Пользовательский поиск

Книга Позолоченные латунные кости. Содержание - 49

Кол-во голосов: 0

Виндвокер была нежной, чуткой и заботилась о том, чтобы не злоупотреблять своими преимуществами. Она могла бы сделать ситуацию более целомудренной, лишь отойдя в сторону и прикасаясь ко мне десятифутовым шестом.

Однако стоило мне окончательно проснуться, как я взял себя в руки. Вступило в силу природное обаяние Гаррета и позаботилось о том, чтобы Виндвокер нашла меня совершенно неаппетитным.

Раньше я отдал дань большому количеству пива. Теперь оно жаждало свободы. Мне следовало решить — попасть в слегка неловкое положение или угодить в полностью неловкую ситуацию.

Я предпочел ночной горшок тому, чтобы обмочиться.

Такое поведение несообразно в гостиных аристократии, но не совсем бестактно и неприемлемо в моей спальне. Процесс избавления от отходов — естественный и необходимый процесс. И я был достаточно вежлив, чтобы шагнуть в уголок и повернуться лицом к стене.

Неважно. Меня разбудила Виндвокер. Я сделал то, что должен был сделать. Любые романтические порывы, которые она порождала, следовало держать в узде. И все же она была на редкость неземной в своей способности приходить в себя. Она могла бы прийти в себя и после этого, если бы я не проделал это, чтобы ей помешать.

Я смотрел на нее, полный решимости спросить, почему она здесь, но вместо этого запутываясь в фантазиях — гадая, не следовало бы мне принять ванну, — когда она издала девчоночий визг и крепко саданула кулаком по подоконнику.

Ей пришлось совершить прыжок, чтобы это сделать, и когда я говорю «крепко», я имею в виду, что от удара затрясся дом. Деревянная рама окна застонала.

С улицы донеслось негромкое проклятие. И я не почувствовал ничего, что показывало бы, что Покойник знает: начались какие-то опасные события.

Нынче ночью из-за Виндвокер не полыхнула молния. Пока. Только свеча загорелась, ее тусклого света едва хватило, чтобы осветить шарящую вслепую руку, похожую на ту, что пыталась проникнуть в окно «Огня и льда».

Я присоединился к Виндвокер, которая пыталась за это покарать. Снаружи доносились безрадостные звуки. Я швырял яростные мысленные призывы туда, где находился Покойник. И захлопнул окно.

С помощью свечи Неистовый Прилив Света зажгла мои лампы, потом приложила горящий конец свечи к зонду, все еще стремящемуся попасть в комнату через щель в окне.

Это вызвало легкий переполох.

Внезапно, как взрыв, с улицы донесся ужасный, отчаянный вопль.

Рука обезумела, как змея со сломанным позвоночником. Моя подруга продолжала вовсю ее атаковать. Что-то по другую сторону руки решило, что ему, в общем-то, не нужно исследовать мою спальню.

Неистовый Прилив Света подпрыгнула и крепко саданула по откидывающейся створке окна. Кусок незнамо чего в два фута длиной и толщиной в ее запястье отделился от того, что лежало снаружи.

Это было просто замечательно! Определенно у этой женщины имелся потенциал.

У меня не нашлось слов. Я скатился с края кровати, а Виндвокер приземлилась ко мне на колени. Наши сердца сильно стучали. Мы не сводили глаз с отрубленного щупальца.

— Они снова нашли Морли, — прохрипел я.

Пронзительный вопль ярости и боли разорвал ночной воздух на улице. И он не прекращался, а лишь удалялся по Макунадо-стрит, не слишком быстро.

Виндвокер не встала, чтобы посмотреть, что там такое, и у меня не хватило моральных норм, чтобы поднять ее на ноги.

Покойник вошел со мной в контакт, но мысли его не имели формы. У меня создалось впечатление, что, будь он живым существом, его бы сейчас выворачивало наизнанку.

Его плачевное положение слегка отвлекло меня от моей дилеммы, хотя Виндвокер откинулась назад и устроилась поудобнее.

Старым Костям требовалось время, чтобы взять себя в руки. Как только он это сделал, со мной в контакт вошло совершенно другое существо. Он прикоснулся к темноте, которую даже он не мог вообразить себе всего несколько дней назад.

Он был на несколько веков старше меня. То, что могло было показаться ему ужасным, пугало меня до потери штанов. Осмелюсь ли я остаться без штанов в присутствии Неистового Прилива Света?

«Если сейчас на тебе их нет, Гаррет, надень их. Ты должен провести перепись людей, которым положено наблюдать».

В самом деле?

— Что я должен сделать?

«Твои штаны. Вообще-то на тебе их нет. Убери Виндвокер со своих колен и надень штаны. Я хочу, чтобы вы оба вышли на улицу. Я хочу, чтобы она взлетела и последовала за тварью, которая удрала по Макунадо-стрит. Тварь движется не очень быстро. Позволь Виндвокер ее догнать. Если она сможет контролировать ее, пусть ее вернет».

У меня имелись вопросы, но сейчас для них было не время. Следовало шевелиться. Время поджимало.

«Синдж соберет образцы».

— Ей лучше поторопиться. Тот образец, что к северу, начал вонять и растекаться.

Виндвокер, силой выдворенная с моих колен, странно на меня посмотрела.

— Ты знаешь о моем партнере, — сказал я ей. — Из-за него ты носишь сетку Кеванс. Чтобы он не мог пробраться внутрь твоей головы. Он хочет, чтобы я кое о чем тебя попросил.

Я быстро пересказал инструкции Покойника.

Виндвокер сразу поняла.

— Тогда мне лучше отправляться. Вряд ли есть большие шансы, что я смогу контролировать тварь. У меня нет подобных навыков. Открой окно.

Едва я управился с этим делом, как в комнату ворвалась Синдж с ведром и хмурым видом. Она стала еще более хмурой, наблюдая, как Виндвокер улетает прочь.

Сам я за этим не наблюдал, потому что повернулся к Синдж лицом.

Когда я показал на кусок плоти монстра, Синдж вопросила:

— Почему эта женщина не носит нижнего белья?

— Проклятье! Я совершенно это пропустил!

К счастью для душевного равновесия Синдж, когда она ворвалась внутрь, на мне были штаны.

49

Я вышел через парадную дверь, как делают люди, не умеющие летать. Синдж меня вооружила, хотя моя утяжеленная свинцом колотушка была единственным орудием, способным причинить увечья. Я чувствовал себя менее уверенно, чем следовало бы, остро сознавая, что давно уже не занимался подобными делами. Мои навыки и инстинкты притупились.

Покойник вложил в мою голову маршрут.

«Как только у меня найдется время поразмыслить, мне следует о многом тебе рассказать. Эти твари не должны были подобраться близко. Они не должны были так легко отпихнуть меня в сторону. Хотя, возможно, и к лучшему, что они так сделали. Я не могу вообразить, чтобы даже в разуме главного вампира было больше грязи».

Чтобы наблюдать за моим домом, были поставлены пять человек, представляющих самые разные интересы. Без сомнения, все они друг друга знали. И, возможно, объединили ресурсы.

Старые Кости хотел, чтобы я сделал перекличку присутствующих. Люди, занимавшиеся подобной работой у «Огня и льда», попали в беду.

Вот уж не хотел бы я заниматься такой же работенкой. Из чего следовало: возможно, я и вправду миновал черту, за которой должен был выполнять желания Тинни и не делать того, чего она не желала.

Если я больше не в состоянии справляться со всякой гадостью, я должен стать кастрированным охранником у дверей… Каким и видел себя перед тем, как на нас все это навалилось.

Среди Гражданской Стражи, друзей Белинды, ребят из компании Морли и одного из Детей Света я разыскал пятерых из шести человек, которые, как заявил Старые Кости, наблюдали за домом. Парни Джона Пружины схватили еще одного.

Первым был краснофуражечник по другую сторону улицы. Он был не ранен, но его память оказалась пуста. Эта история повторялась снова и снова.

Последний человек, жестяная свистулька на ступенях дома миссис Кардонлос, был в сознании и совершенно сбит с толку.

Я нашел одного мертвеца у двери соседнего дома. Никто его не знал. Наверное, невезучий бездомный парень, который решил, что нашел подходящее место, чтобы провести ночь на улице.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org