Пользовательский поиск

Книга Позолоченные латунные кости. Содержание - 87

Кол-во голосов: 0

Вовремя.

Дин и Плеймет приносили чай и сандвичи.

Благодаря новому лекарству Плеймет выглядел лучше. Он улыбнулся без натянутости.

Я ел одной рукой, другой держа записки Джона Салвейшена. Прочитав, я передал их Синдж. Во время чтения та тоже хранила бесстрастное выражение лица.

— Есть что-то такое, о чем мне следует знать? — спросил Блок.

— По большей части просто множество разочарований. Плюс инструкции насчет пожеланий Салвейшена о том, что Синдж должна упомянуть в письме, которое он собирается отправить женщине так, чтобы та не поняла, от кого пришло письмо.

— Теперь он собирается ставить романтическую комедию?

Блок подозрительно посмотрел на меня. Он готов был надуться из-за моего вранья. Но я лишь муссировал правду.

— У меня есть предложение, — сказал я. — Проверьте вокруг вашего учреждения. Посмотрите, не покупает ли кто-нибудь множество костюмов.

— Мы уже проверяли. И собираемся разместить несколько патрульных в форме в соседнем районе.

— Тогда я испытываю облегчение. Наверное.

— Ты думал, что за всем этим стоим мы?

Нет. Но я и вправду хотел слегка отвлечься, а в заметках Джона Салвейшена упоминалось, что Стража нанимает костюмеров, чтобы шить форму для своих рядовых и сияющее обмундирование для командиров.

Я болтал.

Синдж демонстрировала ловкость рук. Несколько листов записок исчезли.

— Перестань быть неизменным обструкционистом и передай заметки генералу.

Она протянула бумаги мне, а я передал их Блоку.

— Генерал, — сказала Синдж, — пожалуйста, когда прочитаете, передайте Виндвокер.

Итак, записки двигались по кругу. И Блок проворчал:

— Вы это утаивали. Это выслеживание костюмов…

— Вас проинформировали, генерал, — заявила Синдж. — Ваша способность уяснять услышанное, возможно, была подмочена вашей решимостью истощить наши запасы крепких спиртных напитков.

Это замечание заставило меня захихикать. И оно вполне могло быть справедливым.

Я не мог припомнить, так ли все было.

— Итак, я слегка отстал от событий, — проворчал Блок.

Он встал и слегка размялся.

— Ничего, я нагоню.

Синдж сделала жест, и я повел генерала к двери.

— Как так получается, что вы всегда выходите в одиночку? — спросил я. — Вы должны спотыкаться о сопровождающих.

— Когда я выхожу один, я иду куда хочу, и вижу то, что хочу увидеть.

— Проклятье. Я не думал об этом с такой точки зрения. Что ж, идите, отшлепайте нескольких плохих парней.

Я закрыл дверь и поспешил обратно в кабинет Синдж.

— Морли. Ты улучил шанс?.. Хм. — Неудивительно, что некоторое время он не проронил ни слова.

Морли крепко спал.

— Хорошо, Синдж. Давай займемся делом. Страфа, мы попридержали пару вещей. Я бы хотел, чтобы ты сперва на них взглянула.

В записках, которые не увидел Блок, упоминались люди, заказавшие то, что могло быть частью полуночного шоу на дороге.

Женщина, называвшая себя Констанс Алгарда, приняла доставленные семь сотен ярдов грубой серой шерстяной ткани и десяток хорошо выдержанных бревен из брасера в двенадцать футов длиной. Брасер — это легкое тропическое дерево, которое ценится за то, что его легко обрабатывать.

Женщина помладше, называющая себя Кеванс Алгарда, заказала две пары высоких сексапильных сапог из черной кожи у сапожника, имеющего деловые связи с портным, специализирующимся на фетишах. Упомянутый сапожник считал, что та же самая женщина — постоянная клиентка ближайшего изготовителя париков. Сапожник приходил в поэтическое настроение, говоря о сложении женщины по фамилии Алгарда.

Человек, заявивший, что он — Барат Алгарда, заплатил в каждом случае за все добро. И ни в одном из случаев добро не доставлялось покупателям, они сами его забирали. Эти люди сами перевозили свои покупки.

Джон Салвейшен совершил чудеса, просто будучи Джоном Салвейшеном.

— Это невозможно, — сказала Страфа.

— Согласен.

— И я согласна, — сказала Синдж. — Вот почему я спрятала заметки. Как и попросил Гаррет.

— Эту часть ты должна взять на себя, — обратился я к Страфе. — И тебе нужно поспешить. Блок и Релвей будут из кожи вон лезть из-за такого. Это даст им фору перед хлопотунами из дворца и с Холма.

Только Плоскомордый уже обошел магазинчики, обслуживающие театры, раньше, чем их обошел Салвейшен.

— Я начну с Барата. Я не знаю, откуда он взял деньги, но если это он…

Страфа крутнулась, повернувшись к кухне и к лестнице, вместо того, чтобы повернуться к передней двери.

Я посмотрел на Синдж.

— Я не верю, что эти трое те, за кого себя выдают, — сказала она. — Ну, может, еще старая женщина… Нам нужно вести себя осторожно.

— Думаешь, Теневая Пращница подставит свою плоть и кровь?

— Большинство из монстров Холма подставили бы. Меня заботит, как бы нас не привлекли за соучастие.

— О.

Может, я выбрал совершенно неправильное время, чтобы связаться с Виндвокер.

— Плохо, что она — единственная, кто может отсюда выбраться, — сказала Синдж. — Кто-то должен забрать рисунки, чтобы показать сапожнику, изготовителю париков и продавцу фетишей.

Все страшнее и страшнее.

— Тебе следовало подумать об этом прежде, чем она ушла.

— Я поговорю с ней, когда она вернется.

87

Плеймет прислонился к дверному косяку.

— Дин говорит — жрать подано. Вы, люди — первые.

Мы с Синдж немедленно очутились на ногах и ринулись вон из кабинета.

Она сказала:

— Ты должен его разбудить!

Морли не отозвался на упоминание о еде, хотя в последнее время наверстывал упущенное.

— Я разбужу его, когда вернемся.

Мы оставили Плеймета расставлять складные столики.

Дин занялся реорганизацией. Кухонный стол был накрыт для посетителей, которые могли заглянуть, схватить тарелку и ложку с вилкой, обойти стол, беря еду из мисок и чаш, а потом ухватить уже налитую кружку пива или чашку чая и уйти.

Плеймет придерживал дверь, потому что нам не хватало свободных рук.

Синдж снова предложила мне разбудить Морли.

— Мы должны начать приучать его к нормальному распорядку дня.

Я поставил свои горы жареных цыплят, чтобы остудить, и взялся за лучшего друга.

— Не превращай это в страсти Господни, Гаррет. Ты же видишь, он не собирается просыпаться. Давай, ешь.

Плеймет появился с кувшином, когда я сжевал первую куриную ножку. Потом он пересек прихожую, чтобы собрать там толпу. Доллар Дэн, слизывая с усиков жир, вышел из дверей и двинулся в переднюю часть дома.

Пенни и Птица бурно радовались ужину. Я так и знал, что Птица не очень хорошо питается.

Доллар Дэн снова появился с Джоном Пружиной.

— Ты как раз к ужину, — угрожающе сказала Синдж.

— Не в этот раз, сестра. Я съел вкусный сырный пирог, прежде чем сюда отправился. Я могу позволить себе сам покупать себе еду, ты же знаешь.

Синдж ела в основном овощи. Она атаковала печеный батат, не извинившись ни перед братом, ни перед бататом.

— Хорошие новости? — спросил я с набитым ртом.

— Плохие новости — это хорошо. Мы засекли три места, которые пахнут смертью и химикалиями. Два из них очень похожи на склад в Эльф-тауне, особенно своим местоположением.

Они приблизительно описал адреса.

— Ни один из них не находится в человеческом квартале.

— Именно. Хотя теперь, когда столько гномов вернулись в горы, эти кварталы стали по большей части человеческими. Но все тамошние люди — иностранцы, которые ни слова не говорят по-карентийски.

— Чудесно. Чудесно. А что насчет третьего места?

— Оно другое. Там тоже пахнет смертью и химикалиями, но не так сильно. Вонь человеческого безумия и ужаса подавляет все остальное.

— Где оно?

— В Высадке. В еще одном заброшенном складе. Мои люди не смогли подобраться ближе. Там расставлены охранники.

— У нас кое-что наклевывается, Синдж! — сказал я.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org