Пользовательский поиск

Книга Позолоченные латунные кости. Содержание - 41

Кол-во голосов: 0

— Лекарь, дай этому человеку пузырек, который ты принес вчера, — сказал я. — Потом Доллар Дэн проводит тебя через прихожую. Твое искупление начнется, когда ты приступишь к работе над Плейметом.

Лекарю не хотелось этого делать. Халява противоречила кодексу Детей Света.

— Понимаю.

Его голос был медленным и монотонным. Он выудил маленькую бутылочку, идентичную той, которую дал нам во время своего визита в «Огонь и лед».

— Каковы шансы, что снадобье в этом пузырьке содержит те же самые ингредиенты, что и снадобье в первом? — спросил я в пространство.

«Пока не определил».

Прошло десять секунд.

«Умно подмечено, Гаррет. Он и вправду проконсультировался со своим знакомым после того, как услышал, что тебе нужно новое лекарство. Предлог, которым мы воспользовались, вроде как пробудил подозрения параноидального поставщика».

— У нас все еще есть оригинальный любовный напиток. Колда может их сравнить.

Лекарь уступил свой новый пузырек. Доллар Дэн погнал лекаря через прихожую.

Я отдал Колде первоначальный пузырек.

— Эту штуку дают по три капли на двухквартовый кувшин воды.

— Значит, сильнодействующее средство.

С достойной одобрения осторожностью он откупорил обе бутылочки и осторожно понюхал. После новой бутылочки сказал:

— Ваниль, немного гвоздичного масла, немножко касторового масла, растворенные в древесном спирту. И еще что-то, чего я не узнаю.

Понюхав оригинальную бутылочку:

— Тут все то же самое, что и в другой, незнакомого запаха меньше и больше чего-то, пахнущего смертью.

— Значит, определенно разные рецепты?

— Да. Но различие едва уловимо. Оба снадобья были бы смертельны, каждое по-своему.

— Что думаешь? — вопросил я в пространство.

«Возможно, ты лег на верный след. Ни гвоздичное масло, ни касторовое не должны растворяться в холодной воде, но их, а еще ваниль могли добавить для того, чтобы внушить людям: это лекарство».

— Яд должен быть эффективен в столь малых дозах…

«Бобы, из которых делается касторовое масло. Они содержат столь сильный яд, что бесконечно малое количество может убить множество людей. Дилемма отравителя всегда состоит в том, как бы не отравить самого себя, а потом — как эффективно распространить яд. Похоже, кто-то нашел способ, как использовать яд, давая его одному клиенту зараз. А! Мысли друга Колды начинают течь в том же направлении. Я избавлю тебя от описания восхищения, которое он испытывает по отношению к гению своего собрата-химика».

— Кто-то совершил невозможное, — сказал Колда. — Кто-то совершил невероятный прорыв.

— О чем ты? — спросил я.

— Кто-то нашел способ выделять яд из касторовых бобов.

— Ты неудачник. Да это было известно уже в течение многих лет. Чего никто не знает — так это как без опаски пользоваться ядом.

Колда ответил на мое фырканье невеселым фырканьем. Может, он не был таким невежественным, как мы надеялись.

Что касается Покойника, Колда и вправду был невежественным. Я не уверен, что одобряю это, но, когда наши с Колдой пути в последний раз пересеклись, Старые Кости добавил несколько ловушек в его память.

Колда никогда не вспомнит о том, что узнал во время визита к нам.

Я начинал думать, что мой партнер не такой уж пустой бахвал, каким я его выставлял.

И почувствовал слабый отголосок веселья, долетевший снаружи до моей комнаты.

41

Когда Колда и лекарь ушли повидаться с Покойником, у меня осталось мало дел с Морли. И вот-вот должны были явиться крысоженщины.

Я решил культивировать свои почти атрофировавшиеся социальные навыки, но осталась лишь горстка гостей. Лекарь, Колда и Плеймет были с Покойником. Остальные — в кабинете Синдж. Джон Салвейшен расхваливал свою следующую пьесу.

Я проверил в углах и за столом Синдж. Торнады все еще не было. Как Джон ухитрился?

Любимая ученица Покойника, Пенни Ужас, не сбежала при моем внезапном появлении. Тут было достаточно свидетелей, чтобы она чувствовала себя в безопасности. Бог мой, она носила женское платье!

Такие вещи поневоле замечаешь, если ты мужчина и еще жив.

Стародавний товарищ Морли, Сарж, тоже был здесь. Он выглядел потерянным. Как будто кто-то отравил его котенка.

Я схватил последнее свободное кресло и поманил Саржа, выразив желание поделиться содержимым кувшина, явно нуждающимся в обновлении. Сарж ссутулился в кресле в углу, не занятом офисной мебелью Синдж и Плоскомордым Тарном.

Когда я сделал ему знак, он слегка оживился и подтащил свое кресло ближе.

— Как идет управление рестораном без нашего мальчика?

— Да на хрен нам рявканья Морли, шоб делать свою работу, Гаррет. Мы ж занимались делом так долго, что оно катится само собой, как мельничный жернов. Но он же ж наш друг. И хрен знает, чего мы бум делать, ежели он скопытится.

— Белинда, наверное, свела тебя с ума, пытаясь выяснить, что затевал Морли, когда его ранили, но…

— Да уж в яблочко. Но она ж никого не слушает, кто с ней толкует, потому проку с ее расспросов чуть. Она из тех, кто наперед решает, во что верить, а опосля не пикни ни словечка супротив.

Я был знаком с Белиндой дольше, чем мне хотелось бы, и более близко, чем остальным следовало бы знать. У нее имелись огромные интеллектуальные изъяны. Своенравное пренебрежение фактами к таковым изъянам не относилось.

— Ты уверен? Например?

— Ну, знаешь, Морли нечасто поминает свою кровь и все такое. Он же темный эльф, ага, так что с того? У него бизнес в человечьем городе, и половина людей здесь энтого не знает, не может энтого распознать, и, может, им и знать энтого не надо… Ежели они такие типчики, что им на это не плевать.

Я кивнул. Диалект Саржа чувствовался сейчас сильнее, чем обычно, но я улавливал его мысль. Он говорил, что Морли не из тех, кто живет прошлым.

— Что-нибудь изменилось?

Его нашли в той зоне, где большой Танфер переходил в район, известный как Эльф-таун. Тамошний люд, который никогда не видел большого дома в своей родной деревушке, жил в многоквартирных домах по двенадцать душ в комнате и настаивал на том, что никогда не бросит старые обычаи и старый язык.

— Кой-что изменилось. Сдается, та девчушка, которую его народ приспособил, чтоб он на ней женился, заявилась в город.

— Я думал, он откупился от нее пару лет назад.

— Мы все так думали. Мож, он просто хотел, чтоб так было.

К нам без приглашения присоединился Джон Салвейшен.

Он уселся напротив меня, положив руки на тощие девчоночьи бедра.

— Гаррет, ты должен мне помочь.

История всей моей жизни.

— Я не могу позволить себе делать вложения в твои пьесы. И я сейчас занят.

— Мне не нужны инвесторы. Люди выстраиваются в очереди, чтобы пробрести пай во всем, что я ставлю на сцене. Я остаюсь с Вейдерами потому, что они отдали мне контроль над художественной частью. Но ты — единственный, на кого я могу рассчитывать, чтобы сделать успешным мой следующий проект.

На короткое время я забыл про Саржа и Морли. Пилсудс Вилчик преподнес мне великую загадку. Уличный ловкач вроде меня никоим образом не мог обеспечить успех постановки драмы. Если только Джон не хотел, чтобы я продавал билеты на пьесу под угрозой ножа. А может, он хотел, чтобы Торнада и дальше его не беспокоила.

— Где Торнада?

— Где-то терпит убытки.

Он пожал плечами.

— Чего я хочу — это чтобы ты заставил Тинни вернуться. Она — идеальная актриса на главную роль в «Королеве фейри».

— Ты хочешь, чтобы Тинни сыграла фейри? Старик, это натяжка. Она слишком субстанциональна.

На эту роль куда больше подходила прядь волос Неистового Прилива Света.

— В том-то все и дело. Я не пишу о сказочных фейри. Они не будут воздушными. Они будут похожи на эльфов, только из королевства, находящегося под прямым углом к нашему. Колорит и характерные черты Тинни, ее стан и резкое поведение, даже ее веснушки — все это сделает ее идеальной Матильдой.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org