Пользовательский поиск

Книга Позолоченные латунные кости. Содержание - 77

Кол-во голосов: 0

На крыльце стояли Джон Пружина и две крысоженщины. Я так понял, что громилы Джона стали свидетелями доставки пива.

Состоятельный главарь крысолюдей присоединился ко мне в комнате Покойника. Его женщины присоединились к Морли.

— Прохладный воздух — это так здорово.

Я недавно поработал до седьмого пота грузчиком, поэтому был полностью согласен.

— Я боюсь спросить Синдж, сколько мы заплатили за теплообменные чары, но в такие теплые деньки, похоже, оно того стоит.

— Наверное, климат меняется. Крысолюдей обычно не беспокоит жаркая погода, но такая сильная жара, к тому же наступившая так рано, меня тревожит. Что будет, когда мы вступим в пылающее сердце лета?

— Пылающее сердце, э?

— Признаюсь, неоригинально. Я подцепил это выражение, услышав однажды болтуна на перекрестке. Хотя на самом деле тот сказал: «Пылающий жар лета». Но суть заключалась в том, что самый жаркий день лета покажется освежающе прохладным, как только мы окажемся в аду.

— Уличный комедиант. Как их не любить! Жизнь без них была бы куда скучнее.

— Что правда, то правда.

У Джона Пружины была причина здесь находиться помимо надежды получить бесплатное пиво. Я изобразил на лице напряженное любопытство. И выпил сам.

— Причина, по которой я заглянул, — хотел дать тебе знать, что я только что развернул спецоперацию.

Я сделал длинный глоток.

— Я весь обратился в слух.

— Вонь разложения на том складе была просто уникальной. И нечто подобное будет сильно ощущаться в любом месте, где бы делатели зомби сейчас ни мастерили своих монстров.

Он выжидающе посмотрел на меня.

— Могу себе представить.

Я, в свою очередь, выжидающе посмотрел на него, уверенный, что он собирается перейти к сути.

— Да?

— А.

Джон был доволен собой.

— Я послал весть всем крысолюдям города. Вынюхивайте места, пахнущие смертью и химикалиями.

— Блестяще!

Как могли люди, которые хотели добиться успеха, упустить единственную деталь?

— Всем приходят в голову более умные мысли, чем мне.

— Всем?

— Плоскомордый Тарп предложил искать тех, кто делает костюмы, а потом уже разматывать цепочку от них.

— Это тоже будет интересно. Но мой метод более многообещающий.

— Ты прав. Найди фабрику монстра — и тебе уже не нужно будет идти обратно по его следам.

Джону Пружине хотелось больше одобряющих похлопываний по спине. Иногда его жизнь, должно быть, шла не так гладко, как ему хотелось бы.

— Наслаждайся своим пивом, — сказал я.

Наверное, в тот момент это не было идеальной фразой. Он озадаченно посмотрел на меня.

День начал клониться к вечеру. Больше никто не баламутил мир.

И все, кого разослал Покойник, возвращались, чтобы меня изводить.

77

Первым, сияя, появился Джон Салвейшен. Он пожал мне руку.

— Не знаю, что ты сделал, Гаррет, но спасибо тебе, спасибо, спасибо!

— Хорошо. Ай да я. О чем ты толкуешь?

— Тинни. Она будет играть эту роль. Нынче утром она появилась для первого чтения. Она была просто ангелом. И с первой же попытки уловила суть своего персонажа. Спасибо тебе, спасибо, спасибо.

— Да всегда к твоим услугам. Но сделай одолжение. Расскажи ей насчет моих запаздывающих дивидендов. Сильно запаздывающих.

— Запаздывающих на одиннадцать дней! — сказала Синдж, ухитрившись изобразить свирепый рык.

— Хорошо. Я передам ваши слова. К делу. Покойник попросил меня поговорить с моими знакомыми насчет того, кто владеет документами на склад, где делали зомби. Собственница склада — Констанс Алгарда, больше известная как Теневая Пращница.

— Разве она не одна из тех, кого убил Беллман, когда?.. Нет. Теперь я вспомнил. Он задал ей по первое число, но она выжила.

— Я просто рапортую, сэр. Я не анализирую. Если она мертва, она все равно ухитряется действовать весьма активно в сфере недвижимости. У нее имеется собственность по всему городу. Я принес список.

Он предъявил его. Синдж схватила список и начала его копировать, чтобы позаботиться о том, что информация помещена в безопасное место, прежде чем я смогу ухитриться потерять ее или уничтожить.

— Просто в качестве небольшого полезного факта — не я один задаю вопросы, — добавил Салвейшен. — Люди из дворца, Стражи и некоторые страхолюдные личности с Холма — все они начали разведывать то же самое еще до меня.

— Это может быть плохо.

— Ты думаешь?

— Есть еще кое-что, в чем ты смог бы помочь. Будучи уникально компетентным.

Я объяснил задумку с костюмами.

— Я могу с этим справиться. Легко. У меня мощные средства воздействия. Нам нужно много костюмов и декораций для «Королевы фейри».

Я не мог сказать Салвейшену, что он не почти полное ничтожество, зря гуляющее по земле, каким я всегда его считал. Но я мог это подумать, и, возможно, он способен был это ощутить.

Синдж закончила копировать список и протянула копию своему брату. Джон Пружина изучил его, выпил, кивнул и покинул комнату. Синдж последовала за ним. Джон не был так сильно навеселе, как я думал, и был грамотнее, чем я считал.

Синдж вернулась и начала составлять еще одну копию.

— Когда он научился читать? — спросил я.

— Когда тебя здесь не было. Он медленно соображает, и у него проблемы с почерком, но он понимает, что грамотность — самое полезное искусство, каким ты можешь обладать в жизни.

— Что он будет делать с этим списком?

— Заставит своих людей вынюхивать там и сям.

— Ему нужно будет держаться осторожно, если остальные собираются заняться тем же самым.

— Окажи хоть кое-какое доверие тупой крысе, Гаррет. Он слышал, какова ситуация. Он будет осторожен — в случае того маловероятного развития событий, что кто-нибудь заметит крысочеловека.

Ой! Она снова была в плохом настроении. Но она была права.

— Понял. Теперь расскажи мне кое-что. Что ты все время пишешь? Вряд ли тебе требуется вести так много бухгалтерских книг.

— Я составляю записи обо всем, что с нами происходит.

Странно. Это смахивало на одну из тех истин, которые имеют не одно лицо. Смахивало на тщательно подготовленный ответ, который дождался на полке того момента, когда возникнет неизбежный вопрос.

Джон Салвейшен захихикал. Он кое-что знал.

Конечно же, знал. Последние несколько недель даже молодняк вроде Краш и Кайры знал больше меня обо всем на свете.

— Джон, насчет девушки, которая была тут прошлой ночью.

— Краш?

— Да. Она — хорошая девчушка.

Синдж издала пыхтящий звук, возможно, от неожиданности.

— Я уверен, что хорошая. А я был не на высоте.

Я продемонстрировал поднятые брови.

— Это так выбивает из седла. Все задают одни и те же глупые вопросы. И даже не могут членораздельно их выговорить, потому что ошеломлены встречей со знаменитостью. Я пытаюсь не забывать, что эти вопросы кажутся им уникальными. Но я не привык ко всему этому. И иногда теряю терпение.

Я вытаращил глаза.

— Что они сделали с моим другом Прилипалой? — спросил я Синдж.

Джон засмеялся.

— Люди меняются, когда под их ногами сдвигается земля, Гаррет. Я больше не Пилсудс Вилчик. И не Прилипала — хотя это очень отрицательно сказалось на Торнаде. Я теперь всецело Джон Салвейшен. Быть которым не всегда замечательно, хотя Джон Салвейшен — живая фантазия, которая каждую ночь убаюкивала Пилсудса Вилчика.

Все, что я смог бы сказать, это: «Ух ты!»

Но я придержал такую реплику при себе.

— Я что-нибудь сделаю, чтобы загладить случившееся перед Краш, — сказал Салвейшен.

Я просто превратился в доброго папочку.

Не успел я вымолвить ни слова, как Синдж издала некий звук.

Моя маленькая Адская Дыра была работящей девушкой с обширным опытом самостоятельной жизни.

— Я буду образцовым джентльменом, — пообещал Салвейшен.

Должно быть, у меня был скептический вид.

— Я сознаю, какая у нее подноготная, Гаррет. Хотя никогда об этом не упоминал. Если она притворяется леди, я притворюсь, что я — джентльмен.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org