Пользовательский поиск

Книга Позолоченные латунные кости. Содержание - 75

Кол-во голосов: 0

— Да ну? Я начинаю думать, что мы тебя недооценивали, Плоскомордый.

— Есть у людей такая привычка.

И верно, хотя недооценка обычно касалась того, сколько побоев он может вынести и выжить при этом.

— Как ты додумался до парня с фетишами?

— Я проходил мимо его мастерской. Когда-то у меня была подружка, ей нравилось наряжаться во всякие маскарадные костюмы. Я знал, где она их раздобывает. Поэтому вошел и слегка поднажал, притворившись, что работаю на Релвея. Портной аж весь побелел и затрясся и рассказал мне о заказе на партию черных кожаных прикидов, которые должны быть под стать шести разным парикам. Это изготовитель париков подкинул ему заказец. И он имеет дело с женщиной, когда та приходит за нарядами.

— Хорошо. Интересная история. И кто она такая?

Плоскомордый пожал плечами.

— Не знаю. Она никогда ему не говорила. Но гарантирую, она въелась тому портному в печенки. У него аж искры летели из глаз, так он раскатал губу. У него руки тряслись, когда он показывал мне, какие у нее формы. А он такой женоподобный, какого только можно выискать в тех местах.

— Великолепно, — сказал я. — Просто великолепно. А как насчет изготовителя париков?

— Я узнал его имя. Он должен быть следующей мишенью.

— Похоже, мы вступаем в должность Покойника, Гаррет, и находимся в центре паутины, в то время как креатура выполняет физическую работу, — заметил Морли.

Плоскомордый нахмурился. Его не привело в восторг замечание насчет креатуры.

— Мистер Тарп, вы припоминаете имя того портного? — спросила Синдж. — И изготовителя париков?

Тарп понял. Синдж не допрашивала его. Она хотела доверить информацию бумаге, чтобы факты не потерялись.

— Я просто имел в иду, что мы рассиживаемся тут, как Покойник, — сказал Морли.

— Знаю. И, возможно, он тоже расстраивается из-за того, что не может выйти и сам разнюхать, что ему надо.

— Ты? Расстраиваешься из-за того, что полеживаешь и ничего не делаешь?

— Если ты поступаешь так потому, что у тебя нет выбора, это — другое дело.

75

Пока Синдж выжимала необходимую информацию из Плоскомордого, появился Джерри, поставщик пива. Дин ходил за добавочными запасами; пиво стандартного сорта, подаваемого в таверне, было достаточно хорошим для нашего бесконечного потока гостей.

Плоскомордый был первым спонсором, хотя он получил лишь последний неполный кувшин дрянных остатков из холодного колодца. Я налил себе полкружки. Морли — ничего, но он не пил. Синдж пригубила из кувшина Плоскомордого.

Дин и Пенни вернулись, когда Джерри и я загружали в повозку Джерри пустые бочонки. Дин привез так много добра, что ему пришлось нанять повозку, чтобы все это доволочь.

Я получил недолгую работенку подмастерья грузчика. Хорошо развивать в себе новые навыки.

Покупки Дина меня не вдохновили.

Он беспокоился о наших финансах — особенно после того, как купил три бочонка пива и заплатил задаток еще за несколько.

Пока я таскал мешки с яблоками и картошкой, я огляделся по сторонам. Комплект наблюдателей стал непочтительно мал.

Люди подумали, что эта история двинулась дальше. Морли и меня больше не рассматривали в качестве ее факторов. А может быть, могущественные силы Холма отрастили клыки настолько длинные и зеленые, что люди, прежде склонные примазываться к моим приключениям, решили, что благоразумие — лучший признак доблести.

Да. Лучше было думать так, чем решить, что я больше не стою того, чтобы за мной наблюдать.

Убедившись, что новые бочонки чувствуют себя как дома, я поспешил обратно в комнату Покойника.

— Хорошо, мистер Тарп. Пока ты проделал достойную восхищения работу. Что будешь делать дальше?

— Не знаю.

У него слегка заплетался язык.

Тарп думал о следующем кувшине.

— Я думаю, меня должен кто-нибудь сменить. Я задал столько вопросов, что люди начали верить: я один из гонцов Релвея. Из тех, что настолько тупы, что не умеют маскироваться.

— Люди испугались?

— Конечно, испугались. Все боятся Негласного комитета, кроме тебя и меня и, может, этого твоего дремлющего друга.

Он имел в виду Морли, который вернулся на свою кровать, пока популяция бочонков с пивом возрождалась к былой славе.

— Угрозы были?

— А ты знаешь кого-нибудь достаточно глупого, чтобы угрожать головорезам Релвея? Я имею в виду, из тех, что все еще бегают на свободе. Зато чертова уйма таких, наверное, помогает осушать Маленькое Унылое Болото.

— Ты прав. А я нет. Любому серьезному человеку, собирающемуся противиться директору, лучше быть достаточно смышленым, чтобы держать на замке свой большой проклятущий рот.

— Поэтому я вот что думаю, — сказал Тарп. — Раз уж у меня не получилось найти людей, сделавших маски и прикид для зомби, может, теперь неплохо будет поискать предыдущее звено цепи и выяснить, кто сварганил уродливую ткань. И кто предложил то, из чего им соорудили дурацкие шлемы. Ты видел один из шлемов прошлой ночью?

— Краснофуражечники все забрали.

— Этот генерал Блок умнее, чем притворяется. Интересно, думает ли он так же, как я.

Я в этом сомневался.

— Когда ты разнюхивал, ты натыкался на настоящих гонцов?

— Нет.

— Ты их опередил.

Я должен оповестить Блока. Он может наводнить округ следователями, способными напугать даже камень, так что тот выложит всю подноготную.

— Я думаю, у тебя есть важная информация, Плоскомордый.

— Да есть тут одна вещица на уме. Потом я отправлюсь на кухню и получу еще кувшин. Я собираюсь им насладиться. А после свернусь в уголке и просплю денька два.

— Это целый план. Так что там еще за вещица?

— Заставить Прилипалу продолжить с того места, где я бросил поиски. В том районе люди просто улягутся и раздвинут для него ноги. Они сделают для него все что угодно, если это даст им шанс ввязаться в одно из его представлений.

— Плоскомордый, пей столько пива, сколько захочешь.

Я почувствовал себя крестьянским мальчиком, только что получившим волшебный меч. Надвигались большие события.

Тарп улыбнулся мне самой широкой, самой дурацкой улыбкой и отправился на кухню.

А я пошел, чтобы обсудить все с Синдж.

Она записывала в свои книги покупки Дина.

76

— Плоскомордый предложил оригинальную идею.

И я объяснил, какую именно.

— Интересный подход. Кто-то давал ему таблетки для поумнения. Будем надеяться, что мистер Салвейшен окажется сговорчивым.

Она отмахнулась от предложений послать за ним.

— Он не обратит внимания, если мы его попросим. Он должен считать, что вся затея пришла в голову ему самому. Нужна ловкость, чтобы его пасти.

— У Старых Костей хватило ловкости, чтобы заставить Прилипалу что-то для нас сделать?

— Хватило. Не знаю, что именно он ему поручил. Определенно нечто такое, что, по словам Покойника, под силу только ему, Салвейшену.

Я покачал головой. Джон Салвейшен. Я не мог привыкнуть к важничающему Прилипале.

Сосредоточившись на своих книгах, Синдж сказала:

— Тебе нужно избавиться от предубеждений, когда ты думаешь об этом человеке, Гаррет. В тех отношениях, которые кажутся тебе важными, он — почти полное ничтожество, зря гуляющее по земле. Но он также лучший и самый сильный из ныне пишущих драматургов. И, с его точки зрения, он один из узкого круга твоих знакомых.

— Я тебя понял. Но понимаешь ли ты, насколько все это нелепо для любого, кто знал Пилсудса Вилчика?

— Дверь, — ответила Синдж. — Мне еще нужно внести кое-какие записи в бухгалтерскую книгу, а записки Дина выглядят так, как будто он их зашифровал.

— Дверь?

— Кто-то стучит.

— Проклятье, твой слух лучше моего.

— Я юная. Я хорошенькая. И я не человек.

Я никоим образом не мог ответить на это так, чтобы из моего ответа вышло что-нибудь путное.

Когда я покидал комнату, Синдж захихикала.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org