Пользовательский поиск

Книга Позолоченные латунные кости. Содержание - 68

Кол-во голосов: 0

— Младшая мисс Тейт послала нам полдюжины таких столиков и еще складывающиеся стулья, — сообщил Дин.

— Очень предусмотрительно с ее стороны.

— И вправду.

Дин выжидающе смотрел на меня, поэтому я поблагодарил его за столик и поднос.

Он ушел с кислым видом.

Морли налил себе чая.

— Он надеялся, что ты прояснишь, в каком направлении движешься эмоционально.

— Что?

— Все гадают о том же самом, Гаррет. Я это вижу, а ведь я был почти трупом целый месяц.

Я отхлебнул чая, пощипал тост, съел несколько ложек супа и предложил:

— Проинформируй меня, — прежде чем сунуть лицо в ингалятор.

На котором не было товарного знака Объединенной. Он был сделан прямо здесь, в этом доме, Дином Кричем. Без сомнения, Кип Проуз смог бы навести на ингалятор лоск и превратить его в хит продаж.

— Все думают, что Тинни получила урок. Что ты начал выказывать хоть какую-то твердость духа. Может, из-за Страфы. Судя по тому, что говорят люди, она — твой идеал.

«Люди»?

— Это не может быть правдой. Они знают ее недостаточно хорошо.

— Перед тобой об этом не говорят. И люди очень хорошо знают Тинни.

— Люди? Какие? Дин и Синдж?

— Не волнуйся. Люди заботятся о тебе. Они беспокоятся. А особенно беспокоятся о том, как твои решения могут повлиять на их жизнь.

Еще одно ненужное беспокойство.

— Давай кое-что проясним. Ты думаешь, что Страфа подходит мне лучше, чем Тинни?

— Мое мнение еще не сложилось. Я не знаю твою новую женщину — кроме того, что она жуткая и невероятно прекрасная. Зато Тинни я знаю.

Это не походило на громогласную поддержку.

— И что это значит?

— У Тинни есть кое-какие замечательные достоинства. Но на некоторых из нас она действует так, как Прилипала действует на тебя. Ты миришься с ним потому, что Торнада — твоя подруга. Кое-кто мог бы сказать, что Тинни — особо зловещее доказательство Первого Закона Дотса. Не смотри на меня так.

— Тут могла быть и моя вина.

— В этом как раз и заключается самое зловещее. Тинни заставляет тебя думать, что все проблемы — твоя вина.

Чтобы не скатиться в недостойные высказывания о нем самом и Белинде, я пробормотал, что нам нужно начать тренировку для выздоравливающих.

Потом задумался, стоит ли мне опросить знакомых, чтобы узнать их мнение.

Внезапно у меня появилось четкое ощущение, что Тинни нравится мне намного больше и я гораздо лучшего мнения о ней, чем большинство моих знакомых, не носящих фамилию Тейт. Люди мирились с ней потому, что она ходила со мной. Как странно. Я привык думать, что люди мирятся со мной, потому что я хожу с Тинни.

«И то и другое может быть чистой правдой — смотря с какой стороны взглянуть».

Это был не Покойник. Его милость все еще почивал. Это я воображал, что бы ответил Старые Кости, если бы я спросил его мнение.

— Интеллектуально я не очень хорошо себя чувствую, — сказал я. — Мне нужно привести в порядок мысли.

Морли ничего не ответил. В том не было необходимости. Выражение его лица говорило само за себя.

У Гаррета имелись годы, чтобы подумать. И он делал все что мог, чтобы этого избежать. А теперь угодил в безвыходное положение, и вина заламывала ему руку за спину.

Иногда промедление может быть благословением. А иногда — нет, если речь идет о личных делах. Со временем благоприятные возможности ускользают, а нерешенные проблемы воспаляются.

— В самом деле? Разве твоя настоящая проблема не в том, что ты слишком много думаешь?

— С этим трудно поспорить. Все, кого я когда-либо знал, обвиняли меня в этом.

— Давай вернемся к плану.

— Он подвернется сам собой. Поскольку ни ты ни я не можем сейчас выйти и потанцевать с дьяволами, мы будем тренироваться до тех пор, пока не станем к этому готовы.

— Я понимаю теорию. Но ты мыслишь анахронически. Так можно было действовать раньше, когда ты имел дело с тем, что не привлекало внимания генералов и принцев.

То, что имел в виду Морли, не было незаметным, но я не усек.

— Ты продолжаешь обрастать привязанностями, Гаррет.

— Что-то я не уследил за твоей мыслью.

— Сперва был просто ты, иногда я, и каждую пару месяцев холеная новая девушка. И Тинни то появлялась в твоей жизни, то из нее исчезала. Потом ты начал запутываться в сетях. Связался с Пивоварней. Потом с Контагью.

Дотс жестом предупредил, чтобы я не перебивал.

— Ты связался с Блоком, Релвеем и Синдж. С Кипом и всем поголовьем Тейтов.

Теперь я понял. Жизнь шла, и я продолжал заводить стойкие связи, которые порождали все больше сложных обязанностей. Каникулы, проведенные под башмаком Тинни, не освободили меня от этих обязанностей. Люди ожидали от меня того и этого. И сам я кое-чего ожидал.

— Все эти спутавшиеся с тобой люди будут продолжать делать то, что они делают.

Я не был уверен, что Морли имеет в виду, но он был достаточно любезен, чтобы продолжать сокрушать мою грандиозную стратегию. Вот к чему все сводилось: наши проблемы существуют и для других людей тоже. В данном случае для большинства населения города.

— Ты говоришь так, будто нам вообще нет смысла строить планы.

— Вот теперь ты понял.

Я сделал еще одну попытку встать с кровати. И на этот раз преуспел.

Не успел я сделать второго шага, как материализовалась измученная Синдж.

— Ты куда?

— Наверх. В постель.

— Ты же только что проснулся.

Я сильно раскашлялся. Простуда брала верх.

— Вот дерьмо! Тебе тоже нужно поспать.

— Кто-то должен управлять этим цирком. И я, похоже, единственная, кто в состоянии бодрствовать.

— Так нечестно. Тебе же не задали магической порки.

— Да. И еще я не ринулась по-дурацки на то, в чем даже трехлетний глупыш распознал бы смертельно опасное оружие.

— Тут она тебя уела, Гаррет.

В точку. Когда я кидаюсь в атаку, опрокидывая и круша вещи, иногда бывает, что я сам оказываюсь опрокинутым и сокрушенным.

Мне стоило бы держаться в задних рядах, кидая оттуда камни.

Я поднял ингалятор.

— Покажи мне, что следует делать.

Что следовало делать — это принимать донесения от людей, ведущих ради нас расследования, чтобы после этими донесениями насладился Покойник. Половины людей я не знал. Некоторых раньше не видел. Я понятия не имел, как и когда их наняли. И все они были скучными, потому что доложить им было не о чем.

После четвертого рапорта я сказал Синдж:

— Это просто невозможно. Не может быть в Танфере так спокойно! Люди не могут до сих пор пребывать в неведении. Ведь там были свидетели.

— Значит, существуют некие силы, которые продолжают прикрывать крышку на кипящем котле. Пока. Вероятно, стряпая умные истории. Война бандитских группировок, столкновения на этнической почве, что-то вроде этого. Ну вот. Я тоже подцепила простуду.

Больше за весь остаток дня не случилось ничего интересного.

68

Я отправился в постель до заката, ни разу не глотнув пива. Дин поднялся к себе сразу после ужина. Синдж засиделась не намного дольше моего.

Мы оставили управляться по дому Пенни и Доллара Дэна.

Я уснул в обнимку с ингалятором и горой носовых платков.

Отправляясь на покой, Синдж принесла мне кружку крепкого целебного чая. Он быстро меня усыпил, и я проснулся, когда солнце уже встало.

Я был в постели не один. Страфа прильнула ко мне так, будто бывала тут каждую ночь уже много лет. Она была тоньше и теплее, чем та, к которой я привык.

Я испуганно вскинулся, но только на мгновение. Где еще она могла прилечь? Остальные кровати были заняты.

Я слегка шевельнулся. Она тоже шевельнулась, устраиваясь поудобнее. Моя правая рука обнаружила что-то меньше и тверже, чем я рассчитывал. Я взял это в ладонь. Она прижалась к моей руке и издала тихий довольный звук.

Я снова соскользнул в дрему.

Она мурлыкала.

Когда я проснулся в следующий раз, я лежал на спине. Голова Страфы покоилась на моей груди, над сердцем. Она всем телом крепко прижималась ко мне. Рука ее была на моем животе, большой палец — на пупке.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org