство, которое он дал, было составлено для того, чтобы мистер Дотс не приходил в сознание. Наш преступник алчен, но он не убийца».

— Друг, ты у перекрестка, — сказал я человечку в черном. — Это поворотный момент в твоей жизни. И он может стать фатальным.

«Осторожно. Он верит, что у него все еще есть варианты».

— Леди, стоящая за вашей спиной, от вас не в восторге. Она заплатила вам за лечение этого человека. Вместо этого вы его отравили. Джентльмен за ней — генерал Блок из Гражданской Стражи. Он тоже хочет задать вам несколько вопросов.

«Легче, — передал Старые Кости. — Перестань давить. Я должен взять под контроль функции его тела, особенно сердцебиение. Если я этого не сделаю, он может умереть».

Я начал было задавать вопрос.

«Молчать! Его сердце готово разорваться».

Я слышал, что такое случается с мышами и лошадьми, но никогда — с человеком.

Я поднял руку, предупреждая Белинду и Блока. Мы должны были позволить Старым Костям совершить его колдовство.

Старые Кости затих, успокоился и доложил:

«Его подготовил для преступления мастер-гипнотизер, который даже не подозревал, что может столкнуться с кем-то вроде меня. Я уничтожил команды, подталкивавшие его к разрыву сердца, но не сумел выяснить, кто дал ему эти команды».

Блестящая идея!

— Белинда, почему ты выбрала именно этого лекаря?

— Я отправилась к Детям Света и попросила какого-нибудь целителя. Потом доказала, что могу себе позволить подобные траты.

Может, моя идея была не такой уж блестящей.

— Сколько времени у них ушло, прежде чем они решили тебе помочь?

— Несколько дней. Больше трех.

— Ты отправилась к ним раньше, чем явилась ко мне.

Что меня вовсе не обижало. Мои навыки в лекарском искусстве не относятся к числу моих лучших умений.

Старые Кости передал: «Он получил назначение после жеребьевки. Его подкупили между первым и вторым визитом к мистеру Дотсу. В дело было вовлечена крупная сумма денег. Он уже и раньше занимался мерзкими делишками. Но впервые его вероломство раскрыто».

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org